Отделение Шотландии и британская корона

В октябре Лондон передал парламенту Шотландии полномочия на проведение референдума о независимости.

Населению будет предложено ответить на вопрос: «Должна ли Шотландия остаться в составе Соединенного Королевства или выйти из него?» Дата референдума приурочена к 700-летней годовщине битвы при Бэннокберне, когда шотландцы, нанеся тяжелое поражение англичанам, восстановили свою независимость. Согласно заявлению британского министра по делам Шотландии Дэвида Манделла (David Mundell), «общенациональное волеизъявление пройдет осенью 2014 года»…

Националисты из Шотландской национальной партии (ШНП) уже несколько лет муссируют тему референдума об отделении от Соединенного Королевства. ШНП, которая ориентируется на экономические успехи Ирландии и Исландии, планировала провести его еще в 2008 году, но тогда помешал экономический кризис. Тема референдума вновь актуализировалась в мае 2011 года после победы ШНП на выборах, позволившей националистам сформировать, по сути, «однопартийное» правительство. Премьер-министр Шотландии Алекс Сэлмонд (Alex Salmond) сразу же торжественно пообещал провести референдум о независимости от Англии и уже 25 мая 2012 года объявил о начале кампании «Да!», призванной убедить шотландцев проголосовать за отделение.

Сами шотландцы фактически высказались по поводу независимости еще несколько лет назад, когда провели референдум о восстановлении полномочий своего парламента (Стормонта), куда затем и избрали абсолютным большинством голосов представителей ШНП. Если инициаторы референдума победят, Шотландия станет полностью самостоятельным государством после более чем 300-летнего пребывания в составе Соединенного Королевства уже к 2016 году.

Помимо причин внутренних (нефть и газ) и внешних (экономический кризис 2008 года, не позволивший провести референдум о независимости уже тогда, но расчистивший националистам дорогу к власти и ставший дополнительным стимулом для референдума нынешнего – дескать, малые государства лучше справляются с кризисом, чем крупные), можно выделить еще две группы факторов, подталкивающих шотландцев к независимости.

Политические факторы. Комментаторы и журналисты, со ссылкой на социологические опросы, уже несколько лет отмечают, что «больше всего шотландцы недовольны внешней политикой Лондона, участием Британии в кампаниях в Ираке и Афганистане, превращением страны в мишень для международного терроризма, а также поддержанием статуса великой державы с помощью дорогостоящей программы модернизации ядерного арсенала страны». Поэтому националисты выступают за то, чтобы независимая Шотландия, оставаясь членом ЕС, не входила в блок НАТО и убрала со своей территории британские ядерные ракеты Trident и атомные подводные лодки, базирующиеся на западном побережье Шотландии.

Экономические факторы. Помимо надежды на экспорт виски и беспокойства, что из-за постоянной миграции в Англию (прежде всего молодежи) население Шотландии неуклонно сокращается, ключевым побудительным мотивом стремления к независимости являются нефтегазовые месторождения Северного моря. Шотландия располагает на прилегающем шельфе одними из крупнейших в Евросоюзе запасами нефти и газа. Дотационным регионом Великобритании она считается только потому, что нефтегазовые доходы (порядка 20 млрд. долларов в год) идут напрямую в Лондон. Неудивительно, что нынешний шотландский национализм расцвел под лозунгом "Это шотландская нефть!". По подсчетам сторонников независимости, доходы от природных ресурсов должны составить более 10% процентов ВВП самостоятельной Шотландии и позволят динамично развиваться местной экономике.

Согласно данным социологических исследований, количество жителей Шотландии, желающих независимости и хотящих остаться в составе Соединенного королевства почти сопоставимо – примерно по 40%. Причем последних даже на пару процентов больше! Однако при условии, что уровень их жизни повысится, численность сторонников независимости возрастает сразу наполовину – до двух третей шотландцев.

Что же касается отношения к данному вопросу англичан, то оно также далеко не однозначно. С одной стороны, среди части британцев бытует мнение, что сепаратизм это плохо, поскольку из-за него Британия может развалиться (перестать существовать как единое государство) уже в ближайшие годы. Об этом официально заявляют даже высокопоставленные чиновники. Например, генеральный секретарь британского кабинета министров Гус О'Доннэл заявивший в интервью «The Daily Telegraph» в декабре 2011 года: «В течение ближайших нескольких лет мы столкнемся с огромными проблемами, например с тем, удастся ли сохранить наше королевство единым».

Основания для подобного пессимизма имеются. Сепаратистские тенденции в североирландском Ольстере, Уэльсе, острове Мэн и даже требующем автономии графстве Корнуолл – родине легендарного короля Артура, очень богатой оловом. Населяющие эти территории потомки кельтов (а не англосаксов) ориентируются в вопросе независимости на своих единомышленников в Шотландии еще с 1990-х гг. Экономических проблем еще больше, поэтому перечислю лишь некоторые, наиболее существенные: второе место в мире по размеру внешнего долга (более 9,8 трлн.), из-за которого британские долговые обязательства превышают греческие в 18 раз, а внешний долг превышает 435% от ВВП, огромная 42-миллиардная дыра в бюджете, вынуждающая сокращать военные расходы и заявлять, что при сохранении данной тенденции армия перестанет существовать уже к 2020 году (заявление командующего Джона Максуорфи, основателя и главы UK National Defence Association – Ассоциации национальной обороны Великобритании), высокая безработица (свыше 8%), продажа иностранцам (китайцам и индусам) автодорог и исчезновение целых отраслей (вроде автопрома), считавшихся символом британской мощи…

Вместе с тем, как показывают соцопросы, сторонников отделения Шотландии среди англичан больше, чем противников (примерно 40 против 30 процентов). Прежде всего, потому, что многие британцы считают, что это положительно скажется на экономике не только Шотландии, но и других частей Соединенного королевства. В свое время, в 1707 году, Шотландия сама пожелала присоединиться к Англии, получив за это выгоды и экономические, вроде доступа к рынку Англии и ее колоний, и политические, вроде автономии. Шотландская автономия и по сей день является самой «автономной» в Британии – со своим парламентом, церковью и правовой системой, предусматривающей внушительные социальные льготы, особенно для молодежи и пожилых людей. Например, образование в шотландских университетах для местных жителей бесплатное, в том время как студент-англичанин должен заплатить за него около 9000 фунтов в год. В целом в год шотландцы получают на социальные расходы больше, чем жители Англии (около 1600 фунтов на каждого человека). А выплаты идут из госбюджета, формируемого за счет умеющих считать деньги британских налогоплательщиков.

В то же время, даже в случае обретения Шотландией статуса самостоятельного государства, его главой все равно останется британская королева Елизавета II (по типу стран британского Содружества – Австралии, Канады и т.д.). Об этом заявляет и «главный сепаратист» первый министр Шотландии Алекс Сэлмонд, и его заместитель Николя Стержен (Nicola Sturgeon), подчеркивающая, что речь идет не о "разрыве" с Великобританией, а об "отделении" от нее, поскольку «у нас по-прежнему будет много общего, однако независимость позволит самим шотландцам принимать решения в области политики и экономики». Помимо этого у Лондона остаются и прочие рычаги, позволяющие если не заблокировать волеизъявление шотландской нации (сорвав референдум или поставив под сомнение его итоги), то использовать его с максимальной выгодой для себя. Заодно экономически «взнуздав» особо ретивых сепаратистов.

Для начала могут быть актуализированы следующие вопросы. Когда и как отделившаяся Шотландия выплатит Британии 287 млрд. нынешнего долга? Как и кто будет инвестировать в экономику независимой Шотландии? Захотят ли внутренние инвесторы становиться международными? Что будет с налогами, таможенными пошлинами и валютой, особенно в случае принятия Шотландии в ЕС и конвертации фунтов в евро?.. Ну и, наконец, разыграть самый серьезный козырь – использование сепаратизма против самих сепаратистов. Нефтью, являющейся ключевым фактором шотландского сепаратизма, богаты северные Оркнейские и Шетландские острова, некогда бывшие частью Норвегии. Их жители недолюбливают шотландцев и прямо заявляют, что могут заявить о независимости самостоятельно. Или вовсе остаться в составе Великобритании. Если им это будет выгодно.

Многовековая колониальная практика показывает, что британская корона, когда ей не удавалось остановить процесс, стремилась возглавить его. И направить его энергию себе на пользу. В принципе подобный сценарий возможен и сейчас. Внутри королевства суверенизацию Шотландии можно использовать с целью решения экономических проблем. Вне пределов – для фрагментации на англо-саксонский лад Евросоюза, Балкан, Евразии и даже Америки, где этой осенью одержала победу на выборах Квебекская партия, выступающая за создание суверенного государства и отделение от Канады, входящей в британское Содружество.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.