Крис Роман: «Когда я говорю о Единой Европе от Гибралтара до Владивостока, я имею в виду создание конфедерации независимых государств».

Интервью с известным фламандским политиком Крисом Романом.

В минувший вторник наш офис посетил известный фламандский политик, координатор движения «Новая Солидаристская Альтернатива» и геополитического мозгового центра «Евро-Русь» Крис Роман. Начавшись в офисе, наша беседа продолжилась в одном из уютных кафе. Глядя на человека в футболке и шортах, с небольшим рюкзаком за спиной, сложно предположить, что видишь перед собой серьёзного и статусного политика. Являясь, человеком национально-ориентированным, Крис в то же время выступает за создание пан-европейского союза от Гибралтара до Владивостока, свободного от англо-американского влияния. Крис неплохо говорит по-русски, он провел несколько лет в России. Его сайт eurorus.org вещает на пяти европейских языках, включая русский.

— Крис, как Вам пришло в голову создать проект «Евро-Русь»?

— Когда я был еще ребенком, я ненавидел Россию. Тогда все говорили, что Россия наш враг, она нападет на нас, нанесет ядерный удар. Я полагал, что своего врага надо знать, к 10 годам я уже знал русский алфавит. Но, как говориться – от любви до ненависти один шаг. Изучая Россию, вдруг начал любить ее. В 90-е годы я состоял в Бельгийской националистической партии. Тогда я издавал журнал и как-то раз в штуку написал в нем, что в Европу должен быть запрещен въезд людям, которых не видно ночью. За эту шутку суд приговорил меня к 9 месяцам тюрьмы. Мой адвокат сказал, мне, что за похищение женщины я бы получил по бельгийским законам 6 месяцев. Моя партия не оказала мне никакой помощи, и я разочаровался в ней. Выйдя из тюрьмы, я все бросил и уехал в Россию, где намного больше той самой свободы, о которой так любят кричать в Европе. В Европе любые темы, связанные с иммиграцией находятся под запретом. В России я и создал проект «Евро-Русь» как попытку объединить Россию и Европу, потому что Россия является частью Европы и без России независимой Европы никогда не будет. Большинство европейских патриотов на деле являются атлантистами и лишь поддерживают американскую власть над нашим континентом. Затем на базе «Евро-Руси» выросло движение «Новая Солидаристская Альтернатива», а «Евро-Русь» стало одним из ее подразделений. В 2012 году у нас будут выборы, к этому времени мы создадим партию и сможем принять в них участие.

— Многие ли национально-ориентированные движения в Европе разделяют Ваши прорусские взгляды?

— Европе долго насаждали образ русских как коммунистов и варваров. Крупные организации по-прежнему страдают русофобией, а вот мелкие движения уже придерживаются иных взглядов. В Бельгии существуют 3 молодежные организации правого толка, если раньше они относились к России негативно, то теперь две из них изменили это отношение на позитивное, а одна на нейтральное. Прогресс на лицо. Я одно время устраивал для своих знакомых, негативно настроенных к России, русские вечера. Мы с женой готовили русский стол: борщ и другие блюда и рассказывали гостям о России. Мои гости ели вкусные блюда, видели красивую русскую женщину, узнавали много нового о России, например, что свободы там намного больше и можно говорить многие вещи, за которые в Европе положены тюремные срои. И когда в конце я подходил к ним и спрашивал: «Ну, что ты теперь думаешь об этой стране?» Они отвечали мне: «Я начал любить Россию!»

— Вы выступаете за изменение миграционной политики Евросоюза?

— Да. Евросоюз надеется за счет притока иммигрантов решить свои экономические проблемы. В ближайшее десятилетие органы власти ЕС планируют переселить в Европу еще 60 миллионов арабов и африканцев. Иногда меня пытаются обвинить в расизме или фашизме, но я против иммиграции в принципе. Если 20 миллионов русских решат переселиться во Фландрию, я также выступлю против. И если 10 миллионов бельгийцев решат переселиться в Москву, Вам, ведь, это тоже не понравиться? Мигранты нужны в первую очередь крупным капиталистам. Когда на одно рабочее место есть три или четыре кандидата, можно платить меньше, чем когда имеется один-два кандидата. Мы подсчитали, что увеличение количества мигрантов в Бельгии на 1% снижает среднюю заработную плату на 1,2%. Отъезд 1% мигрантов из страны, увеличивает заработную плату на 0,8%.

— Среди национально-патриотических движений Европы очень популярно неоязычество, с чем Вы это связываете?

— Это связано с поведением Ватикана. После реформ произошедших в 60-е годы XX века католическая церковь отошла от своих основ, своих традиций. Самое интересное – что человек, инициировавший эти реформы был протестантом. Ватикан теперь учит нас, что иммиграция это хорошо. Поэтому неудивительно, что национально-ориентированные силы уходят в язычество. Я исключение – я остался христианином. Но я стал православным. Православная церковь – национальна. Есть Русская Православная Церковь, Греческая Православная Церковь и т.д. А Католическая Церковь претендует на универсализм, всемирность, интернационализм, играет в либеральные глобалистские игры. Она хочет быть над всеми и в результате оказывается не нужной никому.

— Разница в вероисповедании не приводит к конфликтам в движении?

— Отнюдь нет. Я нормально отношусь к язычникам, а они – ко мне. Враждебные нам силы пытаются разделить и стравить правые движения. Старых и молодых, богатых и бедных, язычников и христиан. Нельзя идти у них на поводу.

— Вы выступаете за создание оси Париж – Берлин – Москва, возможно ли объединение столь разных народов как французы, немцы и русские? Все же разная история, разная культура…

— Разумеется, Европа населена очень разными народами. Поэтому когда я говорю о Единой Европе от Гибралтара до Владивостока, я имею в виду не создание единого государства, а создание конфедерации независимых государств на базе военного и экономического союзов.

— Как Вы думаете, на каких еще союзников, кроме Европы могла бы рассчитывать Россия? Индия, Китай?

— Боюсь, что таких стран нет. Китай и Индия – замечательные страны, Россия может с ними торговать, сотрудничать, но, в то же время, между русскими и китайцами – культурная пропасть. Россия никогда не сможет составить единое государство с Индией или Китаем. Реальный прочный долговременный союз для России возможен лишь с европейскими государствами.

Беседу вёл
Артём Заметалов
координатор Движения «Народный Собор»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.