Нигилизм против идеала

Источник угрозы Европе находится в самой Европе.

Правозащитная тематика давно стала инструментом массированного политического давления. Под лозунгом и флагом прав человека совершаются интервенции, нарушается суверенитет других государств. А самое главное, налицо недобросовестное и дискриминационное применение стандартов и критериев прав человека со стороны международных организаций, которые по-разному относятся к разным странам и народам.

Пороки любой политической системы с точки зрения юридической науки имеют два аспекта – законотворческий и правоприменительный. И если законотворческий аспект можно исправить постепенным приведением законодательства к необходимому уровню, то правоприменительная область связана с состоянием самого общества и с конкретным социокультурным контекстом. И здесь было бы своевременно поставить перед мировым сообществом задачу – уважать те культурные различия, которые имеются между цивилизациями.

Не случайно в Уставе ООН, в основополагающей главе «Цели и принципы» вообще не упоминается слово «демократия». Это не значит, что там её нет; просто Устав ООН утверждает суверенное равенство всех субъектов мирового общения. Это значит, что и монархия, и республика, и общество религиозное, и секулярно-либеральное равны перед международным правом и Уставом ООН.

Идея универсализации стандартов в области роли человека, – изначально позитивная, – с течением времени претерпела изменения, трансформации, и теперь нам представлен нынешний воинствующий либеральный проект, который предлагают всему миру. Применение этой доктрины бросает вызов традиционным устоям, культурным особенностям, представлениям о добре и зле, о роли мужчины и женщины, об отношениях родителей и детей.

Кроме того, права человека отнюдь не являются предметом заботы европарламентариев. Им, к примеру, совершенно безразличны унижения русских в Прибалтике, во всяком случае, они очень неохотно идут на подтверждение неблагополучного положения русских, и совершенно не готовы применять серьезные меры воздействия к правительствам этих стран.

С другой стороны, любые грехи нашей страны, реальные или мнимые, немедленно становятся темой заседаний Парламентской Ассамблеи Совета Европы. Хотя и там уже наметился «кризис жанра»: если бы не было России, то её надо было бы придумать.

…Вот образчик документа, который был принят в Совете Европы, причем, даже там он вызвал бурную дискуссию. Документ называется «Женщина и религии в Европе». В нем утверждается, что все государства обязаны бороться с религиозными представлениями о роли женщины в семье, препятствовать воспитанию девочек на тех основах, которые связаны с религиозными учениями.

То есть, речь идёт уже не об отстаивании права атеистов иметь свою точку зрения на эти явления (это право давно завоевано ими), а о запрете кому бы то ни было иначе смотреть на эти вещи. Получается, что самым что ни на есть грубым образом навязывают толкование главных вопросов жизни. Мы, кстати, от такого способа в нашей стране давно отказались.

Принято считать, что права человека условно делятся на три «поколения». Первое «поколение» – это свобода совести, собраний, равенство полов, свобода веры. Это относится ко временам французской революции; эти вещи давно вошли в конституции всех стран мира.

Второе «поколение» прав и свобод – это экономические и социальные права. XX век стал той исторической вехой, когда эти права вступили в силу. Жаль, что наша страна, которая первая их стала провозвестником, безнадежно отстала, поскольку стагнирующий Советский Союз был уже неспособен дать им реальное наполнение. Скажем, Европейская социальная хартия для нас почти недосягаема. На нас нажимают, чтобы мы ее приняли, но Министерство финансов России прямо говорит, что наполнение такого-то пункта мы не можем обеспечить…

И, наконец, третье «поколение» прав человека – это когда личность провозглашается полностью автономной от любой системы ценностей, вне зависимости от того, в какой цивилизации она живет. Она сама себе назначает системы ценностей. Для неё нет установок того, что есть грех, а что есть добродетель. Она считает себя вправе быть оторванной от любых нравственных норм, регулирующих жизнь человечества. В этом случае никакая система права не способна удержать человека от преступления, поскольку единственной гарантией добропорядочности является страх перед уголовным наказанием.

Либеральный философ Фридрих Хаек откровенно написал, что нужно утвердить полный суверенитет личности, как бы экстравагантно она не проявляла себя. Это не что иное, как ценностный нигилизм, особенно в его западноевропейском, вульгарном, воинствующем толковании. Именно с ним мы чаще всего сталкиваемся в Совете Европы, хотя в самой Европе есть и другие, консервативные силы. Более того, есть люди, которые по-прежнему живут, руководствуясь высшими представлениями о добре и зле. Такими документами третье поколение фактически бросает вызов первому поколению прав человека, то есть свободе совести, выбору веры.

Воинствующее толкование либеральных прав, то есть гуманитарных прав личности, явно не может быть универсальным. Недаром же разными цивилизациями рождены разные культуры, разная этика взаимоотношений, разные системы права и разная философия права. Ведь само право изначально зиждется на интуитивном ощущении тождества между грехом и преступлением. Да, правовая норма тоже делает определенные скидки, но это объективный компромисс между идеалом и обстоятельствами.

Все это полностью ускользает из современных плоских взглядов-клише на права человека. То, что происходит в Европе, косвенно отражает уязвимость и слабость самой европейской цивилизации, которая равнодушна именно к тем ценностям, которые в своё время эту Европу и сделали великой, создали ее неповторимую культуру. А сама европейская культура – это воплощение долга; она рождена отнюдь не ценностным нигилизмом, а утверждением идеала.

…Если мы хотим на международной арене полноправно участвовать в обсуждении, выработке и применении критериев в области прав человека, то без серьезной оценки содержания ценностных категорий этого сделать не сможем. Но, к сожалению, эта область давно отдана на откуп одной цивилизации. И даже не цивилизации во всей её полноте, родившей великую культуру, великих героев, великих мучеников (имею в виду Западную Европу), а именно той ее части, которая исповедует ценностный нигилизм.

Татьяна Данилина

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.