Почему Кургинян «выстрелил» в Стрелкова?

Недавний визит в Новороссию лидера движения «Суть времени» Сергея Кургиняна, где он обрушился с «критикой» на командование ополченцев, прежде всего – их главкома Игоря Стрелкова, вызвал шквал откликов в СМИ.

Большинство тех, кто выступает в поддержку борьбы юго-восточных регионов Украины против киевского режима, резко осудили демарш известного публициста. В их числе – вице-премьер Дмитрий Рогозин, лидер Партии мира и единства Сажи Умалатова и многие другие.

Смысл большинства выступлений: нельзя вносить раскол и разлад в ряды защитников Новороссии, когда враг перешел в наступление. Это все равно как если бы в годы Великой Отечественной войны некий сотрудник Главпура приехал на фронт и стал высокомерно поучать генерала или полковника, доказывать, что он воюет неправильно. Притом, что война в самом разгаре, нервы у командиров на пределе, а оружие под рукой, это могло бы закончиться для незадачливого пропагандиста-агитатора (по-нынешнему – политтехнолога) весьма плачевно. О том, кому выгодны нападки на Игоря Стрелкова, насколько объективно и справедливо оценивают его деятельность некоторые т.н. «профессиональные патриоты» и «диванные бойцы» размышляют писатель, участник боевых действий в Югославии, лидер Архангельского регионального отделения движения «Народный Собор» Александр Тутов и журналист Анатолий Беднов.

Диванные стратеги и непрошенные советчики

Анатолий Беднов: – Когда читаешь в Интернете заявлениях наших диванных «военспецов», иные из которых ни дня не служили в армии, вспоминаешь знаменитую цитату из Шота Руставели: «Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны». Легко и просто, сидя ни диване, упершись пивным животом в компьютерный столик, стучать по клавишам: «Ваш Стрелков неправильно воюет, послушайте моего совета…» Некоторые «советчики» идут еще дальше и отправляются у к ополченцам Новороссии, чтобы учить их воевать. Поневоле приходит на ум стишок из «Похождений бравого солдата Швейка»: «Не лезь советчик к игрокам, не то получишь по зубам». А тут не игроки, а вооруженные воины, которым, мягко говоря, не интересны советы и рекомендации людей сугубо штатских… Тем более если те пытаются фактически внести раскол в военно-политическое руководство Донбасса, противопоставляя одних его деятелей другим.

Александр Тутов:– Речь идет о конфликте Сергея Кургиняна с руководством Донецкой республики и, прежде всего, ее главнокомандующим Игорем Стрелковым, а также Александром Бородаем, Павлом Губаревым и всеми остальными. Тут трудно удержаться от высказываний, поскольку эта тема касается и моих близких знакомых, и вообще всего, происходящего сегодня.

Мне доводилось участвовать в митингах против ювенальной юстиции и вступления России в ВТО вместе с Кургиняном в Москве, выступать на них. Я еще тогда обратил внимание на излишнюю театрализованность, шоу-зрелищность митингов.

А.Б.: – Может, потому, что Кургинян – театральный режиссер?

А.Т.: – Многих из других организаций, кто приходил на митинг, обижало то, что их затирали, представителей, пеоказывая только кургиняновцев.

Мне очень хорошо знаком Игорь Друзь, который сегодня работает пресс-секретарем у Стрелкова. Он возглавляет «Народный Собор» на Украине, мы пересекались на разных съездах, конференциях. Я знаю его как высокоморального, порядочного человека. И, когда начался майдан, именно он создавал отряды для защиты православных церквей, потому что уже тогда были нападения. А Игорь Стрелков, как и я, был в Югославии, хотя мы с ним там не пересекались. Он прошел эту школу, а потом еще и Чечню, а еще было реконструкторство, фестивали, где мы с ним мельком виделись, но хорошими не были. Но общие увлечения обязывают, ко многому. Это все заставляет задуматься над происходящим. Тем более что и в нашей области Кургинян приложил, скажем так, свою руку. Многие конфликты у нас в последнее время касались так называемого «поморского дела». Эта тема была очень сильно раздута. Хоть я и не являюсь помором, но, как представитель национально-патриотических кругов, считаю, что национальная культура должна развиваться. Русские – не этническая принадлежность, а дух. Это, кстати, видно и по тому, что сейчас происходит в Донецкой и Луганской областях: в ополчении может быть и грек, и армянин, и украинец, считающий, что он больше все-таки русский. Можно видеть русских героев с украинскими фамилиями, которые сражаются против отрядов, которыми командуют обладатели русских фамилий вроде Ковалева.

А.Б.: – А недавно в Москве задержали выходцев с Украины, готовивших диверсии. Большинство из них – с русскими фамилиями и выходцы из областей Новороссии. СБУ именно их использовало, чтобы не возникло подозрений: русский беженец из Донбасса, а на поверку – террорист. В результате сейчас начнутся массовые проверки всех, приезжающих из юго-восточных регионов Украины. Как уже делается в соседней Вологде…

А.Т.: – То есть главное – мироощущение человека, а не его национальность. Я общался со многими поморами, они от русских себя нисколько не отделяют, но, как и каждый человек, стремятся немножко выделиться. Казаки – тоже ветвь русского народа, как и поморы. То же самое – камчадалы.

А.Б.: – Или жители Русского Устья, которое недаром так названо: его жители считают себя русскими, хотя внешне больше похожи на юкагиров.

А.Т.: – И правильно. Такая же мешанина среди татар: казанские, астраханские…

А.Б.: – Сибирские, барабинские, кряшены (крещеные)…

А.Т.: – И когда Кургинян выбирает своей мишенью поморов, обвиняя их в сепаратизме… Может быть, там один-два человека сказали что-то неправильно.

А.Б.: – Человек, имеющий к поморам весьма отдаленное отношение, или не имеющий его вовсе, из числа «профессиональных демократов», напишет что-то в Интернете о самостийной республике вне России или желательности присоединения Поморья к Норвегии – и тут же начинают кричать, что это позиция всех поморов.

А.Т.: – Это может быть просто анекдот какой-то. Или провокация. Официально сегодня поморов насчитывается около двух с половиной тысяч. Поморы помогали Петру Первому, воевали со шведами, изгоняли «цивилизованных» англичан, которые пытались здесь высадиться. И никогда у них не было желания отделиться от России, они всегда считали себя «накрепко пришитыми» к ней, связанными с Россией всеми кровеносными сосудами. А тут начинают их активно гнобить. Зачем это? То есть ищут образ какого-то врага, и на фоне этого раздувают истерию. И после этого некоторые люди стали даже бояться употреблять слово «помор». А некоторые культурные организации стали исключать из названия мероприятий слово «поморский».

А.Б.: – А чиновники переименовали областную программу «Молодежь Поморья» в «Молодежь Архангельской области».

А.Т.: – Довели тему до абсурда.

Красиво погибнуть или выжить, чтобы победить?

Еще многие говорили, что Кургинян был когда-то консультантом ГКЧП, то есть он причастен к его провалу.

А.Б.: – А в 1993 году «консультировал» защитников Верховного Совета.

А.Т.: – А теперь его «патриотизм» всплыл на телевидении. Патриотам сложно добиться, чтобы их показывали по телевидению. Александр Проханов только в последнее время стал мелькать. Хотя и раньше его приглашали как знаменитого писателя, редактора газеты «Завтра», но он так часто, как Кургинян, не появлялся.

А.Б.: – Так же, как долгое время на российском телевидении был персоной нон грата Александр Дугин, только в последние годы его стал приглашать.

А.Т.: – А Кургинян, как я понимаю, – это раздутая фигура, взгляды его далеко не патриотические. Обвиняет ополченцев в том, что они не захотели погибнуть. Не любит православие.

А.Б.: – Игорь Стрелков обвиняется в том, что вывел войска из Славянска по «коридору» с минимальными потерями вместо того, чтобы «красиво умереть» на поле брани. Вспомним, что Святослав тоже вывел своих воинов из-под Доростола, где был окружен византийцами. Но его же никто не упрекает в этом. А мог бы героически погибнуть и всю рать положить.

А.Т.: – Они грамотно выбрали направление. Тем более надо учесть, что часть народа осталась защищать Славянск, и ценой своей жизни прикрыла отход.

Конечно, здесь очень четко выглядывает ангажированность Кургиняна. Она и раньше выглядывала, когда он говорил на поморскую тему. Эта тема была заказана так называемыми ресурсодобывающими компаниями, которые решили, так сказать, превентивно прищемить поморов, потому что поморы могли бы потребовать, чтобы району платилось больше налогов. А обычно те, кто вытрясает все из недр, не любят делиться. А тут бы пришлось делиться с населением. Скорее всего, поэтому Кургинян и приезжал в Архангельск. Как это ни печально, среди участников «Сути времени» немало хороших людей, я с ними в достаточно хороших отношениях. А Кургинян приучает их воспринимать свои высказывания как догму.

А.Б.: – В «Сути времени» есть элементы сектантства. Недаром некоторые называют их «красной сектой». А во всякой секте есть «гуру», «мессия», и есть рядовые члены, которые ловят каждое его слово.

А.Т.: – И это печально, потому что так люди могут разучиться думать. И хорошо, что в данной ситуации Кургинян выступил именно так и открыл свое настоящее лицо. Только не надо переводить вопрос на национальность, армянские или какие-то другие корни. Это не важно. На самом деле мы знаем многопатриотов с самыми разными фамилиями. А то, как он себя повел – это попытка внести раскол и попытаться дискредитировать руководство Донецкой народной республики и ее верховного главнокомандующего, когда идут основные боевые действия. А еще его слова о поставках российского оружия – так может действовать либо враг, либо провокатор. Потому что если наше оружие действительно поставляется, это предательство. Если оно не доставляется, то это провокация. То есть получается, что он все равно подставляет Россию. С моей точки зрения: если бы оружие поставлялось, то это было бы нормально. Потому что те же американцы и прочие задействуют частные военные компании, организуют большие поставки украинской армии.

То есть получается практически Вьетнам. Там тоже наши и американцы пересекались, как и в Никарагуа, Сальвадоре, на Кубе – везде, где были военные конфликты. Потому что существуют интересы страны, которые надо защищать.

Если помогали вьетнамцам, то, как не помогать родственному народу? Ведь нормальные украинцы считают себя ближе к русским. Но, как это ни печально, многие радуются, что стравили представителей одного народа между собой.

Ивана Мосеева обвиняли в том, что он оскорбил русский народ, хотя слова «русский» в тексте вообще не было. Не зря же он судится сейчас, чтобы его не называли русофобом. Он же не отделяет себя от русского народа. Как он может быть русофобом? Сам себя не любит, родных, близких?

Я думаю, что нет худа без добра. Кургинян попытался опорочить народное патриотическое руководство Донецкой области. Может быть, именно потому, что оно народное?

Белые и красные против новых коричневых

А.Б. – В Луганской республике собирались национализировать крупную собственность? Может быть, это напугало российских олигархов – пример-то может быть заразительным?

А.Т.: – Там находится собственность Рината Ахметова. А в Донецкой области люди из народа взяли ответственность на себя. Среди них ни одного крупного предпринимателя. Казак Мозговой, офицер и военный историк Стрелков…

А.Б.: – Журналист Бородай, Павел Губарев – представитель малого бизнеса, раньше занимался рекламой и организацией детских праздников. Среди руководителей республик – ни одного олигарха или политика со стажем.

А.Т.: – События на Украине – это еще и борьба Православия с Антихристом: все ополченцы – православные, и стараются щадить своих противников, не добивать раненых и т.д.

А.Б.: – И еще: там нет разделения на белых и красных. Стрелков – реконструктор сражений Гражданской войны, занимавшийся историей Белого движения, а среди защитников Донбасса много людей с коммунистическими убеждениями. И они не враждуют друг с другом, как кому-то хотелось бы, а вместе борются против украинского неофашизма.

А.Т.: – Стрелков был в Югославии в «Царских волках». То есть в Новороссии есть и монархисты, и коммунисты.Надо радоваться, что люди решили закончить Гражданскую войну. Русские не должны между собой воевать.

А.Б.: – Противоречия между красными и белыми давно ушли в прошлое.

Водораздел проходит уже не по идеологическому признаку, а по цивилизационному: между сторонниками вступления в Евросоюз и НАТО и теми, кто за интеграцию Украины с Россией. Даже среди русских националистов раскол: меньшинство поддержало майдан, большинство – Новороссию, включая и таких радикальных деятелей, как Баркашов.

А.Т.: – Среди тех, кто приехал поддержать ополченцев, есть казаки, баркашовцы, лимоновцы, просто православные…кого там только нет! Но нет никого из «Сути времени» и нет никого из «Единой России» – тех, кто громче всех шумит, а дела не делает.

А.Б.: – Говорят, что это выступление Кургиняна не случайно: идет борьба между патриотическим и либеральным крылом во власти, «шестой колонной», как назвал его Александр Дугин (пятая колонна – это белоленточники). И за спиной «левого» Кургиняна маячит это либерально-прозападное крыло, окопавшееся в структурах власти еще при Ельцине.

При этом представители «шестой колонны» часто мимикрируют под патриотов. А подлинные патриоты Новороссии, как тот же Александр Дугин или Виталий Милонов, подвергаются шельмованию и гонениям.

А.Т.: – Тут сложно сказать, кто за кем стоит. Но ясно то, что это все не случайно. Посмотрите ролики на тему: что случится с Россией, если она введет войска. Но войска вводить и не надо. Нужно просто сделать бесполетную зону.

Потому что сами ополченцы воюют мужественно, у них больше стимулов, им есть, что защищать – свою землю, они лучше знают территорию. Украинская армия несет большие потери. Но преимущество в воздухе все равно сказывается. И такая мера была бы вполне нормальной. Американцы сколько раз так делали. Высокоточное оружие у нас есть. Тем более что каждый день обстреливаются наши пограничные участки. Надо еще учитывать огромное количество беженцев – могут возникнуть серьезные гуманитарные проблемы.

А.Б.: – Так уже в шести регионах России введена чрезвычайная ситуация.

А.Т.: – Могут быть и эпидемии инфекционных заболеваний, может быть голод.

А.Б.: – И, как упоминалось, террористы и диверсанты под видом беженцев.

А.Т.: – Проблемы есть, но людей все равно надо принимать. И надо в ООН обращаться. Все равно не обойтись без хотя бы минимального вмешательства. Но минимализм – это хотя бы перекрыть полеты украинской авиации. Бомбежки должны закончиться.

Но войска вводить не нужно, с этим я согласен. Они не должны переступать границу. Но предупредить украинскую сторону надо. Потому что слишком большие жертвы среди мирного населения, люди гибнут ежедневно, независимо от того, с какой стороны они воюют. Я понимаю, что легче говорить, чем так поступить. Президенту нашему в данной ситуации не позавидуешь: ему надо добиться результатов с минимальными потерями для страны. Поэтому нападки на Путина за то, что он не вводит войска, тоже не совсем правильны. И все-таки есть надежда, что украинское наступление будет остановлено. А попытки дискредитации Игоря Стрелкова не пройдут.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.