Кровь и память

Уважение к живым начинается с уважения к мертвым. В воскресение в Германии в очередной раз почтят память жертв варварской бомбардировки Дрездена. А когда о своих мертвых вспомнят в России?

Город тонул в вечернем февральском сумраке. Свет в окнах домов был или вовсе погашен или укрыт шторами, создавая ещё более глубокие и насыщенные тени. Жизнь в городе замерла. Лишь только центральная площадь Ноймаркт была полна людей. Они приехали сюда с разных уголков своей страны. Некоторые проделали путь из соседних государств, с общей историей, языком и культурой. Люди скорбно молчали, кто-то читал молитвы, кто-то вспоминал историю своей некогда великой страны. В руке каждого человека теплился огонёк свечи, он плясал на лёгком февральском ветерке. В 22 часа 10 минут над их головами поплыл церковный перезвон, он лился с высоких башен колоколен ровно 20 минут, именно такое время много десятилетий назад огонь и взрывы разрушали город и жизни людей

13 февраля 1945 года англо-американские войска нанесли мощный бомбовый удар по германскому городу Дрездену. Разрушения и потери среди мирных жителей были ужасающими. По немецким данным погибло 200 000 человек, советские источники сообщают цифру в 135 000 человек. Сегодня, впрочем, говорят о 25 000 погибших. (Это и неудивительно. В послевоенной истории чьи-то потери постоянно растут, а чьи-то с каждым годом уменьшаются и принижаются.) Так или иначе, но в городе было разрушено около половины всех строений. Пожары и хаос унесли ещё множество жизней…

До сих пор не утихают споры относительно того, необходима ли была эта бомбардировка. Дрезден не представлял собой важного в военном плане стратегического объекта. Эти бомбардировки были демонстрацией силы, это были по сути своей акты геноцида со стороны англо-американских союзников по второй мировой войне. Мы привыкли говорить о бессмысленной жестокости немцев и японцев, но почему-то стесняемся говорить о жестокостях англо-саксонских армий.

Немцы бережно чтут память своих погибших сограждан. Эта традиция возникла ещё в ГДР, но быстро распространилась по ту сторону фронта холодной войны. И, несмотря на сопротивление американской оккупационной администрации, немцы ФРГ так же присоединялись к траурным мероприятиям в своих городах. Эта традиция жива и поныне. Так, например в 2005 году, около 5000 человек со всей Германии приехали 13 февраля в Дрезден. Эти акции продолжались каждый год, и в 2010 численность человек, прошедших маршем памяти, достигло 10 000. Правда, либерально настроенные граждане, пытались помешать немецким патриотам чтить память своих предков, видимо полагая, что любые воспоминания о прошлом оскорбят их толерантное общество.

Ровно в 8:15 объявляется минута молчания. Молчат тысячи простых людей, молчат высокопоставленные гости: премьер-министр, послы 70 стран мир. Южный ветер едва колышет пышную листву деревьев, глядя на них трудно представить трагедию, которая произошла в этом месте 65 лет назад. Звучат детские хоры, проходит церемония приношения воды 140 тыс. погибших в тот страшный день, а выпущенные белые голуби разносят скорбный звук колоколов из Хиросимы по всей Стране восходящего солнца.

Японцы отмечают скорбные даты годовщин бомбардировок на государственном уровне. Хиросима и Нагасаки также как и Дрезден не были военными целями первоочередной важности. Их бомбежка преследовала цель психологически сломать противника, подавить его волю к сопротивлению. По сути это был акт террора в государственном масштабе.

Хотя Германия и Япония были нашими противниками во Второй мировой войне, но у них можно кое-чему поучиться. Почему мы с размахом празднуем нашу победу 9 мая и скорбим 22 июня, но совершенно забываем о других датах в нашей истории? С какой-то стеснительностью мы говорим о жертвах Гражданской войны. Боимся говорить о «красном терроре»? О раскулачивании и расказачивании? Миллионы наших людей были убиты и замучены, ещё миллионы потеряли свои семьи, свои дома, свою Родину. На годовщину «красного террора» лишь ряд патриотических организаций проводит мероприятия возложения цветов к мемориалам жертв, слава Богу, построенных энтузиастами. Если бы я захотел описать, как в России чтут память жертв русского геноцида, мне пришлось бы начать со слов: «Около сотни человек собралось на Братском кладбище района Сокол в Москве…»

Большинство наших сограждан не знают этих скорбных дат, и не понимают глубины всего произошедшего. Что, нашему народу плевать на своих предков, на кровь, пролитую на русскую землю. Или мы думаем, что это нас не касается? Думаем, что живём в молодой 20-летней стране? Мне искренне жаль тех, кто так думает. Насколько немцы мучаются комплексом вины за события 30-40-х годов, но память об этом времени в том или ином виде жива в Германии.

Войны жестоки, особенно гражданские. И дай Господь, нам сил не допустить повторения кровавых событий 1918-1920 годов в новом веке. Но для этого каждому необходимо вспомнить, какую потерю понесла его семья 90 лет назад. Надо знать и чёрные даты нашей истории, чтобы не допустить повторения в будущем.

И еще… Мы часто говорим, что в России не уважают отдельного человека, его права. Но почему никому не приходит в голову, что уважение к живым, начинается с уважения к мертвым?

Степан Палицын

Координатор движения «Народный Собор»

Проект «Варягъ»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.