Письмо в редакцию: Жила-была одна зона

Заметки из-за колючей проволоки.

Немалый процент жителей РФ находился в местах лишения свободы. Почти у всех наших сограждан есть друзья, родственники, знакомые – бывшие ЗК, поэтому, да и по многим другим причинам, тема жизни в местах не столь отдаленных мало кого оставит равнодушным. Бытует мнение, что в нашей стране одна половина жителей «сидит за решеткой», другая же обеспечивает их нахождение там. А что можно сказать о той частичке общества, которая принадлежала к обеим категориям? Ей и посвящается наша статья.

Колония, о которой пойдет речь в настоящей статье, пользуется славой самой лучшей колонии для БСников (бывших сотрудников правоохранительных органов) в России. И действительно, условия жизни заключенных поражают своей уникальностью, первое время пребывания в лагере Вас не оставляет ощущение, что Вы оказались в каком-то доме отдыха, только отношение персонала к режиму заведения почему-то слишком бдительное и лица отдыхающих какие-то злобные (или уставшие, или несчастные, или надменные – в зависимости от социального статуса отдыхающего). Почти все, что необходимо для активного отдыха, здесь имеется: спортзал, футбольное поле, волейбольная площадка, беговая дорожка, баня, парикмахерская, комнаты «Люкс» в общежитиях, библиотека, кинотеатр, столовая с 300-литровым красивым аквариумом, столовая напоминает кафе-бар, комнаты для свиданий отремонтированы (не все, конечно), все чисто, красиво. Одним словом – дом отдыха строгого режима. К слову, каждый второй осужденный имеет личный сотовый телефон, каждый третий – выход в интернет, что позволяет отдыхающим сохранять социальные связи с внешним миром. Возможность нормально питаться, «загоняя» вольные продукты; везде новейшая ТВ, DVD-техника, есть возможность достать спиртное, травку, кое-что покрепче – все эти блага доступны зекам.

Неплохие условия для пребывания в неволе, не правда ли? Но не будем торопиться с выводами.
Все бытовые условия – нормальный туалет, ежедневный душ (не еженедельный, как для всех), ящик в пищёвке, нормальное спальное место и т.п. предоставляется за деньги. Лояльность администрации также зависит от Вашей платежеспособности.

На зоне есть особая категория людей – т.н. «смотрящие» за зоной, за бараками, –которые призваны разрешать спорные ситуации, конфликты заключенных, якобы по справедливости, помогать им в трудных делах. На деле же получается, что все (или почти все) серьезные решения они принимают, утвердив у администрации, а социальное положение позволяет им безбедно существовать за счет «решения вопросов» состоятельных осужденных с начальством ИК. Страх перед «смотрящими» основан на их возможности проведения репрессивных мер в отношении практически любого зека – социального осуждения и последующего перевода на нижнюю ступень арестантского общества. Но правила человеческого общежития очень приблизительны и сводятся к трем «постановам»: по личности, по возможности и по ситуации. Т.е., почти любой зек может оказаться в «отделёнке».

Ростовщики и спекулянты, на иных зонах считающиеся людьми далеко не первого ранга, здесь пользуются «заслуженным» уважением (естественно, процент от выручки получает администрация учреждения).

Договорившись с администрацией, можно встать на особую должность, получить власть над другими осужденными, уважение и возможность «решать вопросы».

Таким образом, экономические интересы становятся превалирующими над общечеловеческими, разрыв между богатыми и малоимущими постепенно увеличивается.

Сложившаяся система, внеся рыночную составляющую в отношения зеков и людей в погонах, держит основную часть обитателей исправительной колонии в покорности, которая обеспечена порочностью последних – боязнь потерять власть, общественное положение, материальные блага, оказаться в худших бытовых либо социальных условиях. А страх оказаться на дне общества по надуманным основаниям делает систему завершенной. И только освободившись от этой порочности – тщеславия, сребролюбия, лени, уныния, алчности, чревоугодия, человек может обрести настоящую свободу. Освободится от пут системы.

Читатель может провести некоторые аналогии с действительностью в более крупных масштабах, и станет понятно, что описываемая мною система далеко не нова, она повторяет жизнь нашего общества на сегодняшний день. И выходя из-за проволоки люди все равно остаются в плену системы денежных отношений, просто границы огороженной территории расширяются.

Но в исправительной колонии есть то, что может помочь человеку обрести истинную свободу и стать независимым от любой системы. Это – храм-часовня. Настоятель храма – отец Владимир, приезжает дважды в месяц, служит в храме, исповедает, причащает. Велико значение храма для зеков, это настоящая отдушина для людей, почти отчаявшихся в жизни и потерявших многое. С приходом к Богу человек преображается, он всю свою жизнь перестраивает в соответствии с законом Божьим, что меняет его полностью. Как ни странно это звучит – из разбойника человек превращается в праведника. Многие принимают крещение, многие венчаются.

Только благодаря деятельности православной общины исправительной колонии и лично отца Владимира учреждение отвечает своему назначению – преступники действительно исправляются, меняют свои жизненные ориентиры, принципы, выходят на свободу нормальными людьми. И только православная церковь может повлиять на исправление человека, а пенитенциарная система лишь дополняет ее, создает условия для работы, ведь многим людям дорога к храму лежит только через страдания. И только так человек может обрести подлинную свободу.

Информация получена из бесед с осужденными ИК. Номер колонии и регион не называем, чтобы не навлечь на арестантов гнев администрации.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.