Албазин – амурская твердыня русского духа

Мало кто знает, что тогда, в далеком семнадцатом веке, на окраинах крепнущей Русской Державы у маленькой крепости Албазин, решалось будущее всего русского Дальнего Востока

Постоянные пограничные конфликты между русскими поселенцами и маньчжурами в середине 17 века обозначили назревающий конфликт двух цивилизаций – Циньской Империи и Московского Царства.

Ключевую роль в территориальных спорах играл Албазин, небольшой острог на берегу Амура, основанный 1651 г. Ерофеем Хабаровым. Он был костью в горле у маньчжуров, испокон веков считавших эту землю своей и безнаказанно грабивших доселе беззащитных русских поселенцев. В 1683 г. правители Китая, стремясь вытеснить русских из Амурского региона, начали против них военные действия в районе рек Зеи и Сунгари. В 1685 г. двухтысячный китайский отряд подступил к Албазину, гарнизон которого (около 400 человек) во главе с воеводой А. Толбузиным после недолгого сопротивления сдался на условии свободного выхода. Причиной столь быстрой капитуляции, по всей видимости, послужила неготовность русских к длительной осаде. По некоторым данным, гарнизон имел всего 4 ядра на три пушки.

Часть гарнизона (около 50 человек) оказалась в китайском плену. Согласно преданиям, хранимым потомками албазинцев до настоящего времени, это были семьи Яковлевых, Дубининых и Романовых. Император выделил русским казакам землю около Пекина и составил из них роту своей личной гвардии, что говорит о высокой оценке им боевых качеств русских воинов. Несмотря на смешанные браки с китайцами албазинцы до сих пор сохраняют православную веру, а некоторые помнят и русский язык.

Китайцы, впрочем, праздновали победу не долго: как только они, разрушив городок, ушли, отряд Толбузина, пополнив свои ряды и запасы припасов, вернулся из Нерчинска и отстроил Албазин заново.

Поставить точку в этой борьбе китайский император Канси решил весной 1686 года, снарядив армию, насчитывавшую восемь тысяч солдат при 40 голландских пушках с прислугой. Всей этой военной махине противостоял гарнизон всего в 826 человек при 12 пушках. Первый же штурм, предпринятый циньцами с ходу был отбит с потерями для осаждавших. Началась кровавая эпопея, которой суждено было войти в историю как оборона Албазина.

Маньчжуры предложили защитникам острога сдаться. Ответ защитников Албазина был единодушным: "Един за единого, голова в голову, а назад де без указа не уйдем".

Русским гарнизоном командовал Алексей Толбузин, а после его гибели от пушечного ядра – Афанасий Бейтон, крещенный немец на русской службе. Маньчжуры хотели покончить с албазинцами до наступления холодов, каждый день оголтело бросаясь на штурм русской твердыни. Албазинцы отражали одну атаку за другой, днём и ночью, отвечая на бешеную ярость маньчжуров дерзкими вылазками. Во время одной такой ночной контратаки нашими казаками была полностью вырезан личный состав голландской батареи, из-за чего китайцы лишились своего главного козыря — тяжёлой артиллерии, с помощью который они могли простреливать всю крепость, а осаждённые были вынуждены прятаться в подземных укрытиях.

1 сентября маньчжуры предприняли новый решительный штурм крепости, который, вновь закончился для них неудачей. Они попытались взорвать крепостной вал, начав сооружать для этих целей сапу, но казаки устроили вылазку и взорвали подкоп вместе с вражескими саперами.

В октябре 1686 года начался последний и самый ожесточенный штурм Албазина. Генерал Лантань получил подкрепления и бросил на приступ 10 тысяч человек. Маньчжуры соорудили два дровяных штурмовых вала, пропитанных смолой, которые хотели подвести под стены крепости, и поджечь. Но казаки опять устроили вылазку, один вал сожгли, а второй взорвали. Тогда маньчжуры попытались завалить из катапульт крепостной вал деревянными плахами, но неудачно. А дрова оказались весьма кстати для осажденных, которые топили этими плахами печи всю последующую зиму. В этом штурме китайцы потеряли больше 1500 человек.

Наступила страшная таёжная зима, защитники крепости имели вдоволь провианта, но страдали от цинги. К концу года более сотни русских воинов погибло в бою и около 500 человек умерло от цинги. В крепости осталось всего 150 защитников, но все предложения о сдаче гордо отклонялись. Албазин стоял насмерть, возвышаясь над Амуром несокрушимой твердыней русского духа, о которую волна за волной разбивались все усилия китайцев.

Вскоре и в лагере осаждавших начался сначала голод, а потом и мор. «Русские, вы передохнете с голоду!» – кричали маньчжуры непоколебимым сидельцам. В ответ на издевательства, Бейтон приказал испечь кулич, который был отправлен в китайский лагерь 27 марта, на Пасху.

Русский дух победил. Потеряв более трети войск во время безуспешных штурмов и голодной зимы, маньчжуры были вынуждены весной снять осаду и отойти сначала на 4 версты, а затем, в августе 1687 года и вовсе убрались восвояси. К тому времени, из 826 человек в Албазине в живых осталось не более сотни…

Отступление китайского войска было вызвано и прибытием в Нерчинск русского посла А.Ф. Головина с вооруженным отрядом в 2 тыс. человек. Император Канси прислал в Нерчинск своих послов в сопровождении 15 тыс. отряда. Интересно, что переговоры велись на латинском языке через иезуитов. Русское посольство не хотело поначалу уступать, но маньчжуры стали возмущать против русских бурятов и онокотов, осадили Нерчинск и стали грозить возобновлением военных действий. Понимая, что сил для войны с Китаем у России на Дальнем Востоке недостаточно, русский дипломат заключил с китайцами в Нерчинске хоть и тяжёлый, но необходимый мирный договор. Русское государство вынуждено было пойти на большие территориальные уступки, оставить Амур по всему течению. Границей были определены р. Горбица, впадающая в р. Шилка, р. Аргун oт истока до устья и Яблоновый хребет до Охотского моря. Сам же Албазин подлежал «разорению до основания», при этом представители цинского двора дали устное «клятвенное обязательство не заселять албазинские земли», что явилось достигнутым российской стороной завуалированным ограничением суверенитета Китая на левом берегу Амура. Эта важная оговорка, добытая, в том числе, упорной обороной Албазина, позволила России спустя два века вернуться на эти земли. В 1858 году граф Н.Н. Муравьев-Амурский подписал с Китаем Айгунский договор, согласно которому Приамурье возвращалось в состав Российской Империи.

Так, мужеством своих воинов русские отстояли своё право на Дальний Восток, не устрашась могущественного восточного соседа. Победа, определившая судьбу огромного пространства, была победой великого Русского Духа. Того Духа, что останавливал полчища врагов на всех направлениях в самые сложные времена нашей Родины. И пока мы помним, этот Дух живет в нас, а значит, враг будет остановлен и сегодня!

Александр Засадный

Специально для Движения «Народный Собор»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.