Ксантипп: возвращение со щитом

В Москве готовится к выходу в свет «Спартанец» архангельского писателя Александра Тутова

Это – переиздание вышедшего несколько лет назад романа, посвященного знаменитому греческому полководцу Ксантиппу. Название и текст книги несколько изменены автором. И это естественно – литературное произведение, если это настоящая литература, должно шлифоваться как камень в руках ювелира, сюжет, стиль и слог совершенствоваться. О новом издании романа с автором беседует журналист Анатолий Беднов.

Правда и мифы о спартанцах

Александр Тутов: – Книга уже полностью готова, сверстана, сделана обложка, выход ее ожидается в июне. В этом месяце, может быть, она еще не дойдет до Архангельска, но в следующем месяце, думаю, она должна уже появиться. Этот роман первоначальное имел другое название – «Он же – спартанец!», с восклицательным знаком в конце. Нынешний вариант – несколько переделанный и доработанный. Если первое издание вышло небольшим тиражом и в мягкой обложке, то теперь оно выходит в издательстве «Сказочная дорога», с которым я давно сотрудничаю. С очень хорошим оформлением и со множеством сносок, разъясняющих исторические выражения, термины. Почему эта тема была взята мной?

Спартой я давно интересовался. Писал статьи в защиту спартанцев, потому что некоторые приписать спартанцам нетрадиционную сексуальную ориентацию, примазаться к ним. Я в ответ ссылался на Плутарха и многих других классиков литературы, доказывал, что спартанцы никогда этим не занимались, у них это было запрещено. В Спарте была нормальная система воспитания детей. То есть у них были любимцы, которых они воспитывали. Это как на Руси – дядька и пестун. Они готовили их к взрослой жизни, опекали, тренировали.

Почему еще я интересовался Спартой? Это – тема трехсот спартанцев, старый фильм, который я посмотрел еще в школьные годы. А в конце восьмидесятых – начале девяностых было очень много статей Валерии Новодворской и прочих, которые сравнивали Советский Союз со Спартой. И на самом деле очень много общего. Но если она подает это со знаком минус, то я – со знаком плюс. Потому что Спарта во многом напоминала Россию: то, как она развивалась, реформы…

Анатолий Беднов: – Еще до революции Омск называли «сибирской Спартой», потому что там было много военных, а Томск – «сибирскими Афинами» (там был университет).

Спарту сгубили олигархи

А.Т.: – О Спарте ходит очень много неправильных слухов, легенд, даже в учебниках. Хотя многие оценки поменялись. Если в Советском Союзе о спартанском царе Набисе писали чуть ли не как о социалистическом лидере, в том числе в романах, включая переводы иностранных авторов, то в девяностые годы стали описывать его как тирана, злодея. Хотя и вынуждены признать, что он пользовался большой популярностью среди населения, ликвидировал рабство. И что б ни говорили о той же Спарте – «милитаризованная страна», «за железным занавесом». Вспомните, что у них даже деньги были в виде железных прутьев, которые нигде больше, кроме Спарты, не принимались.

А.Б.; – Еще на острове Яп в Тихом океане деньги были в виде огромных каменных кругов. Копить их было довольно-таки сложно. Тем более носить с собой. Как в анекдоте: это не чемодан – это мой кошелек. А тут нужен был не кошелек, а, наверное, вместительная тачка. Так же и в Спарте: даже физически развитым спартанцам трудно было ходить с охапкой тяжелых прутьев. Потому и не было слишком крупных состояний.

А.Т.: – Это было сделано в Спарте специально, чтобы гражданин не старался накопить крупные денежные средства. Их бы пришлось возить возами. У них же была община равных, цари там никакого преимущества не имели, участвовали в боевых действиях вместе с рядовыми воинами…

А.Б.: – В обязательных общих трапезах – сисситиях.

А.Т.: – И именно в Спарте были самые свободные женщины, пользовавшиеся многими правами. А в демократических Афинах женщины вообще никаких прав не имели. Известна такая фраза. Афинянка спросила спартанку: «Почему вы имеете столько прав над мужчинами?»«Потому что мы единственные, кто рожает мужчин» – ответила спартанка.

А.Б.: – В древнем мире много прав имели еще египтянки. Хотя вроде бы патриархальное общество, деспотическое государство и, тем не менее, женщины там были свободны.

А.Т.: -По крайней мере до пятого векадо нашей неизвестно фактов, чтобы спартанцы обижали илотов. Кстати, лаконские илоты относились очень хорошо к спартанцам, вместе с ними воевали.

А.Б.: – Но была еще Мессения, завоеванная спартанцами.

А.Т.: – А вот мессенские илоты их как раз не любили. Но проблема возникла после того, как произошло землетрясение, часть народа погибла, и случилось восстание илотов, которые захотели уничтожить спартанцев.

А.Б.: – Просто использовали стихийное бедствие в своих целях.

А.Т.: – После этого спартанцы и ввели криптии. Что бы ни говорили о спартанцах, но тот же полководец Брасид захватил множество городов не с помощью оружия, а участвуя в переговорах. У него была хорошая, грамотная речь. Об этом говорит историк Фукидид, противник спартанцев, а Платон сравнивает его с великим героем гомеровского эпоса Ахиллесом. В Спарте был прекрасный полководческий корпус.

К сожалению, Спарта стала погибать, когда там появились группы олигархов.

Это произошло, когда Спарта в Пелопонесской войне победила всех, спартанцы стали сильными, но многие не смогли устоять перед соблазном и на этом стал зарабатывать деньги. Разбогатевшие стали ценить деньги, а не родную страну, другие же, наоборот, стали раззорятся.

Любимый народом полководец

А.Б.: – Когда победившие спартанцы возглавили морской союз, среди них стала распространяться коррупция. Об этом упоминает Тойнби.

А.Т.: – Что происходило и у нас в восьмидесятые-девяностые годы. После этого действительно началась деградация. Лучших воинов становилось все меньше, они погибали, не возвращались на родину. Когда вспоминают о битвах при Левктрах и Мантинее, где Эпаминонд якобы разбил спартанцев, то спартанцев в тех сражениях практически и не было.Там были пелопоннесцы. То есть в тот период в Спарте воинов осталось уже очень мало. Но они все-таки держались, и не раз решали исход войн. Тот же Гилипп, который спас Сиракузы. Я уж не говорю про триста спартанцев Леонида. В моей книге речь идет о спартанском полководце Ксантиппе, который когда-то приехал в Карфаген с группой наемников. А Карфаген в это время фактически проиграл Первую Пуническую войну. Римские войска стояли вокруг всего Карфагена и диктовали самые унизительные условия. Они были уверены в победе, потому что до этого карфагеняне все сражения проиграли. Ксантипп сказал карфагенянам, мол, вы дураки, воевать не умеете, и если правильно выставить войско, римлян можно разбить. Нашлись несколько умных голов, которые, решив, что терять все равно нечего, передали ему власть над армией. И он за короткий промежуток времени подготовил ее, используя то преимущество, что у карфагенян были слоны. Их армия была меньше римской, но они разнесли ее в пух и прах. А консул Марк Регул, который хвастался, что уничтожит город, попал в рудники.

Ксантипп достиг больших успехов, но карфагенская верхушка испугалась его популярности среди простого населения, которое его уважало: хороший полководец, нормально относится к людям, в жестокости не замечен.

Популярность Ксантиппа росла, и от него решили избавиться. Полибий и ряд других историков описывают это так: его наградили, отправили на судне домой, а судно продырявили, и оно должно было утонуть вместе с ним. Но его хранила судьба. И через семь-восемь лет он появляется в Египте. Но подробностей, как это все происходило, никто не знает.

А.Б.:- То есть можно писать продолжение?

А.Т.: – Я, конечно, допущения в романе введу. Это связано с тем, что мой хороший знакомый, к сожалению, покойный, Юрий Дмитриевич Петухов, считал, что дорийские племена близко родственны русским. Надеюсь, что у книги будет продолжение.

А.Б,: – Событиям, происходившим между Первой и Второй Пуническими войнами, посвящен роман Флобера «Саламбо». В частности, там описано восстание наемников.

А.Т.: – Может быть, я что-то напишу и об этом периоде. Потому что вполне возможно, что в этом восстании участвовали спартанцы.

Я считаю, что роман во многом современен, связан со многими нынешними событиями. Ксантипп чем-то напоминает Игоря Стрелкова. Он примерно так же появился, предложил свои услуги, и побеждает. Я надеюсь, что в данной ситуации и у него все получится. Он занимался реконструкцией истории, в том числе античной.

А.Б.: – Защитников Донбасса часто сравнивают с героями Фермопил.

А.Т.:– Я надеюсь, что это произведение заинтересует многих. По крайней мере, предварительные отзывы о нем положительные. В частности, книгу высоко оценил Владимир Морозов из «Народного собора»: «Александр Николаевич Тутов истинный и единственный писатель нашего времени, умеющий создавать литературные шедевры в жанре исторической прозы. Стиль и дух Ивана Ефремова, но ярче, ритмичнее и грандиознее. Полное погружение в атмосферу древнего мира. Повезёт тому режиссёру, кто первым снимет фильм! Читается на одном дыхании. Оторваться невозможно!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.