О войне – правду и только правду

Накануне скорбной и трагической даты – дня начала Великой Отечественной – вспоминают тех, кто не вернулся с полей сражений, вновь ощущают горечь поражений первых недель и месяцев войны.

Увы, по-прежнему суровая правда о войне нередко подменяется сенсационными «разоблачениями» и «развенчаниями» ее героев, солдат и полководцев, которые якобы победили врага только потому, что завалили трупами немецкие окопы. О мифах, полуправде и откровенной лжи, которыми зачастую подменяется сегодня подлинная история Великой Отечественной, беседуют писатель, руководитель регионального отделения «Народного Собора» Александр Тутов и журналист Анатолий Беднов.

Нужны честные книги и фильмы

Анатолий Беднов: – Не прекращаются попытки переписать историю Великой Отечественной и, шире, Второй мировой войны, «с точностью до наоборот», поменяв плюсы на минусы, принизить роль СССР в победе над фашистским блоком…

Александр Тутов: – Высадка американского десанта в Нормандии преподносится как жутко героическое событие, приезжает масса народа. Но куда меньше отмечают на Западе 9 мая.

А.Б.: – У них эта дата – 8 мая, из-за разницы в часовых поясах…

А.Т.: – Это понятно. Но в нынешнем году на наш парад 9 мая приехало мало европейских представителей. И даже на Украине пытаются перенести День Победы с 9 на 8 мая. Просто идет очень вредная и опасная попытка исказить историю. Потому что сегодня история становится фактически наукой военной, используется для усиления влияния на определенные страны, ослабления чьего-то влияния. Такие вещи допускать нельзя.Потому что у меня есть знакомые, которые могут утверждать, что мы проиграли Курскую битву, что немцы нас били направо и налево. Получается, что сегодня выходит масса литературы: мемуары немецких военачальников…

А.Б.: – Уже четверть века этот поток литературы идет и не иссякает: воспоминания немецких генералов, фельдмаршалов…

А.Т.: – Там есть и честные воспоминания генералов, которые с уважением относились к Красной Армии – например, Гальдера. Но сегодня некоторые наши «товарищи» в своих работах о войне ссылаются на речи Геббельса, считая их за истину! Многие школьники сейчас считают, что войну выиграли американцы. Некоторые считают, что в первый период войны мы продержались только благодаря американской помощи, ленд-лизу. Но, во-первых, объем ее в процентном отношении был небольшой. Во-вторых, забывают, что ленд-лиз был не бесплатным. Американцы хорошо заработали на Второй мировой войне: они продавали оружие нам, они же поставляли нефть и оружие немцам очень активно через третьи страны. Все испанские танкеры были задействованы для перевозки топлива для немецких танков и самолетов. Больше 30 процентов горючего!

А.Б.: – Через формально нейтральную Испанию…

А.Т.: – Надо больше читать хотя бы нормальных немецких воспоминаний, где признается, что за один день боев в России Германия потеряла больше, чем в большинстве военных кампаний в Европе. А за месяц – больше, чем во всех военных кампаниях, в которых до этого участвовали.Немцы в Европе били всех, это была самая мощная армия. Единственная армия, перед которой они отступили – наша. Не зря в конце войны ряд немецких генералов, которые пришли подписывать капитуляцию, с удивлением посмотрели на американцев, французов и англичан: что они здесь делают, неужели это они нас разбили?

Англичане хотя бы участвовали в авиационной войне, сдерживая наступление немцев. Надо учесть, что и высадка в Нормандии была только потому, что они понимали: мы и так немцев разгромим.

А.Б.: – У союзников была попытка создать плацдарм в Нормандии в 1942 году – Дьеппский десант, которая провалилась. И они после этого поражения два года боялись сунуться через Ла-Манш.

А.Т.: – Вместо этого высадились в Италии, вели осторожные боевые действия издалека. А в Арденнах их разгромили, и если бы не наше наступление…

А.Б.: – Которое мы вынуждены были начать раньше намеченного срока, чтобы спасти англо-американские войска от катастрофы. А это – дополнительные жертвы. Как, кстати, и в Первую мировую – чтобы спасти Париж, русская армия начала преждевременное наступление в Восточной Пруссии. За неумение союзников воевать заплатили русской кровью.

А.Т.: – В данной ситуации союзникам действительно гордиться особо нечем. В то же время сняли фильм «Спасти рядового Райана» о рядовом, в общем-то, событии. А у нас была снята замечательная киноэпопея «Освобождение» – и с тех пор нормальных фильмов о войне почти не было. «Сталинград» Федора Бондарчука при столь громком названии рассказывает о частном событии, которое к Сталинградской битве серьезного отношения не имеет. Хотя сейчас стали все-таки появляться неплохие, грамотные сериалы про войну, по крайней мере, люди их смотрят. Но одновременно у нас должна быть и хорошая литература, и сайты в Интернете и, главное, хорошая подготовка в школе. А то до смешного доходит: многие школьники не знают про Брестскую крепость. До сих пор преподавали, сколько у нас в плен сдалось, а про Брестскую крепость и другие подвиги – например, наших танкистов в 1941-м году, говорилось мало.

Нашествие двунадесяти языков

А.Б.: – Справедливости ради нужно сказать, что перед войной у немцев боевая подготовка была поставлена лучше. Приводятся красноречивые цифры, сколько накануне войны было в среднем налетано часов у германского летчика и сколько у нашего, сколько наезжено нашим и их танкистом… Конечно, все это мы наверстали в бою, а надо было в учении.

А.Т.: – Но в то же время наибольшее количество танков уничтожил в одном бою наш боец. Общее количество сбитых непосредственно в боях самолетов у наших больше, чем у немцев – на две тысячи. У них были асы, но в среднем наш уровень был выше. Вопрос еще и в том, как они считали сбитые самолеты, когда эскадрилья работала по существу на одного летчика.

А.Б.: – При этом уничтоженными считали самолеты, подбитые и севшие на нашей территории. А наши машину починят, залатают – и снова в бой. У нас счет сбитым самолетам велся очень пунктуально, каждый такой факт должен был быть доказан документально.

А.Т.: – Поэтому говорят, что и Покрышкин и Кожедуб сбили больше самолетов, чем смогли подтвердить.

Еще надо учитывать, что в танковой войне немецкие асы воевали на «Пантерах» и «Тиграх», которые в тот период превосходили наши танки. Потом у нас появились «ИС» и прочие, и мы отыграли.

Военные потери у нас и у немцев практически одинаковые, что бы ни рассказывали. Александр Яковлев и прочие считали потери из соотношения убитых и раненых. В чем они соврали? В том, что человек во время войны был не по одному разу ранен. Мой дед был четырежды ранен. То есть его надо считать за четырех раненых? Но были ведь и наши и американские исследования по числу погибших – и там цифры наших и немецких потерь практически сопоставимы.

У нас были большие потери в начале войны. Но надо еще учесть, что кроме немцев воевала куча всяких европейцев. Одних французов 900 с лишним тысяч!

А.Б.: – Дивизия «Шарлемань» и т.д. Французов, воевавших на стороне врага, было намного больше, чем французов – участников Сопротивления, основанного русскими эмигрантами – они же и дали название движению.

Практически все оккупированные Гитлером страны Европы дали – кто дивизию, кто полк. Плюс государства – союзники Германии.

А.Т.: – Интересная тема: в немецкой армии воевало свыше 700 тысяч евреев.

Евреи были с обеих сторон – как сейчас происходит на Украине.

А.Б.: – Как было в Гражданскую войну в России, когда евреи были и среди красных, и среди анархистов, и среди белых, в том числе немало офицеров и юнкеров. Служили они и в ВЧК, и в белых контрразведках.

А.Т.: – Я не говорю уже про румын, венгров, итальянцев и всяких прочих. Плюс «наши» власовцы, украинские части, крымские татары и другие.

А.Б. – В Прибалтике «Соколы Даугавы» и тому подобные формирования.

А.Т.: – То есть воевать-то пришлось с тем же организованным нашествием, как в 1812 году.

А.Б.: – «Двунадесять языков»: кроме французов – немцы, итальянцы, голландцы, поляки…

А.Т.: – И когда на Чудском озере сражался Александр Невский, в армии Ордена была куча рыцарей из разных стран Европы, принимавших участие в крестовом походе, но не входивших в состав Ордена. Их-то больше всего и напластали.

А.Б.: – У Мамая была наемная генуэзская пехота, а также большое количество выходцев с Северного Кавказа и других территорий.

А.Т.: – Там тема вообще сложная. Выходит, что татар было больше под началом Дмитрия Донского. Многие из них приняли Православие.

А.Б.: – Говоря о потерях, следует учитывать и тот факт, что наступающая сторона обыкновенно несет более значительные потери, чем обороняющаяся, осаждающих гибнет больше, чем защитников крепостей.

А.Т.: – Это да. Но в основном в периоды наступлений наши начинали терять меньше. То есть армия уже научилась воевать и активно продвигалась. Были тяжелые бои, когда штурмовали Кенигсберг, Бреслау и другие крепости. У меня дед Никита был в Бреслау тяжело ранен.

А.Б.: – А мой дед закончил войну в Бреслау.

А.Т.: – Наши потери были меньше, и это понятно: немцы к тому времени потеряли свои элитные части.

Сравнения не в пользу союзников

Еще рассказывают много легенд про изнасилованных немок.

А.Б.: – То ли полтора, то ли два миллиона!

А.Т.: – На самом деле у нас очень жестко за это наказывали. Тогда Сталин находился у власти, была железная дисциплина. И вообще русской армии это было несвойственно, хотя поляки и пытались Суворова в жестокости обвинить.

Когда Суворов побеждал, он пленных тут же отпускал, тех же поляков.

То есть отдельные случаи, конечно, были, но не было массового явления.

А.Б.: – Если и было, то по обоюдному согласию. В свое время довелось читать воспоминания известного переводчика Льва Гинзбурга: когда он лет через двадцать после войны посетил Берлин, то в глаза ему бросилось большое количество молодых немцев с «рязанскими» физиономиями.

А.Т.: – То же что было в 1814 году в Париже. Но все признают, что казаки тогда вели себя очень вежливо и культурно с дамами. И там не было изнасилований, все было по обоюдному согласию. К тому же тогда были большие потери среди французов в результате наполеоновских войн.

А.Б.: – Известный сюжет: Наполеон ходит по полю сражения среди убитых и раненых и говорит своему адъютанту: «Одна парижская ночь возместит потери». Ну, так и вышло. Только возмещали их благодаря русским солдатам и казакам. Если же говорить о Второй мировой войне, то давайте сравнивать поведение наших бойцов и союзников. Американцы вели себя по отношению к немецким женщинам отнюдь не по-джентльменски.

А.Т. – Они вели себя гораздо хуже.

А.Б.: – Всегда надо сравнивать. Например, когда говорят о депортациях немцев Поволжья, крымских татар и других народов, почему-то не вспоминают, что в это же время, после Перл-Харбора в США были отправлены в лагеря десятки тысяч японцев, имевших американское гражданство. Выходит, сталинские депортации – это плохо, а когда этим занимался демократ Рузвельт, это в порядке вещей? Или когда поляки изгоняли немецкое население со своей территории? А еще обвиняют СССР в вывозе культурных ценностей из Германии, хотя после войны сокровища Дрезденской галереи были возвращены немцам. Вспомним и бомбардировку Дрездена союзной авиацией, что не было вызвано военной необходимостью. Разрушили город-музей, погибло множество жителей.

Причем разбомбили Дрезден как раз накануне вступления туда советских войск. Таким же образом подвергли бомбардировкам города Болгарии.

А.Т.: – Наши старались не бомбить мирное население, стремясь разрушать только военные объекты. Был случай, когда союзники пытались бомбить Белград и столкнулись с нашими самолетами. И наш герой Кожедуб подбил два американских самолета, чтобы их успокоить, чтобы не бомбили население.

А.Б.: – Есть и такой факт, который на Западе тщательно скрывали. Около миллиона пленных немцев на Западном фронте…пропали. Куда и почему они исчезли? Канадский исследователь Джеймс Бак написал книгу «Другие потери», где доказывает, что союзники их просто уморили голодом. Хотя продовольствия у них было завались, но ни пленным, ни мирному населению от этого изобилия ничего не досталось. Странно, что эту книгу у нас не переводят.

А.Т.: – У нас пленных немцев тоже было много, но процент смертности среди них невелик. Условия их жизни были ничуть не хуже, чем у нашего населения.

И следует обратить внимание: наше население, которое было озлоблено против немцев, пленных жалело и подкармливало их.

А.Б.: – Как в песне Владимира Высоцкого: «На стройке немцы пленные на хлеб меняли ножики».

А.Т.: – Каки во времянаполеоновского нашествия. Тогда многие французы остались жить в России и стали ее гражданами.

А.Б.: – В Сыктывкаре до сих пор есть район, называемый Париж. Там селились французы, оставшиеся в России, женившиеся на русских, на зырянках. Были пленные французы и у нас в Архангельске.

Не лгать и не приукрашивать

А.Т.: – Надо больше писать о наших победах. А у нас все время перекосы…

А.Б.: – То пытались Великую войну свести к Малой земле, то подменяли правду войны лубочными картинками, когда бойцы поднимаются из окопов в атаку в чистеньких, аккуратно отутюженных гимнастерках. Это после многодневного сидения в траншеях, в осенней грязи! Хорошо еще не в парадной форме… А потом кинулись в противоположную крайность.

А.Т.: – Не зря русский солдат, который победил, стал силен. Когда после войны Украину зачищали от бандеровских формирований, то потери были – один наш солдат на семнадцать-восемнадцать бандеровцев. Это при прямом столкновении! То есть боевая подготовка была намного лучше. Тем более надо признать: те, кто может заниматься только карательными акциями, они бойцы-то не самые лучшие.

Почему еще эта тема так важна? На Украине исказили историю, долго воспитывая молодежь в том духе, что всякие Бандеры и Шухевичи – это герои.

Поэтому молодежь должна знать, что на самом деле происходило. Когда говорят, что это была война против большевиков… Часть казаков действительно воевали на стороне Гитлера. Но, во-первых, они не жили уже в Советском Союзе, во-вторых, славы им это не принесло. А большинство казаков очень успешно и героически сражались на стороне СССР. Не зря и большинство известных полководцев Белого движения во время Великой Отечественной были на стороне Советского Союза, потому что враги напали на родную страну.

А.Б.: – Достаточно вспомнить поведение генерала Деникина в эмиграции.

А.Т.:– Сегодня потомки казаков-эмигрантов в Европе создали движение «Антимайдан-Европа», которое поддерживает Россию. Они считают Россию своей Родиной, переживают за наших людей, которые живут на Украине, и им гораздо труднее запудрить мозги.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.