Академики в океане

Россия начала возрождение научного флота.


«FLIP» («Floating Instrument Platform») уникальное судно в мире
судно-буй

Государство нашло деньги на масштабные экспедиции и давно назревшие ремонты. Но главное – началось строительство научных кораблей нового поколения. Сможет ли РФ вернуть титул первой научной державы в Мировом океане?

Китаец Пётр Антропов

СССР построил уникальный по любым меркам научный флот. Такого количества исследовательских кораблей близко не было ни у одной другой страны. Изучали рельеф океана и течения, устраивали кругосветки и экспедиции к полюсам, поисковые суда разведывали мировые запасы рыбы. Были и формально научные, а на деле&nbnbsp;– оборонные корабли-красавцы службы космических наблюдений. СССР официально сообщал о 14 судах атлантической группы космического флота. В действительности их было 35.

Что касается чистой науки, гордостью Академии наук стала построенная в 1960–1980 гг. серия из 10 громадных кораблей-академиков («Курчатов», «Вернадский», «Иоффе» и т.д.) водоизмещением до 9 тыс. тонн. На советскую Гидрометеослужбу работали семь судов 4000-тонной серии «Пассат». Метеорологи гордились, что их корабли лидируют среди всего огромного советского флота по числу дней, проведённых в море. При этом они работали вдали от мировых судоходных трасс, с малым числом заходов в порты, гонялись за штормами и ураганами.

В общей сложности СССР построил более тысячи научных судов, России в 1991 г. перешли 293 корабля. Из них 25 океанических гигантов. Но подавляющая часть флота списана, перепрофилирована или продана за рубеж. Например, в 1995 г. сбыли в Китай практически новый научный корабль «Геолог Пётр Антропов».Теперь он называется «Даян-1» и приписан к порту Циндао. Этот корабль совершил первую китайскую 300-дневную кругосветную научную экспедицию. Также в 2005 г. решением правительства отправился в Индию огромный научный корабль «Космонавт Георгий Добровольский» водоизмещением под 9 тыс. тонн. Он мог принять команду в 60 человек плюс 77 научных сотрудников. Индусы не нашли кораблю применения – распилили на лом.

Уплыл в Сингапур геофизический теплоход «Академик Губкин», построенный в 1987 г. в серии из 9 судов для Министерства газовой промышленности. Он переименован в «Зефир-1» и работает на норвежцев. Его братьев-близнецов, «Академика Сельского» и «Академика Крепса» тоже отправили батрачить в Северное море, судьба оставшихся шести судов серии неизвестна. Скорее всего, распилены. Повезло разве что брату «Добровольского» научному кораблю «Космонавт Виктор Пацаев» водоизмещением 9,18 тыс. тонн. В 2001 г. после 22 лет службы его отшвартовали в Калининград, где корабль встал на прикол рядом с научным судном «Витязь» и ледоколом «Красин». «Виктор Пацаев» стал частью уникального Музея Мирового океана.

В общем, за последние 20 лет в РФ построили только 10 научных судов, да и то сплошь маломерные. В результате у нас осталось 80 кораблей, приписанных к РАН, Гидрометцентру и Росрыболовству. У Минприроды десяток судов, у синоптиков – 21, у Академии наук осталось 30, ещё 15 – у Росрыболовства, которое недавно отошло Минсельхозу. Далеко не все корабли используют по назначению. Например, приписанное к порту Находка геофизическое судно для исследования шельфа «Геолог Приморья» Минприроды тихой сапой передало коммерческой компании, которая до 2011 г. использовала его для перевозки подержанных автомобилей из Японии. Научное оборудование на корабле разобрали. Принадлежащее Росгидромету НИС «Профессор Молчанов» с припиской в Мурманске переделали под круизный лайнер и 14 лет возили на нём туристов в Арктику.

Туры к полюсам

Расклад тут простой. По данным экспертов, для планового ремонта судов одному только Институту океанологии РАН (крупнейшему научному судовладельцу РФ) требуется 850 млн. руб. в год. С 1999 по 2009 г. реальное финансирование едва достигало пятой части этой суммы. Вот институт и начал крутиться, сдавал корабли в аренду. Результат непрофильной работы такой. «Судно «Профессор Визе» продано Турции для перевозки пассажиров, – говорит научный сотрудник Арктического и Антарктического НИИ Виктор Карасёв. –Исследовательские суда «Академик Шокальский» и «Профессор Мультановский» арендованы для бизнеса – перевозки туристов. Да и ледокольный флот, например, «Капитан Границын» зарабатывает деньги на турах к полюсам. Чисто научный корабль «Полярный Пионер» доставляет полярников на антарктические станции, ни о какой гидрологии и океанологии речи нет. В марте я был в Антарктике – этот корабль арендовала австралийская фирма, которая подбирала туристов. Возможно, экипаж судов это устраивает, науку – нет».

В конечном счёте Россия слетела с первого места в мире по численности крупнотоннажного научного флота. Впереди планеты, как ни странно, вовсе не КНР. Китай сосредоточился на строительстве подлодок и авианосцев, наукой в океане почти не занимается. Зато США перехватили эстафету СССР. Между прочим, в этой стране к научному флоту относятся с огромным уважением. Достаточно сказать, что все пять американских космических шаттла – «Дискавери», «Эндевор», «Атлантис» и др. – названы в честь научно-исследовательских кораблей 1930–1950 годов. С 2007 г. Северная Америка начала резко обновлять научный флот. Цель – уменьшить средний возраст судов с 41 года до 20. Для этого по заказу Национального управления по вопросам океана и атмосферы строят по 3–4 новых корабля в год.

«В СССР делали упор на использование крупнотоннажных научных судов с большим штатом сотрудников, выполняющих комплексные исследования огромных районов Мирового океана. Они шли в длительные рейсы, до 150 суток. Тогда как в США с конца 1940-х годов исследовательский флот состоял из переоборудованных базовых тральщиков. Автономность была не более 30 суток, научный состав – 7–10 человек», – говорит генеральный конструктор судостроительного концерна «Агат» Георгий Анцев.

В наши дни США постепенно подтянулись к советскому научному уровню. Сейчас типичные характеристики их исследовательского судна: водоизмещение – 2,5–3,5 тыс. т, автономность – до 60 суток, экипаж – 20–25 человек. При этом на кораблях стоит отличное оборудование, работает множество лабораторий. Заодно научные флоты постепенно пополняют Канада, Норвегия и Британия. Даже Германия, у которой после Второй мировой не было ни серьёзного флота, ни амбиций в Мировом океане, и та нашла средства на строительство нескольких научных посудин.

Что у нас? Научный флот у РФ старый. Если соблюдать нормы, заложенные при строительстве судов, к 2015 г. пришлось бы списать 75 кораблей из 80, к 2020 г. осталось бы всего два научных судна. Это гидрографический электроход «Виктор Фалеев» водоизмещением 1 тыс. т, спущенный на воду на Восточной верфи во Владивостоке три года назад. Плюс новый флагман Росгидромета «Академик Трёшников», который сошёл со стапелей Петербурга в позапрошлом году.

Конечно, старые суда латают, но до недавнего времени дела шли вяло. Особый позор – исследовательский корабль «Академик Борис Петров», принадлежащий Институту геохимии РАН. 10 лет на него тратили почти все средства, которые РАН получала из федерального бюджета на поддержку научного флота. Результат: «Академик Петров» по-прежнему в плачевном состоянии, корпус ржавый, непригоден для выхода в море.

Хорошо хоть, что в прошлом году закончили затянувшийся ремонт судна «Профессор Хлюстин». Корабль, долго работавший под крылом Морской госакадемии на Дальнем Востоке, затем перебазировавшийся в Арктический регион, неофициально называют «арктический плавучий университет». Он стал экспедиционной базой Русского географического общества.

В общем, дела двинулись. Например, не простаивает СКИ (Служба космических исследований). В Мировом океане на неё по-прежнему трудятся 11 кораблей. Но в целом мотором стал нефтегаз, рванувший на освоение Дальневосточного шельфа и северных энергетических рубежей. Например, Дальневосточный научный флот оживили сахалинские нефтегазовые проекты. Пока в нём 10 судов, но строятся три новых. Группировке Северного флота РАН повезло с проектами на Ямале. Там до сих пор в строю спущенное на воду в 1978 г. научное судно «Академик Штокман». Это собственность знаменитого Института океанологии РАН им. П. Ширшова. Название судна оказалось пророческим: когда пошло освоение одного из крупнейших в мире Штокмановского газового месторождения в Баренцевом море, «Академик Штокман» очень пригодился.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.