Правосудие Поднебесной

На этот раз российским властям преподал урок Китай

Некоторое время назад наше общество узнало о суровых китайских законах, а также о мерах противодействия и профилактики преступности в данном государстве. Отношение к подобных законам у всех было разное. Одни считали, что расправы над наркоторговцами и прочими криминальными элементами вполне справедливы и нацелены на очищение общества от беззакония и вседозволенности. Другие с пеной у рта вопили о том, что Китай не жалеет своих граждан и переходит все возможные границы. И все же нельзя отрицать тот факт, что китайское правосудие прогрессирует и является сверхэффективным. Последние новости из Поднебесной тому доказательство.

Согласно информации, опубликованной на сайте newsru.com 16 сентября 2011 года, китайские правоохранительные органы провели крупномасштабную спецоперацию в 11 провинциях по борьбе с криминальными структурами. Тысячи преступников были арестованы, а около 300 преступных группировок – ликвидированы. По словам заместителя главы департамента уголовного розыска МВД Ляо Цзиньжун, организованная преступность угрожает социальной стабильности, и вследствие этого борьба с триадами является приоритетной задачей, на решение которой брошены все силы МВД.

Спецоперация началась 1 сентября 2011 года, а уже 2 сентября был арестован Гуо Биу – главарь триады, взявшей под контроль один из крупнейших овощных рынков в стране в городе Чанша, столице провинции Хунань. 5 и 6 сентября в городе Нанпинь провинции Фуцзянь китайскими правоохранительными органами было уничтожено четыре банды. Данные группировки занимались бизнесом в сфере азартных игр, а также рэкетом и вымогательством.

Вот так китайская власть постепенно множит преступность на ноль. Не будем забывать о том, что в Китае, как и в любом другом современном государстве, существует ряд проблем и факторов, мешающих проведению подобных операций. Тем более, таких масштабных, как в данном случае. Одним из осложняющих факторов здесь является сама форма организации триады. Триада как традиционная форма преступного сообщества зародилась в Китае еще во IIвеке до нашей эры. Большинство преступников из этих группировок – этнические китайцы. Внутри каждой из этих банд существует серьезная иерархия, дисциплина и контроль за каждым из участников. Также стоит отметить, что подобные группировки имеют связи практически по всему миру. Таким образом, власти Поднебесной фактически бросают вызов не каким-то своим внутренним врагам, а мировой преступности как таковой. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, насколько это серьезный шаг со стороны Китая. Тем не менее, этот шаг сделан, и он будет далеко не последним.

Вторым серьезным препятствием для китайских правоохранительных органов является коррупция. Дай Пэн, профессор Китайского народного университета общественной безопасности, заявил, что полиции необходимо бороться с коррупцией в своих рядах, иначе борьба с преступностью затронет лишь "верхушку айсберга". В МВД Китая признаются, что многие банды действуют под прикрытием коррумпированных сотрудников полиции и чиновников. Очевидно, что власти Китая не боятся говорить открыто о существующих проблемах, даже таких скользких и неприятных, как коррупция. Но обмолвиться – это одно, а подкрепить слова действиями – другое. Скажем прямо, удары по мерзкой физиономии коррупции также наносятся. С 2000 года в Китае расстреляны за взятки и различные злоупотребления около десяти тысяч чиновников, еще 120 тысяч осуждены на длительные сроки заключения. А за последние 30 лет, с начала экономических реформ в стране, к уголовной ответственности по обвинению в коррупции были привлечены около миллиона сотрудников партийно-государственного аппарата. К слову говоря, в России в 2010 году за взяточничество было осуждено 1900 человек, из них только 25% получили реальные сроки. Тем не менее, расправа Китая над коррупцией еще далека от завершения. Но, принимая во внимание последние решительные действия китайцев, мы можем заключить, что последующие удары по коррумпированным фигурам в этой стране будут еще более жесткими. Более того, со временем они позволят китайским властям поставить окончательный крест на организованной преступности. Но не будем слишком сильно забегать вперед.

Нельзя не упомянуть о том, что, уничтожая преступные группировки, Китай не забывает и о так называемой профилактике преступности. В частности, там не обходят стороной социальные корни организованной преступности. Ведь зачастую совсем еще молодые китайские юноши и девушки, лишенные работы и различных социальных благ, идут в криминал и начинают совершать преступления. По мнению профессора Дай Пэна, в связи с этим нужно не ограничиваться лишь карательными мерами. Необходимо создавать рабочие места и реализовывать прочие социальные проекты, считает эксперт.

Особое внимание следует обратить на тот факт, что в ходе данной спецоперации полиция уделяла внимание самым различным сферам. Индустрия развлечений, рынки, горнодобывающий, транспортный и строительный сектора – все эти и многие другие сферы были так или иначе проверены правоохранительными органами. И пусть в связи с существующим уровнем коррупции преступный айсберг будет расщеплен не полностью, но данная спецоперация – это серьезный удар по криминалу в любом случае.

Заметим также, что активность в области борьбы с преступностью китайские власти начали проявлять не в результате требований народа или какой-то катастрофической ситуации в стране. Громких народных митингов, шествий и демонстраций не было. Просто власть понимает, чего хочет народ. А народ хочет безопасности и спокойной жизни, а также возможности беспрепятственно заниматься своим любимым законным делом. И власть старается дать людям эту возможность. С помощью конкретных шагов в соответствии с действующим законодательством. А законы в Китае, прямо скажем, достаточно суровые. Но справедливые. Так, главе преступной группировки грозит 15 лет лишения свободы, а за убийство или нанесение тяжких телесных повреждений преступников приговаривают к казни. С наркоторговцами также поступают очень сурово. Например, в июне 2008 года в Китае были казнены шесть наркоторговцев за контрабанду и продажу наркотических препаратов в особо крупных размерах. Смертные приговоры были приведены в исполнение в День борьбы с наркотиками.

И все это несмотря на бесконечные вопли правозащитных организаций (например, AmnestyInternational), которые льются буквально изо всех щелей. Впрочем, в России с этим сталкиваются каждый день. Что же касается Китая, то упомянутая AmnestyInternationalв 2010 году заявила, что оценочные цифры за 2009 год чрезвычайно занижены и не дают представления об истинном количестве людей, казненных и осужденных на смерть в Китае. Клаудио Кордоне, временно исполнявший обязанности генерального секретаря организации, отметил, что "смертная казнь – жестокое и унижающее достоинство наказание. Это ничто иное, как надругательство над человеческим достоинством". Какая прелесть. То есть, по мнению господина Кордоне, травля подростков наркотиками – это ничего страшного, а смертная казнь для наркоторговца – нечто вопиющее и выходящее за рамки. Впрочем, к подобным высказываниям привык весь мир.

Следует отметить, что "Народный Собор" не собирается петь дифирамбы китайским властям. Да, Китай сегодня действительно успешно борется с преступностью, мы не можем этого отрицать. Но мы – русские люди и живем в России. Анализируя меры по противодействию и профилактике преступности в Китае, а также проводя аналогии с сегодняшней ситуацией в России, мы видим следующее: по эффективности российская власть всухую проигрывает китайской. Там народу не надо выходить на митинг, чтобы заставить власть принимать меры, власть борется с преступностью без напоминаний. У нас же люди собираются на Манежной площади, чтобы потребовать от правоохранительных органов одного-единственного честного расследования. И это с учетом того, что в обеих странах существует коррупция, вооруженные до зубов преступники, либеральные правозащитники и прочие, осложняющие ситуацию факторы. Но в одной стране в ходе одной спецоперации ликвидируются сотни группировок, а в другой с горем пополам проводятся расследования. При этом по уровню жизни Китай существенно уступает России, а значит причин для роста преступности и коррупции в нем больше.

Если мы обращаем внимание на конкретные проблемы и фактическое бездействие власти, то это не значит, что мы иронизируем и ехидничаем. Это означает, что у нас сердце кровью обливается, когда мы в очередной раз видим статистику преступлений. Что же касается Китая, то он, одной рукой расправляясь с преступностью, второй рукой дает пощечину российским политическим фигурам. Начнет ли и наша власть делать конкретные шаги, чтобы ответить Китаю и, что самое важное, проявить уважение к своему народу?

Филипп Евдокимов

Координатор движения «Народный Собор»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.