Грозный царь грозной эпохи

Правда и ложь о жизни Иоанна IV (Часть 2).

Ещё одно обвинение в адрес Иоанна IV – смерть преподобного Корнилия. Однако дореволюционные тропари св. Корнилию написаны как Преподобному, а не «Преподобномученику», каковым он «стал» только с конца 1990-х годов. А историческая наука не знает ни одной летописи, ни одного документа в котором бы содержались сведения о насильственной смерти Корнилия. Даже самые ярые антимосковские летописцы максимум в чем обвиняют царя Иоанна – это снятие колокола в Пскове.
Автором клеветы в очередной раз является «борец за счастье Русской земли» Кубский. И совершилось «злодеяние», согласно его писаниям, в 1577 году в Псково-Печерском монастыре.
Но три факта начисто разбивают фальшивку: в указанное время царь был в другом месте – в Москве; на гробнице преп. Корнилия высечена дата смерти 20 февраля 1570 года; «новгородского мятежа», упоминаемого Курбским, в 1577 году просто не было.
* * *
Каждый «знает», что у царя было то ли шесть, то ли семь, то ли больше жён. Однако забывают такую простую вещь, что на Руси девушка получала статус жены только после таинства венчания. Православная церковь допускает только три венчания, а её каноны в XVI веке были неоспоримы.
Известно, что царь венчался с четырьмя женщинами: Анастасией Романовой, Марией Темрюковной, Марфой Собакиной и Марией Нагой; а это не соотносится с устоями православия…
Однако с третьим браком Иоанна Васильевича связан исключительный случай. Дело в том, что Марфа Собакина была убита (отравлена) крамольниками ещё до того, как успела стать супругой государя. Поэтому Русская Православная Церковь созвала Собор и, взяв на себя всю ответственность, благословила царя на четвертый брак. При этом на царя была наложена епитимья, которую государь нёс в течение года.
Важный момент: наследником престола мог стать только законнорожденный ребёнок. А ведь Дмитрий Иванович, сын царя от его последней жены Марии Нагой, был именно таким. Поэтому ясно, кому могло быть выгодно распространение мифа о «шестой жене» – Борису Годунову. Ведь если ребёнок незаконный, то никакой он не наследник престола, а значит, не соперник в борьбе за власть. Впрочем, церковь не поддержала идею Бориса, и тогда тот решился в 1591 году на прямое устранение мешавшего ему царевича
Кроме того, всех законные жён московских царей (в том числе и постриженных в монахини) непременно хоронили в усыпальнице Великих княгинь и цариц – в женском Вознесенском монастыре. Там есть могилы четырёх жен Иоанна Грозного: Анастасии Романовой, Марии Темрюковны, Марфы Собакиной и Марии Нагой.
В русских летописях упоминаются только эти четыре жены. О мифических же женах вроде Анны Васильчиковой и Василисы Мелетьевой в серьёзных исторических источниках почти ничего не сказано.
* * *
Теперь о жертвах Иоанна Грозного.
Несведущему в вопросах истории человеку может показаться, что опричники перебили половину населения страны. Между тем, число преданных казни в течение полувекового царствования Иоанна IV хорошо известно по достоверным источникам. Подавляющее большинство казнённых названы поимённо. Казнённые принадлежали к высшим сословиям и были виновны во вполне реальных, а не в мифических заговорах и изменах. Почти все они ранее бывали прощаемы под крестоцеловальные клятвы, то есть являлись клятвопреступниками, политическими «рецидивистами». Такой же точки зрения придерживаются историк Скрынников и митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычёв).
Общее число казненных за пятьдесят лет правления царя – 3500 человек, то есть, менее 100 в год. Все смертные приговоры выносились только в Москве и утверждались царём, а затем имена казнённых заносились в синодики, поэтому число это вовсе не приблизительное.
Во времена царствования Иоанна IV закон карал смертной казнью за убийство, изнасилование, содомию, похищение людей, поджог жилого дома с людьми, ограбление храма и государственную измену. Для сравнения: во время правления царя Алексея Михайловича, смертной казнью карались уже 80 видов преступлений, а при императоре Петре Великом – более 120.
Возможно, 3500 казней – это очень много. Но всё познается в сравнении… с «просвещенной» Европой. Во Франции в одну Варфоломеевскую ночь было убито 30000 протестантов. В Англии за третью четверть XVI века только за бродяжничество было повешено 70000 человек. В Германии при подавлении крестьянского восстания 1525 года казнили более 100000 человек. Герцог Альба уничтожил при взятии Антверпена 8000, и в Гарлеме 20000 человек, а всего в Нидерландах испанцы убили около 100000 человек.
Однако символом деспотизма сделали именно царя Иоанна Васильевича, казнившего в пору войн, боярских измен, ересей и других внутренних и внешних потрясений.
Последний аргумент, на который особенно любит упирать либеральная интеллигенция: допустима ли вообще смертная казнь, убийство, пусть даже и виновного, тем более, волей христианского государя…
Равноапостольный князь Владимир, который отказывался наказывать разбойников смертной казнью, объяснял это так: «Боюсь греха». Понадобился Собор архиереев, чтобы убедить Владимира в том, что в числе его обязанностей перед Богом есть долг карать злых.
Конечно, всегда лучше действовать средствами духовными, – обличать грех и призывать к покаянию. Но порой необходимо и крайнее средство: убить преступника, чтобы спасти многих невинных. Вред от действий предателя Курбского, например, исчисляется сотнями тысяч русских, погибших от набегов крымцев. И это не считая его вины перед будущими поколениями, вины искажения фактов и фальсификации истории.
Да, сопротивление злу силою (по И.Ильину) – единственный выход в подобной ситуации. И народ это понял. «Грозный», по словарю В.Даля, «мужественный, величественный, повелительный и держащий врагов в страхе, а народ в повиновении». Вплоть до самой революции у могилы Иоанна Грозного служили панихиды, о нем слагали песни и легенды.
Воистину прав был Пётр Первый: «Только глупцы, которые не знают обстоятельств его царствования, свойств его народа и великих его заслуг, называют его тираном».
Полина Галушко

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.