Кровь и почва

Попытка ответа на вопрос «кто есть русский» (Часть 2).

Часть 1

Итак, национальная принадлежность является определяющим фактором «русскости». Однако нельзя отрицать и того, что целый ряд выдающихся представителей русской нации были инородческого происхождения. Но исключения только подтверждают правило: проникновение ограниченного числа нерусских элементов в русскую среду иногда способно благоприятно повлиять на нацию в целом.

Можно ли всех подряд татар, якутов и чеченцев записывать в русскую нацию, если они просто живут в России и уважают её устои? Да, можно, при условии личного выбора и выполнения некоторых действий.

«Русский дух» – это вообще что-то таинственное. Проще говоря, это религиозно-ценностно-культурно-языковой компонент, принятие которого и делает человека русским. Подобный взгляд на проблему национальной самоидентификации выглядит логично, ведь он основан на целом ряде фактов.

Русские преимущественно бескровно покорили огромные территории Евразии за исторически небольшой срок, при этом проявив уважение к другим народам, сосуществуя и сотрудничая с ними. Русская внешняя политика базировалась не только и даже не столько на прагматических интересах, сколько на принципах национальной и религиозной солидарности и мессианской идеи, связанной с православием («Москва – Третий Рим»). А желание «найти высокий смысл во всём» породило поиски национальной идеи, обогатившие русскую мысль…

Понятно, что духовная составляющая всегда играла беспрецедентно высокую роль в жизни России. Но насколько этот фактор способен «пересилить» фактор этнический? Велика ли вероятность превращения среднестатистического нерусского в русского подобным образом?

Православная вера – основа русского мировоззрения. Сегодня среди националистов стало модно считать, что «крещение Руси разрушило мощную и великую арио-славянскую культуру русов». На самом же деле единого русского народа в те времена просто не существовало. Было множество славянских племён, враждовавших друг с другом. Именно православие способствовало централизации русских земель и становлению Древней (Киевской) Руси. Утверждение, что новая вера насаждалась огнём и мечом смехотворно: во-первых, в те времена все спорные вопросы решались силовыми методами, и самих славянских язычников, бунтовавших против христиан, вряд ли можно причислять к пацифистам. Во-вторых, процесс этот, по сравнению с другими странами, протекал относительно мирно.

Православная церковь сыграла выдающуюся роль в период «татаро-монгольского ига», способствовав объединению русских удельных княжеств; в конечном счете именно она помогла вновь обрести независимость и построить государственность. Наконец, церковь формировала русскую политическую традицию, в итоге сформулированную в лозунге «Православие. Самодержавие, Народность».

Православие тесно связано с русским государством («симфония властей»), и потому оно столь ненавистно бунтарям и революционерам всех мастей. Оно способно возродить русский дух и сегодня. Да, ряд иерархов РПЦ порой совершает действия, недостойные высоты их служения, но разве за их грехи должна отвечать вся церковь со всем сонмом святых и мучеников…

Разумное возражение со стороны среднестатистического гражданина: дескать, да, православие – это здорово, но насколько реально сегодня говорить о нём, как об определяющем факторе «русскости»? Что же, если я не православный, то я не русский?

Сегодня по-настоящему православных, воцерковлённых людей в России не так много, всего несколько процентов. А еще около 70% являются де-факто носителями православной культуры, пронизывающей и наш язык, и классическую литературу, и быт, и традиции. Первоисточник правовых и этических норм, которым мы следуем, не некие придуманные задним числом «общечеловеческие ценности», а вполне конкретные христианские заповеди. И русский сегодня – человек православной культуры и традиции, а в идеале исповедующий и православную веру.

Русская культура в данном случае рассматривается как совокупность её достойнейших достижений и элементов. Но русская культура – это не обязательно литература и искусство, это, прежде всего, образы, символы, которые мы связываем с Россией. Именно поэтому так болезненно происходит ломка советских культурных стереотипов.

…В идеале русская кровь и русский дух совмещаются и дополняют друг друга в человеке, который обоснованно считает себя русским. Но они не равны по своему значению.

Происхождение делает человека русским «авансом», подразумевая, что русским по духу он станет в ходе своей социализации. «Русский дух» играет самостоятельную роль прежде всего для инородцев, являясь результатом их сознательного выбора и позволяя им войти в состав русской нации. А самоопределение не имеет ведущего значения вне предыдущих двух факторов, действуя лишь совместно с ними.

Иначе говоря, стать членом русской нации может тот, кто несет в себе хотя бы два признака из трёх перечисленных.

Полина Галушко

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.