Беспредел в законе

Писатель Александр Тутов и журналист Анатолий Беднов – о ювенальной юстиции, новом законопроекте о культуре и вступлении в ВТО.

Ювенальное горе

Анатолий Беднов:– Госдума готовится принять закон о ювенальной юстиции. Казалось бы, в России есть инспекция по делам несовершеннолетних, уполномоченные по правам ребенка, подразделения прокуратуры, занимающееся защитой прав детей, общественные организации. А теперь решили создать еще одну структуру…

Александр Тутов:– Основная проблема в том, что даются слишком большие права органам опеки, которые превращаются чуть ли не в спецслужбу. Они могут собирать любую информацию о семье, вмешиваться в частную жизнь, устраивать любые проверки, решать, за что можно забирать детей из семьи. Ведь закон позволяет очень широкое толкование. Например, если метраж квартиры слишком маленький…

Анатолий Беднов:– Или семья живет в ветхом, аварийном доме. Виновата, оказывается, не мэрия, которая не может расселить жильцов, не управляющая компания, ничего не предпринимающая для капремонта здания, а сами родители, которые не могут приобрести квартиру с требуемой жилплощадью.

Александр Тутов:– Или если подушевой заработок недостаточный. Любая жалоба детей будет восприниматься серьезно: например, родители не дают ребенку сидеть за компьютером по вечерам…

Детей, конечно, бить нехорошо, но если мать или отец в сердцах дали подзатыльник за дело, это могут рассматривать как насилие над ребенком.

А прежде всего пострадают бедные семьи. Бедным стать несложно: взял кредит, вылетел с работы, долги наросли – и всё, ты обеднел. Но могут отбирать детей и у богатых…

Анатолий Беднов:– Да, могут шантажировать их, например, чтобы отнять бизнес. «Кошмарили» с помощью налоговой службы, полиции, разных проверяющих инстанций, а теперь еще задействуют органы опеки. Уже шантажируют правозащитников, угрожая забрать детей, если не прекратят своей деятельности.

Александр Тутов:– Сегодня, когда на Западе заинтересованность в детях большая, нельзя гарантировать, что работники органов опеки и сотрудники детских домов не поддадутся соблазну. Существует даже такса на черном рынке: 50 тысяч долларов за ребенка.

После легализации однополых браков в США большой интерес к детям проявляют и гомосексуальные пары. Проводятся семинары, есть масса литературы о том, как такой паре усыновить ребенка. И я не исключаю, что отбор детей из семей будет производиться именно для этой публики.

Конечно, защищать детей надо. Но это должно быть чётко прописано в законе, как, например, на Украине, где в законодательстве есть понятие «криминальные семьи». И должна быть четкая градация, что это такое (хронические алкоголики и т.д.), серьезные основания, чтобы забрать ребенка из такой семьи.

Не должно быть произвольных толкований закона. Был уже случай с ветераном боевых действий, воевавшим в Афганистане и Таджикистане, который жил с тремя детьми в коммуналке, и у него, на основании того, что в квартире тесно, собирались забрать детей. К счастью, это не удалось сделать, разразился скандал.

Анатолий Беднов:– Известен случай, когда едва не забрали детей из семьи священника.

Александр Тутов:– Любая церковь будет защищать детей, и любой нормальный отец, мать. Плох тот родитель, который не заботится о ребенке. Но сегодня идёт обработка детей с целью сделать из них «стукачей». В одной из архангельских школ установили ящик, куда можно опускать жалобы на своих родителей и учителей.

Я не говорю, что нет проблем с учителями. Но если вдруг кто-то не захочет писать контрольную или сдавать экзамен, и для этого напишет жалобу на учителя…

Анатолий Беднов:– Напоминает ситуацию двадцатых годов, когда в школах царила анархия, учителей ни в грош не ставили, строчили на них доносы, часто политические. Или «культурную революцию» в Китае, где хунвейбины «перевоспитывали» педагогов. В гитлеровской Германии тоже терроризировали неугодных властям преподавателей с помощью юнцов из «гитлерюгенда». На этом фоне даже история Павлика Морозова выглядит почти идиллией (напомню, что отец пионера бросил семью, то есть фактически отцом уже не являлся). А здесь будут поощрять доносы на достойных родителей по любому пустяку: не пустили чадо на дискотеку, запретили делать пирсинг, татуировку, читать «Плейбой», не купили дорогую игрушку…

Беременный мужик

Александр Тутов:– Выстраивается целая череда законов: о ювенальной юстиции, так называемый «закон о гендере», где говорится о «социальных полах». Если упрощенно, то это о мужчинах, считающих себя женщинами, и о женщинах, считающих себя мужчинами. Мы и с точки зрения наших моральных принципов не можем положительно к этому относиться. А ещё здесь такая собака зарыта: если, например, женщину не приняли на работу, она может подать в суд на работодателя и обвинить его в дискриминации по половому признаку.

Анатолий Беднов:– Это еще цветочки! Ягодки в том, что работодатель должен сам доказывать, что он «не верблюд» и «гендерного» закона не нарушал. Тем самым отрицается краеугольный принцип презумпции невиновности. Такое попрание норм права из «идейных» побуждений уже было в нашей истории.

Александр Тутов:– Это может породить массу сложностей. А ещё такое «уравнивание в правах» мужчины и женщины приведет к тому, что для женщин не будет существовать многих преимуществ, например, ограничений по работе на вредных, тяжелых производствах, а на пенсию они будут выходить одновременно с мужчинами. Таким образом, идет подготовка к пенсионной реформе. Неужели женщины хотят такого «равноправия» с мужчинами?

Лишая мужчин права быть сильной половиной, мы превращаем их в бесполые существа. И женщин тоже. Это страшно, потому что такие существа постепенно теряют интерес друг к другу. А у нас и так демографическая ситуация тяжелая. Можно сказать, что под фундамент общества закладывается страшная бомба, психогенетическая.

Анатолий Беднов:– «Социальный пол» – это штучка будет посильнее «арийской физики» и «марксистско-ленинской математики». Особо продвинутые защитники прав сексуальных меньшинств доказывают, что полов аж целых пять – и не на Тау Кита, а на земном шаре, в России. Кстати, как там насчет отпусков по беременности для мужчин?

Всё это было бы смешно, но на самом деле страшно: идет разрушение всего традиционного, что осталось в нашем мире.

Среди дерьма вы все поэты

Анатолий Беднов:– А есть еще проект закона о культуре, который, уравнивает в правах традиционную культуру и так называемые «субкультуры». То есть поэзию Пушкина и надписи на заборах, православные песнопения и свистопляску очередных «пуссей» в православном храме, полотна великих мастеров и похабный рисунок на мосту.

Александр Тутов:– Получается, что, при желании расширить творческий потенциал, этот проект закона превращает культуру, искусство, творчество в ширпотреб. Выходит, что не надо быть талантливым…

Анатолий Беднов:– Да не только талантливым, даровитым, не обязательно быть профессионалом, не нужно владеть даже азами творческого мастерства…

Александр Тутов:– И любое твое самовыражение, «самовыделение» будет считаться «творческим актом». Недаром у нас появились «художники», которые ходят голыми по улицам, занимаются сексом в Ботаническом саду.

Написал книжку матом – тоже, якобы, «литература». Или бомж, написавший в подъезде – уже художник. Любое объединение наркоманов или педофилов будет считаться нормальным. Хотя в этом законе и пытаются говорить о традиционных ценностях, но, разрешая все это, авторы законопроекта сами же эти ценности и разрушают. Так свобода превращается во вседозволенность.

Если будет размыто само понятие «культура», пропадет интерес к ней: зачем читать книги писателей, которые не умеют писать. А тем, кто умеет, будет стыдно говорить «я – писатель», если любой сочинитель матерных частушек – поэт, любой автор порнографического рассказа – прозаик…

Надо учесть, что Россия – государство с определенными историческими концепциями и традициями. И традиционная культура должна пользоваться преимуществами. Я против политической цензуры, но нравственная цензура должна быть. Известный актер и режиссер Николай Бурляев на последнем съезде «Народного Собора» замечательно сказал: врачи дают клятву Гиппократа, где есть принцип «не навреди», а почему работники культуры не дают такой клятвы? Ведь вред от воздействия бескультурья на психику бывает гораздо больше, чем даже врачебная ошибка. И работник культуры должен нести моральную ответственность. Если ему не нравится политика правительства, и он говорит об этом открыто, это нормально. Но если он пропагандирует садизм, педофилию, другие нетрадиционные сексуальные отношения, за это надо наказывать.

Закон о культуре должен защищать, поддерживать культуру настоящую.

Анатолий Беднов:– Возвращаюсь к недавней скандальной выходке в храме Христа Спасителя. Некоторые преподносят это кощунство как акт художественного самовыражения, гражданский протест. Но попробовали бы они устроить такое «шоу» в мечети. Сомневаюсь, что успели бы унести ноги. А если бы рискнули учинить что-либо подобное в синагоге, то схлопотали бы срок за национал-экстремизм. И наша либеральная общественность заклеймила бы их как антисемиток. Кстати, даже в СССР их подвергли бы уголовному преследованию. Тогда была статья, каравшая за воспрепятствование отправлению религиозного обряда.

А что касается принципа «не навреди» – навредили, еще как! Именно после этой акции в Великом Устюге некто ворвался в собор и изрубил топором иконы, а на Ставрополье другой богохульник повредил крест, залез в алтарь и объявил себя Богом. Скорее всего, этих осквернителей надо не сажать, а принудительно лечить. Но ведь что-то же подтолкнуло их к страшному кощунству. Практически у всех есть телевизор, у многих интернет. Уж не «перфоманс» ли в главном храме Москвы надоумил их глумиться над святынями?

Вступление на грабли

Александр Тутов:– В июне должна состояться ратификация соглашения о вступлении России в ВТО. Последствия этого шага замалчиваются. Не говорится о том вреде, который он принесет нашим производящим компаниям и, в первую очередь, сельскому хозяйству. Пострадают даже такие благополучные регионы, как Кубань и Ставрополье. Потому что мы не готовы к такой конкуренции. А пособия, о которых много говорится, будут выдавать для того, чтобы мы стали ни на что не способными лентяями. Пособия вместо работы плодят социальных паразитов.

Анатолий Беднов:– Пособие для поддержания штанов – чтобы не бунтовали и не работали. Уже больше двадцати лет русского человека отучают трудиться и приучают к халяве через рекламу «Мы сидим, а денежки идут», через культ легкой наживы, через «письма счастья» (закажи коврик для ванной и выиграешь миллион), через подарки-подачки богатых депутатов, через соблазны скорого нетрудового обогащения («МММ», которая вновь возрождается, и ей подобные). В Архангельске, кстати, уже объявилась инициативная группа последователей Лёни Голубкова: молодые ребята, которые, видимо, не помнят, как однажды объегорили поколение их родителей.

Ситуация с вхождением в ВТО напоминает персонажа анекдота, который как выйдет прогуляться, то непременно куда-нибудь вступит: то в кучу, то в лужу, то на грабли. Смех и горе ещё и в том, что, оказывается, федеральные чиновники, ответственные за переговоры по ВТО, эту гору документов со всеми дополнительными приложениями просто не удосужились прочесть. В этом честно признался московский чиновник, выступавший недавно в Архангельске. То есть, прочесть все бумаги толком не успели («слишком много букв»), но обеими руками за вступление в ВТО. Раньше говорили: роман не читал, но осуждаю, теперь – документ не читал, но одобряю.

Александр Тутов:– То есть полная зависимость экономики, зависимость людей от подачек, унижение, которое ждёт нашу страну. И если даже выиграют компании, торгующие нефтью, газом и черным металлом, то народ-то от этого ничего не имеет. Вступление в ВТО гораздо опаснее, чем база НАТО в Поволжье. Это опухоль, которая разъест организм нашего государства. В ВТО можно вступать только тогда, когда наша экономика станет конкурентоспособной. Ведь китайцы вступили только тогда, когда поняли, что могут завалить своими товарами весь мир и с ними никто не сможет конкурировать.

События в Греции и других странах связаны как раз с тем, что эти страны – члены ВТО, и их сельское хозяйство не выдержало конкуренции. И если мы хотим быть нормальным, свободным государством, то есть не унижаться и не клянчить подачки, мы должны, во что бы то ни стало, отложить ратификацию до тех пор, пока не сможем адекватно развиваться. Поэтому мы намерены сражаться до конца, разъясняя народу, чем опасно вступление в ВТО. Мы уже провели ряд акций в Архангельске, Северодвинске, Двинском Березнике, Верхней Тойме, Котласе, Коряжме, Красноборском районе и в Вологде.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.