Цена технологического отставания

Нефтегазовая отрасль России требует государственного контроля

Россия рискует еще больше отстать не только от индустриальных, но и от многих развивающихся стран в производстве и использовании современного оборудования в сфере нефтегазового комплекса (НГК) – основы экономики РФ.

Причем как по причине западных санкций, так и вследствие острой нехватки российских и зарубежных капиталовложений в производство нефтегазового оборудования. Таковы основные оценки ряда международных форумов, состоявшихся в конце ноября – первых числах декабря 2014 года.

Ресурсная база НГК всё активнее смещается в труднодоступные регионы, а ресурсный состав этих месторождений намного сложнее, чем у традиционных скважин. Что, в свою очередь, требует более эффективных и более затратных технологий по переработке сырья.

Отметим, что глубина переработки нефти в РФ, по мнению экс-министра энергетики РФ Виктора Калюжного, достигает 75%, а в большинстве нефтегазовых стран этот показатель, самое меньшее – 85%.

При этом доля основных фондов российского НГК, работающих на импортном оборудовании, по многим оценкам, составляет 65-75%.

Так, согласно выводам Центра международной торговли РФ и ряда других источников, в 2013 г. Россия ввезла добывающего и перерабатывающего оборудования для нефтегазового комплекса на сумму более 2 млрд долл. Но в 2014 г. свыше половины таких поставок, главным образом, из США, Канады, ЕС, Норвегии, Австралии и частично из Японии подпало под санкции.

В импорте доля оборудования из этих стран до последнего времени была не ниже 60%. Но с осени 2014 г. их головные (материнские) компании оказывают давление на свои филиалы (дочерние или совместные предприятия) в «несанкционных» странах, чтобы и такие предприятия включились в антироссийские санкции. Западные компании-«санкционеры» всё активнее прессингуют свои филиалы в Китае, Бразилии, Индии, Малайзии, Сингапуре, Кувейте, Аргентине, Швейцарии, Новой Зеландии, Южной Корее, в ЮАР, на Тайване, карибских островах. Те должны отказаться от крупных технологических контрактов с РФ или, по крайней мере, затянуть их исполнение.

В то же время низкий показатель по глубине нефтепереработки в РФ связан с большей выгодой и меньшими затратами при экспорте сырья. Проще говоря, если вкладываться в глубокую переработку топливного сырья, то обойдется себе дороже и дольше. Но цены на нефть и, соответственно, газ падают уже не первый месяц. Как быть в такой ситуации?

По логике большинства российских нефтегазовых компаний, всё равно лучше вывезти сырья побольше, чтобы растущими объемами восполнить уменьшающиеся доходы от экспорта.

А если не будет хватать качественного сырья для отечественной нефте- и газохимии, – ничего, ввезём из-за рубежа. Столь «бесхитростную» идею, как отмечалось на форумах, подтверждает, например, тот факт, что Россия по объемам импорта для НГК, в том числе готовой нефтегазохимической продукции и полуфабрикатов, – один из мировых «лидеров». И так – который уже год.

Бесчисленное количество межведомственных совещаний по импортозамещению нефтегазодобывающего, нефтегазохимического и другого оборудования пока не приносит должных результатов. И по той причине тоже, что срок окупаемости проектов в этой сфере, в лучшем случае, 7 – 8 лет.

Но сколько сырья за это «затратное» время можно быстро и с немалой выгодой перекачать на экспорт?!

Вопрос, конечно, интересный… Особенно, если принять во внимание тот факт, что, как полагает председатель совета директоров «Креон Энерджи» Фарес Кильзие, в комплексной переработке нефтегазового сырья «Россия начинает серьезно отставать. Нужны срочные и действенные меры, которые обозначат новый импульс развитию отрасли и привлекут как инвесторов, так и производителей сырья».

Многие эксперты предлагают радикальное решение: временно запретить или резко ограничить экспорт нефте- и газового сырья, обязав компании наращивать вложения в его комплексную переработку и/или в производство соответствующего оборудования.

В свое время так было сделано, например, в Ливии, Ираке, Малайзии, Румынии, Брунее и даже Албании. Но подобные меры, скорее всего, возможны там, где государство контролирует экономику или, во всяком случае, ее регулирует.

Напомню, что такие или похожие меры недавно применялись в Саудовской Аравии, Кувейте, других нефтегазовых странах. То есть там, где в отличие от РФ действует считанное число национальных нефтегазовых компаний и почти все они – государственные. Эти страны уже давно среди мировых лидеров по росту производства и экспорта, подчеркнем особо, продуктов глубокой переработки нефте- и газового сырья.

Убедительный пример: Кувейт, Бруней и даже Тайвань ныне экспортируют высококачественные продукты переработки нефти и газа в более широком ассортименте, чем Россия.

То, что именно с такой продукцией выгодно выходить на внутренний и мировой рынки, давно понимают во многих странах. Они с начала 1990-х годов увеличивают вложения в глубокую нефте- и газопереработку и в производство современного оборудования. Словом, решение этой комплексной проблемы упирается в наболевший для страны вопрос об эффективности государственной внутри- и внешнеэкономической политики. В данной ситуации, прежде всего, имеется в виду политика государственного регулирования экономики.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.