Михаил Ремизов: «Никакой эпохи застоя в России нет и не предвидится»

Власть оказалась перед лицом необычного оппонента, и в этом – некая интрига ситуации

Ушедший год был насыщенным, поэтому вместо перечисления событий я предпочитаю комментировать сюжет. Таким сюжетом является отношения власти и оппозиции. Причем если мы говорим об оппозиции, то речь идет не о конкретной организации и не о конкретных лидерах, а о сформировавшейся среде. Власть оказалась перед лицом необычного оппонента, и в этом – некая интрига ситуации. Безусловно, есть контраст между началом и концом года.

Кристаллизация оппозиции является фактором развития политической системы

Начало года – это ожидания в протестной среде относительно того, что власть уйдет в отставку. У сторонних наблюдателей было ощущение, что мы, вероятно, присутствуем при возникновении новой политической реальности. Конец 2012 года все эти ожидания развеял. Это можно считать успехом власти или неудачей лидеров протестной среды. И то, и другое верно. Кристаллизация оппозиции является фактором развития политической системы, в том числе стимулом для власти действовать эффективнее, а ситуация, когда оппозиция распадается, не внушает оптимизма.

В конце года произошли протесты в РГТЭУ и некоторые другие события, которые можно поставить в тот же ряд. Я имею в виду заявление Ученого совета филологического факультета МГУ, а это – редкое, беспрецедентное событие. То, что говорили в университетских курилках, выносится на новый уровень. На мой взгляд, это демонстрирует возможный вектор развития протестного движения от предельно размытой повестки к предметному протесту.

Разные группы слоев общества могут иметь собственную субъектность, и с ними нужно считаться именно в этом качестве. В этом смысле сюжет, с которым у меня ассоциируется ушедший год, – это проблема становления гражданина. В конце 2011 – начале 2012 года какая-то часть людей заявила: «с нами нужно обращаться как с гражданами, не надо нам говорить, что за нас все решено». Но дальше выясняется следующее: хорошо, вы против того, чтобы с вами обращались просто как с населением, но быть гражданами не так просто. Для этого мало сказать «нет»: для этого нужно уметь создавать дееспособные общественные и политические структуры.

Первым номером власть играла в ходе президентской кампании

Вывод по итогам года состоит в простой вещи: хорошо, что кто-то захотел быть гражданином, но стало понятно, что быть гражданином не так просто. На мой взгляд, развитие культуры гражданского участия связано с вовлечением в конкретные предметные области, будь то сфера образования, сфера здравоохранения, реформа ЖКХ или местное самоуправление.

Что касается уроков для самой власти, то, на мой взгляд, она была эффективна там, где играла первым номером. Там, где она действовала реактивно, в ответ на протестную среду, в ответ на инициативы оппозиции или зарубежные инициативы, она, скорее, проигрывала. Первым номером власть играла в ходе президентской кампании. Фактически Путин провел первую президентскую политическую избирательную кампанию, потому что два предыдущих раза он становился президентом на волне масштабных событий, которые освобождали его от необходимости вести избирательную кампанию как таковую. Я имею в виду дело против олигархов и войну в Чечне. Тогда более яркими были думские кампании.

А вот в 2012 году мы увидели политическую избирательную кампанию, во многом переломившую стереотипы в отношении власти. В путинских статьях запросы общества были таргетированы достаточно точно, и сейчас есть меморандум о намерениях, на основе которого можно судить об эффективности власти. Это – шаг вперед. Есть некие наброски к пакту между Путиным и тем большинством, которое его поддержало.

В завершение можно сказать, что оказались неправы и лоялисты, и оппозиционеры: и те, и другие готовились к эпохе застоя. Но, на мой взгляд, никакой эпохи застоя нет и не предвидится.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.