Олег Платонов: «Нам нужен не социализм и не капитализм, а решение по третьему пути».

Интервью Руководителя «Института русской цивилизации», доктора экономических наук, известного писателя Олега Платонова Движению «Народный Собор».

А.П.: Скажите, пожалуйста, Вы считаете, что крах США неизбежен или у них ещё есть шансы выйти из кризиса?

О.П.: То, что сейчас называется кризисом, на самом деле является стихийным самопроизвольным демонтажем всей системы традиционного капитализма. Это касается не только США, но и всех ведущих стран Запада. На наших глазах происходят структурные изменения, которые через определенное время приведут к тому, что рассматриваемая слаженная система капитализма окажется руиной, которая похоронит под собой многие очень важные и положительные дела людей. Что будет, прежде всего, рушиться? Это фондовый рынок и биржа. Они превратились благодаря системе традиционного капитализма в большой мыльный пузырь. Сейчас отношение реальных ценностей, которые функционируют на рынке по отношению к фиктивным стоимостям, т.е. стоимости ценных бумаг, примерно 1 к 10. В основном западный рынок состоит из фиктивной стоимости, которая рано или поздно должна сдуться. Механизм роста стоимости ценных бумаг похож, на механизм создания финансовой пирамиды. Пока есть люди, которые верят в неё и готовы вкладывать деньги, пирамида растет, как только люди перестают вкладывать деньги – она рушится. В западных странах людей, не вовлеченных в операции с ценными бумагами, практически не осталось, а, следовательно, потенциал надувания биржевого пузыря оказался исчерпан. А если пузырь перестает расти, он лопается. На наших глазах рушатся банки, финансовые институты, которые были созданы в конце XX века и считались незыблемыми бастионами капитализма. Возвращаясь к началу нашего вопроса, я не считаю, что речь идет не о гибели Америки, прежде всего речь идет о трансформации той системы, которая существовала, системы традиционного капитализма, перерастание ее в другие формы жизни.

А.П.: Но ведь кризисы были и раньше, и капитализм научился их преодолевать?

О.П.: Я ещё раз подчеркиваю, это не кризис. На самом деле это стихийный произвольный демонтаж системы традиционного капитализма. Он будет преобразовываться в новые формы, которые мы не можем сейчас прогнозировать. Многие финансисты, взять хотя бы Джорджа Сороса, строят прогнозы. Тот же Сорос предвидел кризис и в наше время пытается создать новые системы ценностей, но он тоже не верит в систему традиционного капитализма. Он как никто знает, из чего состоит реальный капиталистический рынок. Это блеф.

А.П.: В связи с этими событиями что ждет Россию?

О.П.: Россия с 90-х годов настолько крепко встроилась в систему мирового капитализма, что её ждет финансовый крах как и все системы Запада, это безусловно. Но у нас более привычный к различным потрясениям народ и то, что на Западе правительству никогда не простят (например, резкое падение уровня жизни), у нас, возможно, люди стерпят. Хотя для политических потрясений у нас есть свои, самобытные причины, о которых нужно говорит особо.

А.П.: Вы выступаете за особую экономическую модель для России. Какой, по-Вашему, должна быть русская экономическая модель?

О.П.: Во-первых, экономические модели существуют вне нашего представления и вне концепций отдельных людей. Они существуют уже многие века. Есть система западного капитализма, есть другая система – коммунитарная, общинная. Если западная система основана на индивидуализме, на жесткой конкуренции, на безудержной погоне за прибылью, на гонке потребления, то русская экономическая система основана на том, что экономика носит духовно-нравственный характер, главными ценностями являются: коллективизм, трудовая демократия, общинная артель, автаркический принцип. Россия имеет все возможные предпосылки автаркии, так как с ресурсной точки зрения наша страна является самой богатой страной, у нас много энергоресурсов, сырья и прочих природных ресурсов: в пересчете на душу населения – в десять раз больше, чем в США и в двадцать семь раз больше, чем в Европе. Вы представляете, какое это различие? Мы, как кладовая ресурсов можем удерживать их в своих руках. Можем диктовать свою волю всему западному сообществу. И этого они больше всего и боятся. Поэтому пытаются навязать нам такие международные соглашения, по которым мы не будем по-настоящему являться владельцами наших огромных богатств.

А.П.: В современных условиях, что нужно сделать в экономике?

О.П.: Многое. Тот путь, который выбрало наше правительство, совершенно неприемлем. Сегодня правительство идет в фарватере экономики Запада. Оно абсолютно несамостоятельно. Постоянно говорят о самостоятельности России, её интересах (которые явно не отстаиваются), при этом принимаются все самые плохие правила игры западного капитализма. До тех пор, пока им будут следовать, наша страна будет лететь в пропасть вместе с капиталистической системой.

Стране нужны новые люди, новые подходы к решению этих вопросов. Нужно решение по третьему пути. Не социализм или капитализм, а, на мой взгляд, создание корпоративного государства. Это будет соединение государственных экономических возможностей и экономических возможностей отдельных лиц, в том числе и частных предпринимателей. Такое соединение может быть возможным и в сельском хозяйстве, и в здравоохранении, и в образовании. Во всех сферах жизни будут созданы корпорации. Корпорация – это соединение разноплановых элементов в единый механизм. Сила и мощь государства в соединении с инициативой и способностью к развитию частного предпринимательства.

А.П.: Если взглянуть на историю, гордость американской промышленности был Генри Форд. А в русской истории есть такой тип промышленника, предпринимателя?

О.П.: Можно назвать Демидовых, Строгановых, Прохоровых и множество других фамилий. Их не нужно идеализировать, но они пытались учитывать особенности русского работника, его менталитет и достигли значительных результатов. Те же Демидовы, сумели создать в конце ХVIII века самое передовое в мире железоделательное производство. Наши уральские заводы тогда были самые эффективные в мире, и лишь потом началось отставание. Так как начались применяться западные способы организации производства. До этого все заводы основывались на принципах артели. Цеха представляли собой артели, и каждая артель работала как самостоятельная экономическая единица.

А.П.: Насколько корректно говорить о преимуществах артельной организации, ведь русские заводы в XVIII веке использовали труд крепостных крестьян?

О.П.: Надо заметить, что на всех крупных государственных предприятиях, в том числе в Европе, использовались крепостные крестьяне. Например, в Пруссии, во Франции. Крепостное право существовало не только в России, но параллельно и в других странах. Но на это мало кто обращает внимание.

Абсолютных идеалов никогда не существовало. Главный критерий – соответствие духовному образу жизни, менталитету, которым жил русский народ. Каждая цивилизация, каждая система имеет свою шкалу координат. Нет ни одной цивилизации, которая была бы полностью идеальна. И в русской цивилизации было немало отрицательного, требующего реформы, но не западной реформы, а национальной. Беда России в том, что правители часто пытались решать недостатки нашей системы не путем национального реформирования, а путем навязывания нашей системе западного подхода. Естественно, она не могла работать эффективно.

А.П.: Есть расхожее мнение, что Православие не способствует развитию экономики, в отличие от протестантства.

О.П.: Попытка использовать в нашей стране элементы протестантской этики порочны и вредны. Может быть, для Запада она и эффективна. Но любая цивилизационная система может развиваться лишь по своей внутренней шкале координат. Если в нашу систему пытаются встроить шкалу координат Запада, то система идет в разнос и происходит её крушение.

А.П.: Сейчас модно обсуждать исламскую «беспроцентную» модель экономики. Что Вы думаете по этому поводу?

О.П.: Это миф. В наш якобы просвещенный век их много. Возьмем миф, что протестантская экономика – верх совершенства. А что такое протестантская экономика? Это копия сегодняшнего капитализма, о котором мы говорим, что он должен рухнуть. Капитализм основывается на протестантской этике. Она превратилась в систему безудержной эксплуатации, порабощения, несправедливой перекачки ресурсов.

Теперь возьмем миф о беспроцентной исламской экономике. В мусульманских странах существуют такие же капиталистические банки и в этих банках могут существовать отдельные сектора, где не используется ссудный процент. Но здесь имеется другая система. Система финансового бартера. Я тебе дал одно – ты мне дал другое. Если посчитать стоимость одного и другого, то получается, что деньги были даны с процентами, только в завуалированной форме.

А.П.: Что Вы думаете насчет идеи возврата прогрессивного подоходного налога?

О.П.: Идея, конечно, правильная, но при такой коррупции, которая существует в нашей стране, это будет неэффективно. Все закончиться тем, что капиталы будут от налоговых органов прятаться, налогообложение вообще уйдет. Чего мы достигли в последнее время, так это беспрецедентной системы коррупции. Хотя, безусловно, коррупция существует и в США, и в странах Запада, но такой бесстыдной как у нас нет. Только в России власти знают обо всем этом и, так или иначе, участвуют в этой системе коррупции. Самая опасная и бесстыдная коррупция в высших эшелонах власти. Механизм высшей коррупции таков: им не дают деньги, им оказывают услуги, которые в денежном эквиваленте являются громадными взятками или дают возможность заработать эти большие деньги.

А.П.: Как Вы считаете, коррупцию можно искоренить и что для этого нужно делать?

О.П.: Нужна совершенно беспощадная система, которую невозможно у нас осуществить, так как нет нужных людей и сил. Ибо эта язва нашего общества не только в среде чиновничества, предпринимательства, но и в самых широких народных массах. В той или иной степени абсолютное большинство принимают участие в этой системе коррупции. Она стала частью нашей жизни. Это Божья кара, которая поразила весь наш народ, все наше государство, и не только наше государство. Нужно, чтобы люди изменились.

А.П.: Что позволяет США и Европе поддерживать низкий уровень коррупции?

О.П.: У них он тоже существует, только в более утонченных формах. У нас взятки даются в основном деньгами, а там взаимными услугами и одолжениями. Денег чистых нет, значит, и схватить за руку нельзя при передаче денег, а результат тот же самый. Но это тоже коррупция. Заметьте, на Западе постоянно возникают громкие коррупционные скандалы, раз в месяц, но возникают. Эта система существует во всем нашем человечестве, которое растлено капитализмом. Ещё раз подчеркиваю, на Западе коррупция существует, но в более утонченном, завуалированном виде.

А.П.: Получается, нужна новая система ценностей?

О.П.: Не новая, а старая. Люди должны вернуться к христианской системе ценностей. Православная экономика – особая экономика, обладающая огромным потенциалом, которая может стать основой для создания будущей системы справедливого миропорядка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.