Неизменяемая Конституция

Что для нас важнее: международное или национальное право?

«Мы, многонациональный народ Российской Федерации… чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость, возрождая суверенную государственность России… стремясь обеспечить благополучие и процветание России, исходя из ответственности за свою Родину перед нынешним и будущим поколениями… принимаем Конституцию Российской Федерации».

Именно этими словами преамбулы начинается Конституция современной России, принятая в декабре 1993 года. Что же из себя представляет действующая Конституция и почему многие вещи в ней невозможно изменить?

Принятие Конституции

Общеизвестно, что Конституция Российской Федерации была принята «всенародным голосованием по проекту Конституции». Но тут всплывает интересный и немалозначимый факт: «всенародное голосование» было незаконным, подсчет голосов производился незаконно, и, как следствие, Конституция тоже незаконна.

Давайте разберемся.

Проведение голосования по проекту Конституции инициировано Б.Ельциным, – указом президента РФ от 15 октября 1993 года, №1633 «О проведении всенародного голосования по проекту Конституции Российской Федерации». Данный указ вообще не имел юридической силы, так как полностью противоречил действующему и никем не отмененному в то время закону «О референдуме РСФСР» от 16 октября 1990 года, в соответствии со статьёй 9 которого право принятия решения о проведении референдума принадлежало Съезду народных депутатов РСФСР, а в период между съездами – Верховному Совету РСФСР.

Кроме того, Съезд народных депутатов РСФСР или Верховный Совет РСФСР были обязаны назначить референдум по требованию «не менее чем одного миллиона граждан РСФСР, имеющих право на участие в референдуме» или «не менее одной трети от общего числа народных депутатов РСФСР» (ст. 10). Таким образом, президент вообще не имел права принимать решение о проведении референдума.

Законом «О референдуме РСФСР» устанавливалось (ч. 3 ст. 35), что «при проведении референдума по вопросам принятия, изменения и дополнения Конституции РСФСР решения считаются принятыми, если за них проголосовало более половины граждан РСФСР, внесенных в списки для участия в референдуме». В указе президента было явное противоречие действующему закону: в п. «и» ст. 22 Положения говорилось о том, что «Конституция Российской Федерации считается принятой, если за ее принятие проголосовало более 50 процентов избирателей, принявших участие в голосовании» (!), то есть избирателей, пришедших на избирательные участки и получивших бюллетени для голосования. Кроме того, в соответствии с той же статьей президентского Положения, референдум считался несостоявшимся, «если в нем приняло участие менее 50 процентов зарегистрированных избирателей» (то есть внесенных в списки). Таким образом, Конституция считалась принятой в том случае, если за нее проголосовало более 25% внесенных в списки граждан.

Интересно и то, что подсчет голосов по проведении референдума производился даже вопреки Положению, утвержденному указом президента. Вместо того, чтобы вести подсчет голосов от числа «принявших участие в голосовании», результаты считались только от числа действительных бюллетеней. Также важно отметить, что в целом ряде регионов референдум, согласно закону, вообще должен бы быть признан несостоявшимся (22 региона), и по действующему закону должно было бы проводиться повторное голосование, которое не было предусмотрено президентским указом…

Согласно результатам голосования, если бы подсчет голосов вёлся согласно действующему и неотмененному закону «О референдуме РСФСР», то проект Конституции, вынесенный на референдум, набрал бы всего лишь 31% голосов «за» и, соответственно, считался бы непринятым.

Таким образом, есть все основания говорить о том, что действующая Конституция является незаконной.

Но данный подход является, в сущности, тупиковым. Если более глубоко вдаваться в историю, то можно заметить, что большинство правовых актов, начиная с февраля 1917 года являются незаконными. И, следовательно, 95-летний период истории России и СССР является незаконным.

Кто он, этот «многонациональный народ»?

Эксперимент с созданием абстрактной категории «многонационального народа» напоминает эксперимент с созданием категории «советский народ». Национальная политика современного государства представляет собой нечто хаотичное, необдуманное и… закреплённое в Конституции.

Как уже говорилось, в преамбуле и ряде статей действующей Конституции речь идет о «многонациональном народе Российской Федерации», его правовом положении. И, кстати, это не является новацией Конституции 1993 года. Еще в Конституцию РСФСР 1978 года был внесен ряд изменений, среди которых было и введение новой формулировки статьи 2, которая гласила: «Вся власть в РСФСР принадлежит многонациональному народу РСФСР». Так и сегодня в действующей Конституции нет даже упоминания о русском (или хотя бы так горячо любимом представителями власти «российском" народе). Таким образом, в Конституции признается наличие одного народа из представителей множества национальностей.

Однако наряду с признанием в Конституции единого «многонационального народа» действует закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов (! – авт.) Российской Федерации», закон «О языках народов (! – авт.) Российской Федерации». Из этих названий уже следует вывод о том, что все-таки государство признает наличие не одного абстрактного «многонационального народа», а множества народов Российской Федерации. Так может, всё-таки уже следует разобраться законодателю в понятиях «нация», «национальность» и «народ»?

Примечателен также закон «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации», согласно которому, коренными малочисленными народами признаются «народы, проживающие на территориях традиционного расселения своих предков, сохраняющие традиционные образ жизни, хозяйствование и промыслы, насчитывающие в Российской Федерации менее 50 тысяч человек и осознающие себя самостоятельными этническими общностями».

По определению данного закона, только этим народам предоставлено особое, специальное право «на защиту их исконной среды обитания, традиционных образа жизни, хозяйствования и промыслов» (ст. 8), а также право «на развитие и сохранение своей самобытной культуры» (ст. 10).

Неплохо было бы закрепить такие же права и за остальными народами России…

В то же время, как это не странно, категория «русский народ» все-таки встречается в нашем современном законодательстве. Так, например, в Концепции национальной политики, утвержденной указом президента от 15.06.1996 года, №909 можно найти следующее: «Тяжёлый удар по всем народам страны, включая русский, был нанесен тоталитарной системой, массовыми депортациями и репрессиями, разрушением многих национальных культурных ценностей. Наряду с достижениями в развитии и сотрудничестве народов, которые имелись в советский период, проводился курс на унификацию, заложивший основу нынешних противоречий».

Так не пора ли отойти от заложенной в советский период унификации и обезличивания народов России, и прежде всего государствообразующего русского народа, в абстрактный «многонациональный народ»?!

Упоминание о русском народе можно найти и в одном из приложений к федеральной целевой программе «Русский язык (2006-2010 годы)», утверждённой постановлением правительства РФ от 29.12.2005, где содержится такая строка: «Создание полноценных условий для развития русского языка как национального языка русского народа».

Но это, пожалуй, лишь исключения среди множества правовых актов Российской Федерации. Возникают вполне определенные вопросы: почему власть России боится русского народа, почему проводится «заложивший основу противоречий» курс на унификацию, почему власть боится признать права русского народа как государствообразующего, не есть ли это предвзятое отношение к русскому народу?

Если да, то такое явление называется русофобией и из этих двух посылок логически следует недвусмысленное заключение…

Согласно мировой практике, государство, на территории которого проживают разные народы, однако основную массу жителей которого составляют представители одного этноса, признается моноэтническим. Сегодня в России русское большинство составляет около 80% населения. Этот факт является фундаментальным основанием для утверждения, что русский народ является государствообразующим, а прочие «коренные народы» являются национальными меньшинствами.

Вот, для сравнения, основной закон Германии. Его преамбула начинается со слов: «Сознавая свою ответственность перед Богом и людьми… немецкий народ в силу своей учредительной власти дал себе настоящий основной закон… Настоящий основной закон действует для всего немецкого народа…»

В конституционном праве Германии выделяются «права немцев» (Deutscherechte) и «права, принадлежащие всем людям» (Jedermannsrechte). Да, под немцами, в силу статьи 116, по общему правилу (исключения из которого могут быть установлены законом) понимаются «те, кто обладает германским гражданством или кто был принят на территории Германской империи, по ее состоянию на 31 декабря 1937 года в качестве беженца или перемещенного лица немецкой национальности или в качестве супруга или потомка одного из этих лиц». Но такое определение в смысле конституционного права является оправданным, ибо есть права, связанные с гражданством и не связанные с таковым. Однако этот факт не влечет в основном законе отрицания существования немецкого народа. Более того, Германия является моноэтническим государством, и нигде не сказано о «многонациональности», хотя в ФРГ помимо немцев проживает немало других народов.

По сути своей, почти любое государство мира является многонациональным, так как везде проживают представители различных народов и национальностей, но только в российской Конституции имеется народ безликий, «многонациональный»…

Суверенитет

Суверенитет государства предполагает верховенство, независимость и самостоятельность государственной власти, полноту законодательной, исполнительной и судебной власти государства на его территории и независимость в международном общении.

Согласно статье 3 Конституции РФ, «носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является её многонациональный народ», то есть, по сути, абстрактная категория, которая, можно сказать, есть никто, ибо в нашей Конституции не раскрыта суть данного понятия, что дает основания подвести под «многонациональный народ Российской Федерации» даже не обязательно представителей коренных народов России.

Далее в части 4 этой же статьи есть ещё более интересная фраза о том, что «никто не может присваивать власть в Российской Федерации». Вопрос: кто такой этот «никто»? Исходя из вышеприведённого смысла «многонационального народа», может быть, это он и есть?

В рассмотрении вопросов суверенитета нельзя не затронуть тему вступления России во Всемирную торговую организацию (ВТО), которое очевидно ограничивает суверенитет Российской Федерации. Исходя из смысла статьи 3 Конституции, являясь «носителем суверенитета», решение об ограничении суверенитета может принимать исключительно абстрактный «многонациональный народ». Но ведь нет такого народа, а, значит, нет носителя суверенитета, и некому принимать решение по данному вопросу, что и находит подтверждение в сегодняшних реалиях.

В соответствии с пунктом «д» части 1 статьи 15 закона «О международных договорах Российской Федерации» договоры «об участии Российской Федерации в межгосударственных союзах, международных организациях и иных межгосударственных объединениях, если такие договоры предусматривают передачу им осуществления части полномочий Российской Федерации или устанавливают юридическую обязательность решений их органов для Российской Федерации» подлежат обязательной ратификации Федеральным Собранием РФ. То есть, как бы «представителями и избранниками народа», но не населением России (ведь, как правило, в 95% случаях мнение «народных избранников» расходится с мнением народа).

Вот и видно, как на практике «носителем сувернитета и единственным источником власти» является «многонациональный народ Российской Федерации».

Что важнее: международное или национальное право?

Ответ на этот вопрос содержится в части 4 статьи 15 Конституции, где говорится: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

Таким образом, установлено, что, если существует международный договор, подписанный и ратифицированный (если это необходимо) в установленном законом порядке, то применяется именно он. То есть, по сути, любой международный договор, даже ограничивающий суверенитет России по вопросам, в нем содержащимся, имеет приоритет перед национальным законодательством. А если учитывать приведенный пример того, каким образом принимаются и ратифицируются такие договоры, то нетрудно оценить последствия такой «глобалистской» нормы…

Поправки и пересмотр Конституции

Казалось бы, можно взять и изменить ряд неоднозначных положений Конституции, исключив, например, норму о примате международного права над национальным. Но… одно из неотъемлемых свойств Конституции – особый порядок её принятия и изменения. Процедура изменения действующей Конституции предусмотрена главой 9 – «Конституционные поправки и пересмотр Конституции». В статье 135 Конституции говорится о том, что положения глав 1, 2 и 9 (в первых двух закреплены основы конституционного строя и права и свободы человека и гражданина) не могут быть пересмотрены Федеральным Собранием. В случае, если обе палаты тремя пятыми голосов поддержат предложение о пересмотре положений этих глав, то созывается Конституционное Собрание, задача которого – либо подтвердить неизменность Конституции, либо разработать проект новой Конституции.

Вот здесь-то и возникают нерешённые до сих пор вопросы: а что такое Конституционное Собрание, какова его природа, как оно созывается, каким правовым актом регламентируется его деятельность?

Ответ: никаким!

До сих пор не принят закон «О Конституционном Собрании», несмотря на то, что уже не один вариант его проекта лежит в Госдуме. Всегда находится повод, чтобы отложить вопрос о принятии этого ключевого закона.

И, если можно, последний абзац исправить:
"А значит, пересмотр положений главы 1 («Основы конституционного строя»), главы 2 («Права и свободы человека и гражданина»), а также главы 9 («Конституционные поправки и пересмотр Конституции») и принятие новой Конституции сегодня невозможно даже чисто технически."

Вот такая она, Конституция Российской Федерации…

Сергей Козлов,

координатор Движения «Народный Собор»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.