Агония мультикультурализма: мигрантов в Европе все чаще сравнивают с оккупантами

Политика «апартеида наоборот» все чаще вызывает недовольство в Европе даже на уровне руководителей стран

Термин «мультикультурализм» появился в Канаде в 60-х гг. ХХ в. для обозначения состояния этнокультурного, расового, религиозного разнообразия населения страны. Официально он был признан в 1971 г. Модель мультикультурализма предполагает легитимацию различных форм культурной инаковости, которая лаконично выражена в формуле «интеграция без ассимиляции». Это подразумевает, что в границах одного государства сосуществуют различные этнокультурные, конфессиональные и т.д. образования, имеющие право на публичную репрезентацию и сохранение своих особенных черт, образа жизни, продиктованного культурной спецификой, а также это способ контроля и регуляции мультикультурной мозаики посредством социальных механизмов.

Мультикультурализм является одним из аспектов толерантности, заключающийся в требовании параллельного сосуществования культур в целях их взаимного проникновения, обогащения и развития в общечеловеческом русле массовой культуры.

В СССР – стране, объединявшей очень разные народы с непохожими культурами, этот термин не употреблялся. Вместо него было понятие «дружбы народов».

В наши дни идея мультикультурализма выдвигается главным образом в высокоразвитых обществах Европы. Но в отличие от Канады, европейские государства в большинстве своём моноэтничны. А потому в современной Европе мультикультурализм предполагает, прежде всего, включение в её культурное поле элементов культур иммигрантов из стран «третьего мира» (в том числе из бывших колоний европейских стран). Массовая иммиграция в Европу из стран Африки и Азии началась в 60-е годы прошлого века.

В 2005 году произошли погромы в Париже, продемонстрировавшие пагубность толерантной европейской иммиграционной политики. Для нас это удивительно, но в ответ на это, коренное население Франции не организовало ни своей «манежки», ни хотя бы мирного «Французского марша». Причина лежит в европейском воспитании толерантности (мечте российских либералов), и европейской вере во всесилие закона, который оказался в затруднительном положении, и институты правозащиты, для которых интересы иммигрантов оказались на первом месте.

Но погромами иммигранты не ограничились. Наиболее продвинутые из них начали предъявлять политические требования.

В 2009 году Европейский суд по правам человека рассмотрел дело о распятиях в школах в связи с жалобой итальянской гражданки финского происхождения Соиле Лаутси, которая в 2002 году потребовала у администрации государственной школы в городе Абано Терме близ Падуи убрать распятия из классов, где обучались двое ее детей. Правительство Италии должно было выплатить ей компенсацию в 5 тыс. евро за якобы причиненный моральный ущерб. Но позже Конституционный Суд Рима признал, что в деле присутствия христианских символов в общественных местах приоритетным является все же итальянское право, а не правовая система Совета Европы.

Этой осенью группа адвокатов в Швейцарии, состоящая из мусульман, потребовала сменить «нетолерантный» флаг страны, в которую они переехали. Белый крест, оказалось, оскорбляет чувства альтернативно верующих и ассоциируется с крестовыми походами. Взамен турецкие и албанские мигранты (их в Швейцарии около 400 тысяч при 7-миллионном населении) предложили флаг Гельветической республики, который был в кантонах государственным… целых 5 лет, во время оккупации Швейцарии наполеоновской Францией на рубеже XVIII-XIX веков. Первым предложил убрать крест с швейцарского флага вице-президент ассоциации иммигрантов Secondos Plus Ивица Петрушич. «Крест не подходит сегодняшней мультикультурной Швейцарии», –объявил эмигрант из бывшей Югославии. Идея Петрушича нашла широкую поддержку среди швейцарских иммигрантов, большинство из которых –не беженцы из Северной Африки, а переселенцы из «благополучной» Турции и мусульмане с территорий бывшей Югославии. Самим выбором флага сторонники «легального джихада» сделали недвусмысленное заявление о своей роли в приютившей их стране. Ведь Гельветическая республика была создана оккупационными властями наполеоновской Франции… С 1798 по 1803 годы кантоны были лишены суверенитета, и на территории страны началась гражданская война, которая привела к свержению республиканского правительства и возврату кантонам их суверенных прав, а Швейцарии –статуса федерации. Среди обещаний французского оккупационного правительства была и свобода вероисповедания…

Но в погоне за достижениями толерантности представителям диаспор пришлых народов явно далеко до властей некоторых европейских стран. Правительство Великобритании начало централизованный учёт тех детей, которые подозреваются в расизме и гомофобии. Фактически в эту базу данных могут попасть дети, едва научившиеся говорить. Например, если детишки во время игр и драк обзывают друг друга «пи-р» или «петух гамбургский», няни обязаны сообщать об этом властям. Бедные дети не подозревают, что употребляя эти «плохие» слова, они попадают на заметку властей. Бдительные няни, судя по всему, стараются друг перед другом. В базу данных о «подозрительных» детях внесено уже более 30 000 детей начиная с трёхлетнего возраста.

Такой тотальный контроль не снился и жителям стран с тоталитарными режимами. И это после известных погромов в Лондоне.

А до этого в 2008 году Национальное управление по делам детей Великобритании издало специальную инструкцию по внедрению толерантности в детских садах. 366-страничный документ предписывает воспитателям следить за лексикой и поступками детей с тем, чтобы не дать «укорениться предрассудкам», связанным с «потенциально расистским» отношением к представителям других культур.

В Америке ситуация не лучше. Например, в Вашингтоне рядом с Конгрессом США каждый год в начале декабря устанавливается «праздничное дерево». Именно так, отдавая дань политкорректности, теперь называют Рождественскую елку. По тем же соображениям вместо фразы «С Рождеством!» теперь предпочитают произносить неопределенное: «Поздравляем с праздником!» Иначе, как национально-культурным самоубийством такое не назовёшь.

Таким образом, хорошо видно, что европейская политика мультикультурализма и толерантности похоже на игру в одни ворота, когда интересы мигрантов ставятся выше интересов коренного населения, затравленного ярлыком «нацизм» и пугающим чучелом Гитлера. Происходит превращение мононациональных европейских государств в многонациональные. Вот только коренная нация оказывается в положении не только принимающей стороны, но и уступающей, и постепенно вымирающей. Границы гражданских прав и свобод различных этнических групп населения смешиваются в первобытном хаосе. Попытка построения утопического сверхгуманного общества оборачивается погромами со стороны мигрантов и диктатурой для коренного населения, т.е. апартеидом наоборот.

Но, всё же, разочарование в такой политике медленно, но нарастает. Президент Франции Николя Саркози заявил 10 февраля 2011 года, что политика мультикультурализма провалилась. Об этом он сказал после аналогичных выступлений премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона и канцлера Германии Ангелы Меркель.

Всё большей популярностью пользуются правые партии. В Швейцарии недавно было запрещено строительство минаретов. Во Франции 11 апреля этого года вступил в силу запрет на публичное ношение хиджаба – мусульманского женского головного убора. Президент Николя Саркози назвал хиджаб «символом порабощения и унижения», а французский министр по делам иммиграции Эрик Бессон, не стесняясь в выражениях, объявил такое одеяние «ходячим гробом». Глава ультраправой партии «Национальный фронт» Марин Ле Пен (дочь основателя партии Жан-Мари Ле Пена) вызвала волну поддержки, сравнив молящихся на улицах мусульман с нацистской оккупацией Франции.

Сверхгуманизм вместо мира и благоденствия вызвал напряжённость и бурление. Как избыток сладостей приводит к горечи, а ярчайший свет к ослеплению. «Ибо когда будут говорить: вот, мир и безопасность, тогда их внезапно настигнет погибель». (Мф.24:38-39).

Европейская утопия мультикультурализма подошла к своему историческому концу. Урок её состоит в том, что нельзя в собственный дом бесконечно пускать культурно чуждых иммигрантов. Иначе можно оказаться самим выдавленным из окна по причине критического переполнения жилплощади. А какой разумный человек захочет добровольно отдать свой дом прохожим с улицы? В последнее время европейцы были похожи именно на таких вот странных людей. Но всё имеет конец, и есть надежда, что разум восторжествует.

Станислав Крутиков

специально для «Народного Собора»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.