Молдаван приготовили в жертву

С тех пор, как Молдавия, наконец-то, обзавелась президентом, польские СМИ выразили надежду, что будет положен конец внутреннему кризису в этой республике, который длится с 2009 года.

Выбор на президентскую должность 61-летнего Николае Тимофти, члена Альянса за европейскую интеграцию, польские СМИ называют удачной возможностью ещё более укрепить западное влияние в республике. Сам Тимофти уже высказался за укрепление отношений с Вашингтоном, Брюсселем и Берлином.

Но, на самом деле, польские эксперты здорово нервничают. Оказывается, в их понимании, за Молдавию взялась Россия. Она-де пытается методом экономического шантажа затащить Кишинёв силой в ЕврАзЭс, а под прикрытием проекта «Интернациональная Россия» Кремль хочет русифицировать республику.

Именно в наличии в Молдавии русскоязычного населения видят проблему польские стратеги и их румынские коллеги, бредящие идеей Великой Румынии. Румынский экспансионизм, преклонение нынешней румынской элиты перед фашистом Антонеску Варшаву не беспокоят. А вот русификация Молдавии – другое дело!

Поляков радует, что в республике российское культурное влияние всё же слабеет, и всё больше молдаван хотят быть румынами. Поэтому очевидно, что проект Великой Румынии – в интересах Польши.

Для России ситуацию усугубляет также поведение Украины. В ходе официального визита молдавского премьер-министра Влада Филата в Киев 2-3 февраля 2012 г. стороны заявили о наличии совместных энергетических проектов и договорённостях о координации своей евроинтеграционной политики. Иными словами, Украина и Молдавия официально оппонируют российскому проекту Евразийского Союза, сливаясь, добровольно, в некое подобие «санитарного кордона» на западном направлении российской политики. Молдавия при этом надеется на окончательное урегулирование приднестровского конфликта в период председательствования Украины в ОБСЕ, то есть уже в 2013 году.

Поэтому годы 2012-й и 2013-й будут горячей порой для российской дипломатии на приднестровском направлении. Подписание Киевом и Кишинёвом соглашения о создании еврорегиона «Днестр» как органа трансграничного сотрудничества между двумя республиками, в случае его полноценного функционирования, приведёт к ещё большему укреплению западного влияния в регионе, учитывая прорумынскую ориентацию Молдавии и постоянную готовность украинских властей в спорах с Россией искать опору в лице Польши.

На геополитические выкладки наслаиваются экономические расчёты. Молдавия зависит от поставок российского газа, что затрудняет Кишинёву безоглядное бегство в Европу. Поляки и румыны надеются, что республике удастся найти альтернативные маршруты поставки голубого топлива, и тогда рядом с Россией её не удержит ни общая история, ни общая культура, тем более что уже сейчас в культурно-образовательной сфере обеих стран виден перевес национально и националистически ориентированных идеологем над нашим общим историко-интеллектуальным наследием.

Недавно у румынских берегов в Чёрном море были обнаружены залежи газа. По предварительным подсчётам, они могли бы покрыть потребности не только Румынии, но и Молдавии. Включение Молдавии в энергетическую систему Бухареста – последний штрих в антироссийской картине, малюемой румынскими и польскими реваншистами.

Особенно умиляют ссылки поляков на историю добрососедских польско-молдавских отношений, которые, будто бы, уходят корнями вглубь веков. Но в истории Молдавии был целый период – с конца XVI и до начала XVII веков, получивший в истории название «молдавские войны магнатов». Польская шляхта беззастенчиво вмешивалась во внутренние дела Молдавского княжества, воюя с его господарями.

Национальный герой молдавского народа Стефан Великий совершил несколько военных походов в Польшу и добился подписания в 1462 году более выгодного Молдове мирного договора, а также возвращения захваченных поляками территорий. Стефан вёл активную внешнюю политику и далеко за пределами Молдавского княжества. Он, например, заключил военно-политический союз с Русским государством, который был скреплён браком Ивана Ивановича Молодого, сына Ивана III Васильевича, с дочерью Стефана III Великого – Еленой «Волошанкой». Стефан Великий, подобно Александру Невскому, предпочитал платить дань туркам, чем подчиняться латинянам. Молдаване долго отбивались от поляков, и, в конце концов, избавились от их навязчивой опеки.

Но в польской историографии это называют «добрососедскими отношениями».

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.