«Можно создать Союз Славянских Стран внутри Евросоюза или без него»

Интервью с представителем «Словацкого движения возрождения».

Полгода прожил в России руководитель отдела внешних связей «Словацкого движения возрождения» Марек Русиняк. За это время он успел плотно познакомиться с нашим движением и стать его координатором. В конце февраля перед отъездом Марека на Родину координатор Московского отделения «Народного Собора» Артём Заметалов записал с ним большое интервью. Первая часть беседы, которую мы предлагаем Вашему вниманию сегодня, посвящена «Словацкому движению возрождения», вторая часть, которая будет выложена на нашем сайте позже, посвящена личным впечатлениям Марека о России.

А.З.: Скажи, как ты узнал о «Народном Соборе», и как произошла встреча с нами?

М.Р.: Я узнал о «Народном Соборе» в социальной сети “Facebook” (аналог российского «Вконтакте» – прим. ред.) от Дениса, вашего начальника штаба. Я с ним начал общаться за полгода до моего приезда в Россию. Мы договорились о взаимодействии между нашими организациями. И только позже я узнал, что поеду в Россию по программе студенческого обмена.

А.З.: Расскажи о «SHO». Как расшифровывается это название? Какие основные цели вашего движения?

М.Р.: SHO – Slovenske Hnutie Obrody. В переводе со словацкого это значит «Словацкое движение возрождения». Мы, как и «Народный Собор», общественная патриотическая организация. В наших целях: возрождение словацкого народа, его традиций, улучшение жизни населения Словакии, а также укрепление связей между славянскими народами.

А.З.: Что означает ваш символ – двойной белый крест?

М.Р.: Это символ Словакии.

А.З.: То есть это государственный символ?

М.Р.: Да, это часть государственного символа Словакии. Он был принесен Кириллом и Мефодием, когда они приезжали в Словакию в IX веке.

А.З.: Это было во времена Великоморавского княжества? Они крестили население?

М.Р.: Да. Относительно крещения – в то время часть княжества уже была крещена западными князьями. Наш князь (моравский князь Ростислав – прим. ред.) хотел сделать церковь более независимой. Поэтому пригласил Кирилла и Мефодия, чтобы они покрестили Словакию. Они крестили нашу страну по греческому обряду.

А.З.: Когда в Словакию пришло католичество?

М.Р.: Оно пришло в конце IX века, когда Кирилла и Мефодия изгнали из Словакии.

А.З.: Какие мероприятия проводит «SHO» в Словакии?

М.Р.: У нас есть три вида мероприятий: спортивные (туристические мероприятия, скалолазанье, занятия боевыми искусствами); мероприятия, куда приглашаем людей, которые могут чем-то помочь; образовательные мероприятия (дискуссии, дебаты, показ фильмов об истории, политике и т.д.), чтобы заставить людей думать.

А.З.: Какие фильмы вы обычно показываете?

М.Р.: Например, в прошлый раз мы проводили мероприятие в городе Нитре, где в большом зале показывали фильм «Отобранное Косово». На просмотре в качестве гостя присутствовал человек из словацкой думы, а также заместитель руководителя думского совета по внешним связям.

А.З.: Как у вас складываются отношения с властью? Тяжело ли в Словакии быть патриотом?

М.Р.: У нас очень либеральные СМИ, которые, в большинстве своём, находятся не в словацких руках. Также есть группы агрессивно настроенных общественных организаций либерального толка, которые финансируются из-за рубежа. Но я бы сказал, что с властью у нас нет проблем. И на региональном уровне у нас всё хорошо в этом плане. В регионах, где наша организация уже известна, власть нас немного поддерживает. Лучше сказать, что она не создаёт нам проблем.

А.З.: То есть вы не выступаете против власти, а она не выступает против вас?

М.Р.: Я бы так не сказал. Если власть делает что-то плохое, что-то, что нам не нравится, мы выступаем против неё. Когда же власть делает что-то хорошее, мы её поддерживаем.

А.З.: Я знаю, что вы пытались участвовать в выборах мэра Нитры.

М.Р.: Да, в мэры Нитры и в депутаты в двух или трёх городах. Я думаю, что участие в выборах мэра Нитры было рекламной акцией, направленной на то, чтобы о нас узнало больше людей. Нитра – один из крупнейших городов Словакии, и об этих выборах много пишут в СМИ. Хотя мы не выиграли выборы, но о себе заявили.

А.З.: Вам удалось достичь успеха на выборах депутатов городской думы?

М.Р.: Да, мы провели депутата, от одной из деревень. Было ещё два депутата, но у них ничего не получилось.

А.З.: Какие способы пиара вы используете, чтобы привлечь к себе симпатию населения, избирателей?

М.Р.: У нас есть газета, которая выходит один раз в месяц, сайт, который посещают каждый день около пятисот человек, мы делаем стикеры, а также проводим пропаганду через социальные сети, но – самое главное – через наши мероприятия, куда мы приглашаем людей.

А.З.: Когда появилось «SHO»?

М.Р.: Движение было создано шесть лет назад. За несколько лет оно превратилось из региональной организации в общесловацкую.

А.З.: Сколько у вас человек в организации?

М.Р.: Я точно не знаю. Наверное, около семидесяти человек. Это актив организации. А если учитывать сочувствующих, то несколько от нескольких сот до двух тысяч. Это с учётом тех, кто состоит в нашей группе в «Facebook»

А.З.: Чего вам удалось достичь за эти шесть лет помимо численного роста?

М.Р.: Нам удалось добиться запрета одной организации, которая хотела сделать на юге Словакии венгерскую автономию, что противоречит конституции Словацкой Республики. Ещё мы поддерживали гуманитарное мероприятие в Косово и установили международные связи с несколькими заграничными организациями в славянском мире: России, Чехии, Сербии.

А.З.: Для словацких правых Косово – это какой-то особый символ?

М.Р.: Да. Косово – для нас это символ атаки на наш мир. Это символ угрозы и потери. А также символ того, за что мы сейчас боремся.

А.З.: Какие проблемы сейчас в Словакии стоят более остро?

М.Р.: Есть разные проблемы. Например, есть экономические проблемы: каждый год за всё надо платить всё больше и больше, а зарплата не растёт. Есть проблема этнической преступности со стороны одного национального меньшинства — цыган. Их уже около 5-10% от всего населения и среди них самый высокий процент преступности.

А.З.: Возникают межэтнические проблемы на этой почве?

М.Р.: Да, возникают проблемы между словацким обществом и цыганами.

А.З.: То есть все против них?

М.Р.: Нет, это они против всех. Есть ещё один старый этнический конфликт между венграми и славянскими народами. Венгры создают проблемы не только словакам, но и русинам, сербам, румынам, хорватам — просто всем вокруг.

А.З.: То есть венгры — это источник проблем для всех?

М.Р.: Ну да.

А.З.: А проблема иммиграции у вас есть?

М.Р.: Словакия — это транзитная страна. Иммигрант, который едет через Словакию, едет в Германию, Францию, Англию. Полтора года назад Евросоюз решил, всех иммигрантов делить между всеми странами, которые в него входят. Можно ожидать, что нам тоже пришлют людей, создающих проблемы.

А.З.: Какие еще проблемы стоят перед Словакией?

М.Р.: Есть еще проблемы экономические, проблемы с преступностью, есть угроза из зарубежья — с нашей южной границы, есть демографическая проблема — рождается мало детей, много молодых людей уезжает на запад, чтобы заработать.

А.З.: Если взять, например, три основные проблемы: экономическую проблему, проблему преступности и демографическую проблему, то какие решения словацкому обществу могло бы предложить SHO?

М.Р.: Нужна власть, которая была бы более независима от Евросоюза, чем наша прежняя или настоящая власть. По поводу экономических и социальных проблем можно сказать, что наша власть не поддерживает наших бизнесменов, а делает ставку на зарубежный бизнес в Словакии. Это ошибка. Надо поддерживать больше своих, чем чужих. По поводу демографии надо, чтобы власть больше поддерживала молодые и многодетные семьи, чего она сейчас не делает. Что касается межэтнических проблем, то до вступления в Евросоюз не было таких проблем с цыганами.

А.З.: А как вступление в Евросоюз обострило «цыганскую проблему»?

М.Р.: Евросоюз запрещает некоторые меры, которые могли бы решить её.

А.З.: Какие меры?

М.Р.: Вот пример из жизни, которому я был свидетелем лично. Где-то пятнадцать лет назад в моём районе случилось следующее происшествие. В цыганские село шли двое полицейских, у которых была повестка в суд для одного цыгана. Когда они пришли в это село, на них напали и побили. Полицейские убежали. После этого они позвонили своему руководству. Приехала армия и оцепила всю деревню. Преступников нашли и отправили в тюрьму. После этого случая цыганом было запрещено покупать в магазинах алкоголь и сигареты, они могли покупать только продукты. Около пяти лет в этом районе не было никаких проблем. Теперь так сделать нельзя — запрещает Евросоюз. К цыганам надо относиться теперь толерантно.

А.З.: Как вы понимаете для себя идею панславизма?

М.Р.: Можно сказать, что мы понимаем идею панславизма, как её представлял наш национальный идеолог Людовит Штур в XIX веке. Его идея была — собрать всех славян в одно славянское государство, этим государством руководил бы русский царь. В наше время это сделать невозможно. Но можно создать Союз Славянских Стран внутри Евросоюза или без него. Просто нужно сделать так, чтобы между славянскими странами было больше связей в экономическом, образовательном, духовном планах и т.д. Чтобы славяне лучше знали друг друга и больше общались между собой.

Продолжение следует…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.