О русском имперском национализме

Империя как путь к возрождению Русской цивилизации.

В последнее время внутри русского национального движения идут довольно бурные дискуссии о том, какую форму должна принять будущая российская (русская) государственность. Как известно, в эпоху «нулевых» заметное развитие в русской националистической среде получило такое идеологическое направление как национал-демократия, сторонники которого (представленные организациями типа РОД, РГС, НДА и т.д.) придерживаются так называемой «европейской концепции» национализма. Применительно к истории России суть ее сводится к следующему: вместо того чтобы, как большинство европейских народов заниматься строительством национальных государств, русский народ зачем-то расходовал свои силы на строительство полиэтнической и поликультурной империи, сначала Российской, а потом и Советской, что в итоге не позволило ему сформироваться как нации. Разумеется, такой взгляд требует и критического переосмысления всей российской истории, переоценке многих исторических событий, притом зачастую с довольно негативных позиций. Особенно в этом преуспел главный идеолог Национал-демократического альянса Алексей Широпаев (в данном случае наиболее точно будет применить термин «национал-пораженец»), который явно тоскует по временам Новгородской республики, противопоставляя ее вольницу процессу собирания и объединения русских земель московскими князьями и вообще имперскому вектору развития России. Противопоставление, между прочим, далеко не совсем корректное. Та же Новгородская республика, несмотря на наличие развитых для Средневековья демократических институтов, представляла собой мини-империю, для которой была характерна внешняя экспансия с элементами колонизации на восток за Урал, что позволило ей существенно расширить свои границы к началу XVв. В итоге, как мы знаем из истории, ослабленный внутренний раздорами Новгород окончательно впал в смуту, едва не вошел в состав Великого княжества Литовского, но в итоге был вынужден подчиниться Ивану III. Но основной сути это не меняет: Новгородская республика вполне органично вписывается в столь ненавидимый нацдемами имперский контекст развития России.

Подобные «антиимперские» рассуждения можно встретить и других ведущих идеологов национал-демократии, хотя и в более умеренном варианте. Например, Егор Холмогоров сделал вывод, что Россия к XVIIв. все-таки сформировалось как раннее национальное государство. Однако, по его мнению, «Россия как государство в XVIII-XX веках пережила страшнейший процесс политической денационализации. Сделавшей ее из достаточно типичной европейской страны страной совершенно атипичной и вызывающей раздражение… Замечательно то, что эта структурная деевропеизация и денационализация проводились под девизом вхождения в Европу и следования европейскому пути».

В данной ситуации перед нами всерьез поднимается следующий вопрос. Каков будет исторический выбор русского народа в XXI: национальное государство или империя? И тут необходимо отметить, что национал-демократы, ратующие за создание русского национального государства «европейского образца», пытаются перевести данный дискурс в крайне выгодную для себя плоскость. Прежде всего, они позиционируют себя как противники советской имперской модели, для которой в области этнополитики была характерна так называемая «позитивная дискриминация», то есть приоритет отдавался интересам нацменьшинств, а не самому многочисленному и государствообразующему русскому народу. Как известно, в результате данной политики из советского гнезда «вылупилось» 14 национальных государств. При этом многие из них впервые получили свою государственность. РФ же так и не стала национальным государством русского народа. Тот же Холмогоров отмечает, что вместо этого Россия, «по-прежнему, осталась "маткой народов" для нового "выпуска" молодых наций – татарской, башкирской, якутской, калмыцкой, тувинской и, разумеется, чеченской и т.д.»… «Собственно – продолжение текущей политики "многонационалии"- – приведет в ближайшие 15-20 лет к новому "выпуску" новых наций и маленьких национальных государств. И русского среди них не будет. Если какая-то ошметочная Россия и выживет, то нас отправят на третий круг, готовить выпуск "сибирской", "уральской", "ингерманландской", "залесской", "казацкой" и прочих наций». Одним словом автор предупреждает о вероятном окончательном распаде страны и фактически полной и смертельной дезинтеграции русского этноса при сохранении нынешней национальной политики.

Следовательно, у нас возникает следующий конфликт мнений, который, повторюсь, выгоден национал-демократам. С одной стороны, они, нацдемы, якобы желающие всех благ и процветания русскому народу, а с другой – евразийские «имперцы», продолжающие мыслить советскими интернационалистическими категориями. При этом некоторые патриоты и державники, видимо, по своей недальновидности продолжают потворствовать данному дискурсу с национал-демократами. К такому типу «патриотов», в частности, относится известный журналист и бывший член Общественной палаты РФ Максим Шевченко. Автор данной статьи считает допустимым позволить себе несколько критических замечаний в его адрес. Почему именно в адрес Шевченко? Да потому что Шевченко является этаким воплощением державника-интернационалиста, которым готовы стращать русский народ национал-демократы. Что, например, и делал в одной из своих статей, пожалуй, ведущий идеолог русской национал-демократии Константин Крылов, где привел в пример одно любопытное высказывание господина Шевченко. Вот отрывки из него:

«Я считаю, что приток в страну азиатского населения — это позитивное явление. Он увеличивает дистанцию между нами и Евросоюзом, а, стало быть, служит фактором сохранения территориальной целостности РФ».

«Европа сегодня является мировым центром сатанизма и проповедует все противное человеческой природе — браки содомитов, превосходство денег над здравым смыслом, запрет религиозным людям на предписанную им одежду и т.д. Поэтому все общение с Западом нужно ограничить форматом внятных экономических, политических и социальных отношений, в остальном же в интересах России предельное отдаление. С этой точки зрения я приветствую возвращение к статусу огромной евразийской державы как союза народов».

«Приток азиатского населения очень позитивно скажется на будущей судьбе моей страны. Только не в рабском униженном виде, как это происходит сейчас, а в качестве полноценных граждан, осознающих свою гражданскую позицию, свои гражданские права и свою гражданскую ответственность. Чем больше в России будет азиатского населения, тем дальше мы будем отходить от Запада, от так называемого «золотого миллиарда».

Попробуем оценить данное высказывание не с крыловских «нацдемовских» позиций, а с державных и имперских. Я уверен, что большинство людей, прочитавших вышеуказанные строки, согласятся, что территориальная целостность вещь, несомненно, важная и с пороками западной либерализма необходимо бороться, но лучше это делать без притока азиатских мигрантов. Вряд ли русские готовы строить империю такой ценой. Не секрет, что огромный приток иммигрантов с южных республик бывшего СССР, который мы сейчас наблюдаем, рано или поздно обязательно приведет к изменению этнокультурного и антропологического (то есть преимущественно славянского) облика России. Ссылки на то, что подобные и, кстати, очень справедливые предостережения могут привести к обострению межэтнических и межконфессиональных отношений (а от господина Шевченко и некоторых его единомышленников подобное доводилось слышать не раз) и к последующему развалу Российской Федерации по советскому сценарию явно не уместны. В конце концов, не будем забывать, что развал СССР был не только следствием предательства высшей партийной номенклатуры, но и вполне закономерным явлением с точки зрения этнополитики.Как известно, примерно за две десятилетия после установления советской власти большевикам практически удалось вернуть страну в границы Российской Империи, но сделали они это в извращенном виде, создав огромную ассиметричную федерацию-«матрешку», которая в итоге оказалась нежизнеспособной.

В связи с этим, при всем уважении к Максиму Леонардовичу Шевченко (специалист по Исламскому миру и, в частности, Северному Кавказу он действительно хороший) хотелось бы, чтобы с такими людьми как он имперская идея в нашей стране не ассоциировалась.

Теперь вернемся к главному. Очевидно, что, используя взгляды и высказывания таких персонажей как Шевченко в своих целях, национал-демократы пытаются дискредитировать саму идею имперской государственности. В данном случае мне представляется любопытным сравнение с поздним СССР, когда в обиход вошел термин «совок», использующийся для уничижительного обозначения всего (даже положительного), что имеет отношение к советскому прошлому. В наши же дни, благодаря усилиям нацдемов и либералов-западников, появился термин «имперец» (или «ымперец») как очередной вариант очернения на этот раз уже имперской идеи. Но разве империя может существовать только на интернационалистских «шевченковских» принципах. Разве этому нет никакой альтернативы? Альтернатива есть и этой альтернативой должен стать русский имперский национализм. Любая полиэтническая цивилизация, состоящая из конгломерата различных этносов и конфессий (а Россия, несомненно, является таковой), может существовать при наличии одной доминирующей и цементирующей культуры и желательно при преобладании одного этнического ядра. В данном случае русского. При этом необходимо отметить, что большинство империй, существовавших в течение длительного периода времени, были построены именно на принципах имперского национализма, а не интернационализма. Это и Рим, и Византия, и Российская империя, которая фактически появилась не в 1721 г. по указу Петра I, агораздо раньше. Символической точкой отсчета этого события, по мнению автора данной статьи, следует считать 1547 г., когда Иван IVвенчался на царство в Успенском Соборе Московского Кремля, то есть, по сути дела, принял «наш» императорский титул. И именно при Иване Грозном, который начал присоединять к Московскому государству татарские ханства – осколки Золотой Орды, Россия окончательно встала на имперский путь развития. Во всех трех выше указанных случаях (Рим, Византия, Россия) интеграция новых этносов, входивших в состав империи, шла за счет приобщения их к политическим, социально-экономическим и культурным ценностям метрополии. В случае с Россией, понятное дело, имеется в виду русская метрополия. Что касается имперских проектов, основанных в больше степени на интернационалистских принципах и так называемом «союзе народов», то они распадались достаточно быстро: империи Александра Македонского, Аттилы и Чингисхана, Тюркский каганат, Австро-Венгрия и, конечно же, СССР.

Теперь, раз уж речь зашла о русском имперском национализме, было бы уместно затронуть одну из предвыборных статей Владимира Путина «Россия: национальный вопрос», которая была опубликована 23.01.2012 г. в «Независимой газете». В данной статье невооруженным глазом видно, что российским властям, как бы они не старались, становится все трудней игнорировать рост русского национального самосознания. Например, довольно любопытно, что слово «русский» в статье явно доминирует над словом «российский», что явно не соответствует «россиянскому» курсу нынешней национальной политики государства. На первый ложный взгляд, может даже показаться, что Путин вроде бы выступает с позиций русского имперского национализма. Чего хотя бы стоит такой тезис: «великая миссия русских – объединять, скреплять цивилизацию», сохранять «русскую культурную доминанту». При этом автор статьи (будем считать, что это премьер-министр) откровенно оппонирует русским национал-демократам. Прежде всего, это заметно в тех местах, где он критикует лозунг «Хватит кормить Кавказ» и разговоры про то, что нужно «завершить дело 1991 года и окончательно разрушить империю, сидящую на шее у русского народа». Однако при всем при этом нужно отметить, что в статье Путина ни слова не говорится о так называемой «русской поправке», необходимости придать русскому народу особый статус в Конституции страны. А раз так, то все, что было сказано в этой статье про русский народ и его объединяющую роль внутри России, является не более чем славословием. По сути дела, мы видим продолжение старой и традиционной советской национальной политики, когда государствообразующая роль русского народа не носила абсолютно никакого юридического характера, и он фактически являлся бесправным этническим материалом для строительства огромной империи. Чем закончился данный советский эксперимент, мы прекрасно знаем: около 25 млн. наших соотечественников, оказавшиеся после распада СССР в новых независимых национальных государствах, были фактически брошены на произвол судьбы. Поэтому сейчас необходимо, чтобы русский народ, которому в отличие от «титульных» народов республик бывшего СССР не дали в советский период пройти путь своего национального развития, окончательно сформировался как «русская нация», имеющая полноценную государственность и способная сохранить контроль за обширными и очень пестрыми по национальному составу географическими пространствами нашей страны.В связи с этим, наиболее оптимальным вариантом будущей российской государственности представляется русское национальное государство в форме Империи. Только в рамках построения русского имперского государства можно будет одновременно выполнить несколько задач, важных с точки зрений национальной безопасности России и, что не менее важно, реализации ее собственного интеграционного проекта на постсоветском пространстве:

– решить так называемый «русский вопрос», закрепить права русского народа и его особый статус в будущей Конституции страны. И, пожалуй, самое главное: впервые в истории России сформировать русскую нацию, имеющую собственное национальное государство. При этом все народы страны должны иметь право на широчайшую национально-культурную автономию в рамках единой Русской цивилизации;

– решить проблему этнической преступности и регионального сепаратизма, а также дискриминационного характера финансирования одних регионов за счет других;

– дать серьезный импульс объединению в свое время искусственно и преступно разделенного большевиками триединого русского народа. Для этого, в частности, необходимо, чтобы украинцы (малороссы) и белорусы наряду с нынешними русскими (великороссами) юридически считались в России частью единой и неделимой государствообразующей русской нации. Нельзя также забывать о фактически русском Приднестровье, русских районах северного Казахстана и наших соотечественниках в Прибалтике.

В завершение необходимо отметить, что русская государственность естественно не подразумевает под собой отделение от России каких-либо национальных окраин (за что ратует многие национал-демократы), или наличие официальной фашистской идеологии (чем пугают либералы-западники). Наоборот, во многом от того смогут ли грамотно решить «русский вопрос», зависит межнациональный мир, территориальная целостность и политическая стабильность страны. Чтобы в современной России остановились начавшиеся в конце прошлого столетия дезинтеграционные процессы, и она не повторила печальную судьбу Советского Союза, нужно помнить, что каркасом любого полиэтнического государства может являться лишь один государствообразующий народ. Русский народ должен превратиться в «русскую нацию» не потому, что он умнее всех остальных народов нашей страны, а потому что только он имеет исторический опыт управления ее огромными территориальными пространствами.

В условиях России понятия «империя» и «национальное государство» должны не противопоставляться, а как раз наоборот – дополнять друг друга.

Михаил Кузнецов

Специально для «Народного Собора»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.