Деградация русофобии.

Русофобия не является константной, русофобия – это динамический процесс.

Все мы осуждаем русофобию. Это правильно, но при этом от нас чаще всего ускользает одна важная деталь – русофобия не является константной, русофобия – это динамический процесс. Это явление из века в век менялось по примерно тем же законам, что и менялся мир. Она сжималась и скукоживалась, обращаясь из сложной, русофобской парадигмы в сухую, бытовую неприязнь к Российскому Государству.

Минули те времена, когда европейские и американские политики, от вечно улыбчивого пузана Черчилля до нервного Геббельса, ставили России пафосные приговоры и диагнозы. В историю погрузились и истеричные изречения Маркса, Энгельса, Ленина, Троцкого… Вся их русофобия ушла, оставив по себе недобрую память. Но значит ли это, что русофобия вообще исчезла? Нет. Она лишь перешла в иную форму – замкнулась на узколиберальной, русофобской патетике. Современный мир – мир торжества единообразности.

На экране телевизора частенько появляется небезызвестный Игорь Юргенс. Сделав умное лицо, он зачитывает очередные доктрины модернизации, которые нужно в срочном порядке утвердить и воплотить. И возникает некое дежавю… Начинает казаться, что за суровым лицом Юргенса, безжалостно зачитывающего нам модернистские пророчества скрывается шоколадная амазонка Кондолиза, или уже изрядно запылившийся Збигнев. А все потому, что современные русофобы, совершенно лишены собственного пути, они рождаются и умирают в иррациональной чашечке Петри современных масс-медиа. Им даже можно посочувствовать, ведь они совсем не осмыслили, то, что восприняли, они просто потребили русофобию, как можно потребить гамбургер из Макдональдса.

В этом их отличие от русофобов прошлого. Те были злодеями, негодяями… но они были! Можно определенно сказать, что их ненависть к России была хотя бы рациональной, и обладала своей мрачной эстетикой. Это было целое творческое направление. А что мы видим сегодня? Ярлык творческой русофобии на себя попытались навесить разве что Самодуров с Ерофеевым, но ввиду их патологической склонности к фекальной культуре это получилось у них убого.

Но необходимо отметить, что в любой самый темный век, любое явление непременно порождает очень малое количество героев, которые как будто вбирают в себя весь творческий потенциал, которого лишены все прочие представители. И наша эпоха породила двух титанов русофобии, которые единственно и оправдывают ее существование и поныне. Они словно неолиберальный антипод Минина и Пожарского, едва возникнув на политическом небосклоне, бесстрашно отправились освобождать Москву от ее национального смысла.

Их имена – Валерия Новодворская и Константин Боровой.

Валерия Новодворская… уже в звучании ее имени чувствуется, что она поэтесса. Но поэтесса вовсе не сентиментальной лирики, а масштабного разрушения и беспощадного атлантизма. Ее лицо всегда непроницаемо, как у Берии. Ее взгляд лучится демократией. Ее речь безжалостна к инакомыслящим.

И при этом она полна таинственности… можно, даже подумать, что где-то там… за кадром, во время спиритических сеансов она советуется с Адамом Смитом или Карлом Поппером. А они наставляют ее, рекомендуют разнообразные методы, которыми можно установить глобальное царство под звездно-полосатым флагом.

Наверно, это только впечатления. Но уже одно то, что эта верховная жрица либерализма способна их породить, говорит о фундаментальности ее фигуры, о ее неиссякаемой харизме, которой преисполнено каждое ее слово и дело.

Также прекрасен и Константин Натанович. При взгляде на него начинает казаться, что если бы Алистер Кроули упаковал себя не в оккультную, а в либеральную упаковку, то получился бы Боровой. Он также непримирим в своих оценках русской истории, как и Валерия Ильинична, и каждый его жест насыщен элементами искусства.

Их дуэт – это не просто творческий коллектив, а целое направление… которое непременно в свое время породит целую субкультуру.

Определенно, Новодворская и Боровой заслужили памятник, как последние столпы эстетического, черномагического искусства – последней русофобии, в которой были сильные личности и героический дух. Грядущая эпоха уже не обещает ничего подобного, скорее всего русофобия в ней максимально упростится, и утвердится как один из стандартных императивов проекта глобализации.

Михаил Хворостов
Координатор Движения «Народный Собор»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.