Крах мультикультурализма

Европа поворачивает вправо.

В Европе всё чаще в среде политиков слышны голоса о том, что концепция мультикультурализма, существующая здесь на протяжении как минимум 20 лет потерпела фиаско. А что вообще такое – мультикультурализм?

В простейшем объяснении, это – один из аспектов толерантности, заключающийся в требовании параллельного существования культур в целях их взаимного проникновения, обогащения и развития в неком «общечеловеческом» русле массовой культуры. Идея, в общем-то – благая (за исключением, разве того, что кто-то это «требует»), но с течением времени выявились отрицательные аспекты такого сосуществования разных этносов и их взаимной «переплавки». Особенно, когда это касается народов с принципиально разными культурными устоями и мировоззрением.

Многие из современных критиков мультикультурализма утверждают, что в итоге получается полное разрушение многовековых культурных устоев, развитых культурных традиций, т. к. подобное смешение всегда ведёт к усреднению – что ВСЕГДА приводит к деградации. Что касается последнего – с этим трудно не согласиться. Исторический опыт нашей страны по части усреднения богатых и бедных, образованных и необразованных – прекрасный тому пример. И даже если достаточно низкий уровень культурного развития мигрантов, несомненно, повышается, то уровень культуры целевой «страны мультикультурализма» неизменно снижается, поскольку среда обитания и общения весьма сказывается на личности человека и общем уровне культуры.

Недавно британский премьер Дэвид Кэмерон предложил отказаться от толерантности. Он признал провал в Европе так называемой политики мультикультурного общества.

«Пришло время сменить принцип пассивной терпимости на либерализм в действии, либерализм с мускулами и дать понять, что британское общество строится на определенных ключевых ценностях», – говорится в речи Дэвида Кэмерона, с которой он выступил на Мюнхенской конференции по безопасности. «Пассивное толерантное общество не вмешивается в дела других, а по-настоящему либеральное государство верит в свои ценности и активно их отстаивает, – говорится в тексте выступления. – Пора перевернуть страницу провальной политики, когда, в соответствии с доктриной мультикультурного общества, в стране отдельно друг от друга сосуществовали разные культуры. Как результат, некоторые молодые мусульмане в поисках идентичности увлеклись экстремистскими идеологиями». В качестве одной из мер премьер предложил изгнать из университетских городков организации, которые имеют влияние в мусульманском обществе, но не «определились» с западными ценностями.

Провал попытки построить мультикультурное общество в своем государстве, напомним, ранее признала канцлер Германии Ангела Меркель. Прошлой осенью она потребовала от иммигрантов учить немецкий язык и интегрироваться в немецкое общество. Что – разумеется – является для любого уважающего себя и других человека – действием обязательным. Но тогда это был первый робкий шажок.

Буквально на днях президент Франции Николя Саркози также признал провал политики мультикультурализма. В телеинтервью он сказал, что если человек приезжает во Францию, он должен стать частью французской нации, а если не собирается этого делать, то желанным гостем в стране он не станет. Как подчеркнул президент, Франция не будет менять свой образ жизни, не станет пересматривать концепцию равенства мужчин и женщин и не смирится с тем, что кто-то может запретить девочкам ходить в школу. Кроме того, французы, по словам президента, не хотят, чтобы люди в платках и тюрбанах молились на улице у всех на виду…

А как обстоят дела в России? Президент Медведев решил поспорить со своими европейскими коллегами, на заседании президиума Госсовета он сказал: «В Европе стало модно говорить о крахе политики мультикультурализма. Дескать, это не тот курс, который направлен на гармоничное развитие разных культур в одной стране, где существует ведущий этнос, это бессмысленно делать, лучше, чтобы все иные культуры развивались только в русле традиций и ценностей ведущего этноса. Я считаю, что для нашей страны это было бы весьма существенным упрощением, несмотря на колоссальную роль, которую имеет русская культура, о чем я говорил недавно».Вот так. Свой путь это хорошо, но для России исторически было свойственно как раз развитие национальных культур «в русле традиций и ценностей ведущего этноса», а медведевский поворот к мультикультурализму не что иное, как попытка наступить на те же грабли, которые уже ударили по лбу Западную Европу.

Елена Чудинова – автор книги „Мечеть Парижской Богоматери“ – говорит о всеобъемлющей толерантности и мультикультурализме, как о неком «птичьем языке»: «Толерантность, если сказать русскими словами, это терпимость. Но появляется такая новая «толерантность», причём не просто терпимость, а некоторая особенная терпимость. В том числе терпимость с неуважением к собственной истории, и к собственной религии. То есть все, что говорят другие, надо принимать и кланяться в пояс». Может быть, сказано несколько резко, но смысл соответствует действительности. И не только для России.

В Европе эксперимент по глобальной толерантности происходит с 1945 года, когда, после царства национал-социализма была принята прямо противоположная концепция. Всё это шло на фоне распада традиционных империй. Европейские страны наводнили турки, чернокожие африканцы и прочие народности, обретшие свою независимость. Поначалу всё было хорошо, но со временем демографический и культурный эффекты начинали всё более резко сказываться на окружающем мире, и европейцы уже не могли не замечать результатов их действия.

Религиозные и национальные меньшинства «новых европейцев», как и следовало ожидать, стали требовать для себя всё больших прав. И им их предоставляли. До той поры, пока «ком не подступил к горлу». Сверхтолерантность стала неприятна, и даже опасна для самих европейцев.

В настоящее время мы являемся свидетелями очень интересного момента в истории – европейцы приходят мнению о том, что и права человека, и веротерпимость, и толерантность не могут быть применимы всегда и ко всем. О чем-то похожем говорили национал-социалисты, но в этом и состоит исторический парадокс, что две диаметрально противоположные концепции общественного существования оказались неприемлемы для Европы. Какой станет общественно-политическая система западноевропейских стран пока сложно сказать, но крен вправо все более очевиден.

Светозар Коленеко

Специально для газеты «Новое поколение»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.