Отравленные запретным плодом

На нашей улице не нужен «праздник непослушания».

На лобовом стекле автомобиля, прижатый «дворником», пестрел какой-то буклет. Пока ждал супругу, занялся его изучением. Обычное рекламное издание, распространяемое бесплатно. На обложке – мило улыбающаяся женщина с яблоком в руке, здесь же лирическое четверостишье Пастернака. А под обложкой буклета «Флирт и знакомства» – раскованные девицы, номера телефонов и недвусмысленные объявления с перечнем представляемых услуг. Там же статейка «психотерапевта-сексолога», столбец скабрезных анекдотцев и даже полезные советы в тему.

О навязчивом сервисе сексуальных услуг и связанных с ним проблемах рассказывает доктор медицинских наук, врач-психиатр Евгений Жовнерчук.

Человек человеку – секс?

Секс является инстинктивной потребностью человека, то есть, заложен в него природой. Это объединяет людей с животным миром. Но мы – венец творения или высшая ступень эволюционного развития (кому как угодно), поэтому у нас, в отличие от животных, существует ещё некая психическая надстройка. Она отвечает в том числе за формирование эстетики сексуального поведения, норм интимной культуры, традиций в жизни конкретного человеческого сообщества. Безусловное влияние на них оказывает и национально-религиозный фактор, например, моногамия в европейской, христианской культуре и полигамия в исламе.

Характерно, что к порокам, грозящим людям моральной и физической деградацией, наряду с пьянством и наркоманией, относится и половая распущенность во всех её видах и проявлениях. Поэтому во всех цивилизованных общественных формациях существует табу, распространяемое на интимную сферу отношений. Это нормальная защитная реакция в интересах семьи, где главной целью ставится воспитание психически нормального и физически здорового поколения. Человечество в процессе всей своей истории выработало механизмы, ограждающие его от саморазрушения.

Лучше всего это видно в былинах, сказках, пословицах, поговорках, проводящих чёткую границу между добром и злом. В нашем случае границей была совестливость, а полюсами – честь, и её потеря – бесстыдство. Как говорили раньше, да сейчас иногда про людей делающих что-то непотребное: «Ни стыда, ни совести». А детей учили: «Береги честь смолоду». О том, насколько остро стоял вопрос борьбы за нравственность, можно судить по другой, не менее популярной стороне устного народного творчества – матерным анекдотам, частушкам и даже поэмам, посвящённым раскрытию и смакованию запретной темы, стремлению обнажить её.

Ещё недавно все эти псевдо- и окололитературные жанры, затрагивающие весьма чувствительную сторону человеческой природы, находились как бы в подполье. Варясь в собственном соку, они ютились где-то на периферии сознания, формируя особую субкультуру, не подлежащую широкой огласке. Но сегодня вся эта «пена» поднялась наверх, наполнив собою экраны телевизоров, кинотеатров, компьютеров; разлилась по прилавкам книжных магазинов и газетных киосков; добралась до наших почтовых ящиков и транспортных средств.

Поток непотребства в виде открытой пропаганды вульгарности, пошлости и разврата принёс нашему народу много бед и страданий. Не только нравственных, но и физических. Подтверждений прямого и косвенного влияния разврата на общественную мораль, психику и, соответственно, на здоровье нации больше чем достаточно.

Праздник непослушания

По мнению известного американского психолога Эриха Бёрна, в человеке, как существе самостоятельном, свободном и потому противоречивом, есть как бы три «я»: он «сам», строгие «родители» и «любознательный ребёнок». У нормального, адекватного человека «родители» выступают в роли внутреннего цензора; «дети» – это любопытство, стремление познать запретный плод. И вот, представьте, «родители» уехали на дачу, а «дети» остались дома одни. Хватит ли сил и авторитета у «самого»» не пойти на поводу у «детей», которые решили устроить праздник непослушания?

Нет, далеко не у каждого. В результате «дети» получают доступ туда, куда им до этого вход был категорически запрещён, и помимо кратковременной радости получают психологическую травму. Как психиатр могу подтвердить, что попытки проникнуть в эту закрытую, жёстко табуированную специфическую сферу влекут за собой тяжёлые, порой неотвратимые последствия, которые не могут не отразиться на психике.

Вот пример. В психиатрии есть такое понятие, как аутизм наизнанку, когда человек ничего не скрывает из своей личной, в том числе интимной жизни, выкладывая все её подробности наружу, напоказ. Подобный «массовый эксгибиционизм» произошёл и в нашем обществе, лет двадцать назад. То, что раньше было стыдно, объявили пережитком «совкового» прошлого и достижением демократии, то есть произошла ломка традиций.

Эволюция наоборот

Этот процесс хорошо виден на примере сообщества свингеров. Среди них немало вполне приличных, образованных людей. Они собираются вместе, чтобы провести свободное время, отдохнуть так, как им это нравится. Однако обязательным условием отдыха становится групповой разврат – свальный грех, как называли эти действа на Руси. Естественно, у свингеров есть целая система оговорок, что все половые контакты совершаются только добровольно, только трезвыми и т.д.

При этом свингеры пытаются доказать, что им весело, что они счастливы (хотя у любого психиатра большие сомнения на этот счёт) и вполне довольны собой. Пусть даже так. Пусть и сами их встречи не являются нарушением законодательства. Но откуда неуёмное желание вывернуть наизнанку свои интимные отношения? Зачем эти встречи делать достоянием общественности? Это и есть признаки заболевания. Поэтому все разговоры свингеров о желании поделиться своей «радостью» с другими, не больше чем отговорки больного и повод найти сообщников, чтобы в конечном итоге оправдать себя: мол, нас много. Но оправдывается обычно тот, кто нарушил какие-то правила, требования, нормы, законы.

Ответ, почему человек стремится к наслаждениям, лежит в открытом наукой так называемом «центре удовольствия», который находится в головном мозге. Этот центр отвечает за формирование положительных эмоций. Но бесконтрольное стремление к удовольствиям, быстро превращается в зависимость, в привычку, в страсть, порабощает волю человека, делает его несвободным в выборе. И вот человек становится недочеловеком, возвращаясь как бы на низшую ступень эволюции, «оскотинивается», – ведь именно животные живут только инстинктами.

Но человек тем и отличается от животного, что у него есть мораль, призванная сдерживать инстинкты и эмоции в интересах собственного здоровья, всего общества. Есть, наконец, закон, который ограничивает неуёмные желания и амбиции страхом наказания. Ведь если постоянно возбуждать центр удовольствия через половой инстинкт, одновременно ослабляя законодательную базу и деформируя традиции, это приведёт к тяжёлым последствиям.

Если люди, особенно молодёжь, нацелены только на получение всеми доступными путями удовольствий в сексуальной сфере, если нет повседневного яркого и реального примера жизни не только чистой, но и достойной, то можно сколько угодно взывать: «Россия, вперёд!», фактически скатываясь в пропасть. Из-за роста гедонистских настроений в обществе нас ждёт провал по всем направлениям: в демографии, здравоохранении, образовании, науке, экономике, внутренней безопасности, обороноспособности…

Если у нас есть этот иммунитет, – в виде стыдливости, совестливости, – то мы можем спастись, выздороветь, а если его нет, то погибнем. И, прежде всего, духовно. Ведь стыд и совесть – понятия не материальные, духовные, и именно духовная смерть влечёт за собой смерть тела, а не наоборот.

Душа страдает от рвущих её инстинктов и желаний, она не может удовлетвориться ни купленным за бешеные деньги экзотическим продуктом, ни новой дорогой машиной, ни высоким общественным положением. Это только жалкие пучки хвороста, подбрасываемые в топку растущих и неудовлетворённых амбиций.

Традиции и козлы

Хорошим иммунитетом против гедонистских настроений может стать традиция, возведённая в ранг государственной идеологии, закона, со всеми его атрибутами: контролем, цензурой, судом. Именно традиции являются барьерами на пути разрушения морали, выполняют защитную функцию. Иными словами, если нет традиций, то нет защиты, барьера, а значит, нет и ощущения взлома подсознания, как сигнала первичной системы оповещения об опасности. Образно говоря, если у вашего дома нет дверей или крыши, стоит ли тогда удивляться, что в таком доме твориться бардак…

Воспитание и традиции основываются на вере в то, что интимные отношения касаются только двоих, что даже обсуждать их вслух стыдно; на убеждении, что супружеская измена – суть предательство; на осознании, что совокупляться с сожителем при ребёнке или с ним – ненормально. Для верующих, по-настоящему религиозных людей сдерживающим фактором остаётся ещё и понятие греха. В совокупности эти элементы спасали от столкновения с революционными идеями ломки традиций, межполовых и межвозрастных сексуальных ограничений.

Как закладывались традиции в сознание нашего народа, как табуировался «запретный плод», хорошо видно на примере русских народных сказок, на которых воспитывались многие поколения детей. В одной из них есть такой сюжет, когда молодая супруга, нарушив строгий запрет мужа, открывает потайную дверь, где видит томящегося в цепях измождённого человека, который умоляет дать ей воды. Она, поддавшись эмоциям, ещё раз нарушив наказ, даёт напиться бедняге, который обретя силы, рвёт цепи и превращается в страшного злодея – Кощея бессмертного. Женщина ужасается, горько рыдает и сожалеет о том, что натворила, но дело сделано. В образе Кощея легко узнаваемы человеческие пороки, выпущенные на волю, не обременённые узами закона и морали.

Другой пример формирования общественной морали и нравственности – сказка Пушкина «О рыбаке и золотой рыбке», где в роли дорвавшейся до неограниченной свободы своих желаний, инстинктов, страстей Старуха. Известно, чем заканчивается сказка…

Так с младых ногтей формировалась общественная мораль разумного воздержания с неизменными ограничениями своих инстинктов.

Наши порой неграмотные предки твёрдо хранили традиции и знали, что неконтролируемые человеческие инстинкты, эмоции, превратившись в пороки и страсти, подобно стаду выпущенных в огород козлов, безжалостно уничтожат всё.

Уроки революций

Всё это было известно и силам, заинтересованным в уничтожении самого непокорного в мире народа, самой большой и богатой державы. Поэтому именно на борьбу с традициями, на разрыв поколений, на уничтожение исторической памяти народа были в первую очередь направлены усилия антитрадиционалистов – сторонников революционных преобразований.

Во все времена были люди с ярко выраженной сильной волей, «середнячки» и слабовольные. И к тем, чьё влияние было сильнее, тянулись колеблющиеся натуры. Пока вектор направления волевых психических усилий большинства соответствовал традициям, он укреплял сильных, поддерживал средних, помогал слабым. Но если сместить этот вектор или убрать его, – что и происходит в период революций, – то первыми начинают ловить «ветер перемен» слабаки, за ними идут середняки, но хуже всего, когда менять мировоззрение (традиции) начнут люди и с сильной волей.

Убедив человека в «нормальности ненормального», свергнув «тиранов-родителей» и передав всю власть в руки «народа», то есть «ребёнка» (по Бёрну), совершается разращение личности, внутренний переворот. Чем больше людей бесконтрольно пойдут на поводу у своих эмоций и чувств, тем больше будет сторонников легализации ранее считавшихся аморальными отношений. Так постепенно формируется «общественное мнение», которым сторонники узаконенного разврата будут пробивать бреши в системе обороны традиционалистов, совершая очередную революцию в сознании.

Приёмов и способов овладения подсознанием, промывки мозгов великое множество. Например, даже не демонстрируя обнажённое тело, информационный сюжет может быть построен так, что человек не может не догадаться, о чём, собственно, идёт речь. Другой известный трюк: секс увязывается, «якорится» с совершенно безобидным, но позитивным действием положительного героя. Например, хороший фильм про Великую Отечественную войну, а там герои воспроизводят модель нетрадиционных сексуальных отношений. Подобным же образом воздействовать на сознание можно через клип, песню, рекламный ролик…

Вот и обнаруженный буклет состряпан вполне грамотно. На обложке – приятная женщина с яблоком, лирика Пастернака, они рождают вполне положительные эмоции. А под обложкой – самый настоящий узаконенный (точнее, не запрещённый законом) разврат. Почти как в поговорке про ложку дёгтя в бочке мёда.

Сама по себе идея эксплуатация человеческих пороков не нова. Бизнес, основанный на инстинктах, на страстях всегда будет приносить прибыль. И самые стабильные доходы там, где товаром являются секс, наркотики, алкоголь. На них не влияют ни результаты выборов, ни цены на нефть, ни соотношения рубля к доллару. Здесь к жажде прибыли примешивается социальный или политический заказ групп людей, по разным причинам заинтересованных в развращении народа, а значит, и разрушения государства.

По доброй воле

По всем признакам, происходит насильственная перекодировка национальной матрицы восприятия окружающего мира, отношения к добру и злу. Но свободный человек может творить непотребства только добровольно. В этом ключ к поиску путей выхода. Переламывание своих «растущих потребностей», перемалывание нечистых желаний, воспитание в себе воли, направленной к добру – вот путь к истинной свободе духа. Трудно делать это в одиночку, гораздо легче вдвоём, ещё лучше – группой, коллективом, всем обществом, да ещё с помощью и при полной поддержке государства.

В России происходит постепенное, хотя и очень медленное понимание этих процессов, которые сознательно или бессознательно были пущены на самотёк с началом перестройки. Появляются «шевеления» в области поиска и даже формирования идеологической платформы, как базиса, а следом за ней и робкие пока попытки бороться с порождениями постреволюционного безвременья. Это осознание необходимости общественного совета по нравственной цензуре на телевидении; это и забота о многодетных семьях, выраженная не только в церемонии награждения в Кремле, но и в мерах социальной поддержки; это и ряд законодательных инициатив обоих столиц против пропаганды деятельности сексуальных меньшинств.

Всё сильнее слышен и голос религиозных лидеров, единым фронтом выступающих против безнравственности и бездуховности. Дай-то Бог, если «наверху», наконец, поняли: если человек и общество начали морально разлагается, то процесс деградации пойдёт по цепочке, не минуя ни одну сферу жизни.

Я не сторонник полного запрета «этой» темы; я за разумные ограничения. Ведь яды тоже используются в медицине – в лечебных целях, в малых дозах; хотя и прописывают их далеко не каждому. Так и специфическая информация, в том числе подобные рекламные буклеты нужны далеко не всем, а лишь людям с психическими отклонениями. И распространяться она должна в определённое время, в определённом месте, а не везде, и не круглые сутки.

Добро нельзя приравнивать к злу, как часто происходит на наших телеэкранах; мол, зритель сам разберётся. Зло, как показала практика, должно быть чётко обозначено, идентифицировано. Как в зоопарке, где на клетке с голодным тигром висит табличка «тигр», а не «кролик». Хищника, во избежание тяжёлых последствий, нельзя выпускать из клетки, чтобы он порезвился на травке…

Записал Роман Илющенко

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.