Национальная империя

В последнее время лагерь русских национал-патриотов все явственнее делится по вопросу отношения к желаемой форме нашего государства.

Часть 1

В последнее время лагерь русских национал-патриотов все явственнее делится по вопросу отношения к желаемой форме нашего государства. В яростном споре сходятся сторонники империи и национального государства, «имперцы» и «нацдемы». То, что дискуссии между националистами входят в общественную практику России бесспорно положительный фактор, но попробуем, однако, разобраться за кем правда.

Позиции сторон

Начнем с программных документов и официальных заявлений представителей этих сил. Итак, «Национал-Демократический альянс» пишет: «Белым надо было понять две вещи: 1) империя свое отжила; 2) есть только один безусловный враг, в борьбе с которым не может быть компромиссов – большевизм. Белому движению надлежало стать продолжением вектора западной модернизации, т.е. продолжением серебряного века и февраля, а вместо этого вся борьба белых с красными свелась к противостоянию двух имперских сил».

А вот «Русский Гражданский Союз» на страницах своего сайта упоминает о том, что «От имперских традиций Российской империи и СССР РФ унаследовала худшую из них – колониальный характер государства».

Нацдемы считают, что империя – это государство, достигающие своих интересов за счёт народа, а не во благо ему «Россия всегда строилась «не ДЛЯ русских, а ПОСРЕДСТВОМ русских». Эта формула всегда определяла национальную политику Российской империи – и при царях, и при коммунистах, и при посткоммунистах. Нещадно эксплуатируя русских на протяжении всей своей истории, империя поставила их на грань исчезновения. Мы, национал-демократы, считаем, что справедливое решение русского вопроса непосредственно связано с отказом от имперского характера российской государственности. Этот характер сегодня сохраняется в форме т.н. асимметричной федерации».

Радикальное крыло «имперцев» придерживается противоположного взгляда. Так в программе «Черной сотни» утверждается: «Россия проводит политику на воссоединение стран так называемого «Ближнего Зарубежья» в единую, мощную Державу – Российскую Империю». Впрочем, наиболее яркими высказываниями отметились не монархисты, а так называемые «розовые»: «Только новая имперская идеология, соединяющая все народы, культуры и верования, уравнивающая их под великим имперским куполом! Только возрождение и модернизация страны, превращённые в общее дело, собирающие в общую артель все народы и регионы истерзанной и изнурённой России! Только идея божественной справедливости, которая во все века была свойственна русскому сознанию, наполняет религиозные учения Корана и Нового завета! Только такая философия способна остановить грохочущий камнепад революции», — господин Проханов изволит молвить.

«По своему политическому устройству, по природе высшей власти империя является наднациональным образованием. В отличие от национального государства, которое предполагает обязательный для всех единый культурный и правовой код, империя допускает в своем составе самобытность и самостоятельность отдельных ее частей», – заявляет Александр Дугин.

Вопросы терминологии

В первую очередь надо обратить внимание на терминологию. Термин «империя» многозначен и, сторонникам империи всегда следует уточнять, что они имеют в виду. Иначе может сложиться впечатление, что им просто нравится само слово. Империями в частности называют государства с императорами во главе. С этой позиции в раздел Империй попадает Япония. Но к предмету вышеназванного спора относится не название верховной власти, а форма организации государства. И с этой точки зрения та же Япония оказывается национальным государством.

«Юридический словарь» утверждает, национальное государство это характеристика конституционно-правового статуса государства, означающая, что оно является формой самоопределения конкретной нации (в этно-культурном смысле слова), выражает прежде всего волю именно этой нации.

«Империей обозначается крупное государственное образование, объединяющее несколько стран и народов вокруг единого политического центра под эгидой универсальной идеи цивилизационного, религиозного, идеологического, иногда экономического характера, – сообщает издание «Политология. Словарь». – В настоящее время империей целесообразно считать великую державу и её «сферу влияния» – политического, идеологического, экономического, военного и культурного. То есть можно наблюдать изменение форм доминирования при сохранении принципа – центр и его периферия (сфера влияния). «Влияние» (преобладание) в разных сферах общественной жизни потеснило (хотя и не заменило) непосредственно военное давление. В данном контексте, такие государства как США и Китай следует определять типичными империями "постиндустриальной эпохи"».

Обратите внимание, империя всегда строится вокруг некого ядра, центра. Что же является этим центром? Национальное государство! Любая империя начиналась с того, что какой-то народ, образовав собственное государство, начинал подминать под себя соседние государства, племенные союзы и прочие протогосударственные образования. Поэтому империя – это национальное государство, управляющее посредством своего политического, идеологического, экономического, военного и культурного влияния другими народами и национальными государствами. В свете такого определения неудивительно, что затеявшие в июне сего года дискуссию «имперцы» из РИДа и нацдемы из РОДа умудрились придти к согласию.

Отметим еще один миф, связанный с национальным государством. Зачастую утверждается, что государства-нации возникают только после Вестфальского мира, а до этого существовали исключительно феодальные государства. Однако хотя феодализм вносил свою специфику в политику, национальный фактор играл весьма важную роль. Хотя Габсбурги и соединили под своей короной Испанию, Нидерланды и Австрию, ни голландцы, ни австрийцы испанцами не стали и «империя над которой не заходит солнце» быстро распалась по национальному признаку. Вообще ближайший взгляд на историю показывает, что князья и короли зачастую оказывались заложниками собственных подданных: государственные интересы оказывались выше династических браков и кровного родства. Правители же не учитывавшие волю народа, как правило, задерживались на престоле ненадолго. Таким образом, воля нации, пусть и не формально, но задавала направление государственной политики.

Вопрос целесообразности или генезис империи

Главный вопрос, который стоит всегда задавать свободному думающему человеку, это вопрос: «зачем?» Если Вы не можете ответить себе, зачем Вы это делаете, Вам лучше этого не делать. Если вы не знаете, зачем Вы пришли в правое движение, лучше уйдите и не мешайте. Если Вы не знаете, зачем нужна империя, вступите в ряды национал-демократов.

К сожалению, у части «имперцев» нет четкого понимая целесообразности существования империи. Кому-то хочется отмечать день тезоименитства ЕИВ и писать с ять, i, еръ во всех возможных местах, кого-то терзает ностальгия по утраченной мощи Российской империи или СССР, кому-то просто хочется показать США большую и жирную фигу.

Так зачем же создаются империи?

Когда-то мудрый китаец Сунь Цзы написал: «одержать сто побед в ста сражениях — это не вершина превосходства. Подчинить армию врага не сражаясь – вот подлинная вершина превосходства. <…> Поэтому тот, кто преуспел в военном деле, подчиняет чужие армии, не вступая в битву, захватывает чужие города, не осаждая их, и разрушает чужие государства без продолжительного сражения. Он должен сражаться под Небом с высшей целью "сохранения". Тогда его оружие не притупится и плоды победы можно будет удержать».

Во время роста национальное государство может сравнительно легко включить в свой состав и ассимилировать народы, не развившиеся до стадии формирования нации. Даже сохраняя самобытность, остатки этих народов никак не нарушают целостность государства. Пример тому – лужицкие сербы в Германии или остатки карелы, мери, веси в Центральной России.

Однако народы-нации, имеют политическое самосознание и, как правило, значительную плотность населения на подконтрольной им территории. После покорения их государство-победитель встает перед выбором: либо полный геноцид населения и колонизация освободившихся территорий, либо создание империи и постепенная ассимиляция покоренного народа. Империя предполагает неравноправный симбиоз двух национальных государств: метрополии и колонии. Удерживать колонию исключительно военной силой долгое время невозможно, поэтому лишая ее самостоятельности, метрополия предоставляет взамен ряд благ. Это эффект синергии (выгоды от объединения систем), обеспечение безопасности, различные технологии, система управления. Важно понимать, что если одно государство покорило другое, значит, оно в чем-то его превосходит, значит, ему есть, что предоставить побежденному в обмен на независимость. Имперский этнос, в свою очередь, поддерживая единство державы, неся нагрузку по управлению и обеспечению безопасности, обладает привилегированным правовым положением, имеет более высокий уровень благосостояния. Прочность имперского симбиоза напрямую зависит от разницы в развитии метрополии и колоний. Поэтому в частности власть Российской Империи в Польше или Финляндии, странах с высокой материальной и политической культурой, была гораздо слабее, чем в Закавказье или Грузии.

В отличие от империй федерации строятся на основе равноправного симбиоза. Например, Швейцария, объединяя немцев, итальянцев и французов империей не является, поскольку все три этнические группы пользуются абсолютно равными правами. Империя же, даже при формальном равенстве прав предполагает фактическую дискриминацию присоединенных этносов: подъема по социальной лестнице их представители могут добиться, только изучив язык и культуру имперской нации. Принадлежать к доминирующей нации в империи почетно и престижно, поэтому элиты покоренных этносов быстро ассимилируются (так ополячилось в свое время украинское и белорусское дворянство), более того за несколько веков ассимилируется вся пассионарная часть этих народов, так что их остатки даже сохранив культуру и язык, теряют всякую потребность в политической самостоятельности. Таким образом, империя постепенно превращается в национальное государство – закономерный итог своего развития.

Интересно, что национальное государство зачастую представляют как такую большую уютную деревню, жители которой занимаются исключительно улучшением собственного благосостояния и не суют нос в дела соседей. На деле, однако, многие национальные государства имеют собственный имперский проект: Великая Болгария, Великая Румыния, Великая Венгрия, Великий Туран, Речь Посполитая и т.д. И если это бумажные проекты, то Франция, например, вполне в духе старых добрых имперских традиций бомбит Ливию. Таким образом, империя тяготеет к превращению в национальное государство, а национальное государство к превращению в империю.

В этом нет никакого противоречия, поскольку империя является этапом развития национального государства. Как ёлка весной покрывается длинными и ломкими побегами, которые к осени затвердевают, превращаясь в полноценные ветви, так и национальное государство периодически окружает себя колониями, которые постепенно превращаются в провинции, сливаясь в одно целое с несущим стволом.

Под колониями мы подразумеваем любые присоединенные к метрополиям земли. Т.е. как колонии, использующиеся только для снабжения метрополии ресурсами (как правило, они отделены морем), так и колонии, планируемые к включению в будущем в состав метрополии в качестве полноценных провинций, или уже имеющие статус провинций, но сохранившие не ассимилировавшееся население (колонии этого типа преобладали в составе Российской Империи).

Говоря о включении в состав империи различных народов, стоит отметить также следующее. Некоторые сторонники империи вполне искренне полагают, что имперское сознание предполагает толерантность этносов, входящих в империю, подразумевая при этом этническую терпимость в федерациях типа Швейцарии. На самом деле «толерантность по-имперски» это скорее милость к побежденным: она подразумевает, во-первых, право на жизнь, во-вторых, право интегрироваться в имперский этнос (и стать полноправным гражданином), для чего требуется принять его культуру, веру, обычаи, язык, систему ценностей. При этом нормальной имперской практикой всегда была дискриминация. Например, в Российской империи калмыки вплоть до 1917 года были лишены каких-либо гражданских прав, в том числе права покидать Сальский округ и проживать в его столице – станице Великокняжеская. Однако крещеный калмык мог быть принят в казаки и получить всю полноту прав. Смысл религиозной дискриминации состоял в том, что меняя веру, человек менял и национальную самоидентификацию, становясь русским. Там где религиозной дискриминации не хватало, в ход шли другие методы: так, в Царстве Польском во второй половине XIX века все образование и делопроизводство было переведено на русский язык, в гимназиях было запрещено разговаривать по-польски. Толерантно? Подытоживая можно сказать, что «толерантность по-имперски» означает отсутствие крайнего расизма при ярко выраженном национализме.

Продолжение следует…

Артём Бирлов
Артём Заметалов
Координаторы Движения «Народный Собор»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.