Рениевые острова

Мало кто знает, что на Южных Курилах находится месторождение ценнейшего металла

Вопрос территориальных претензий Японии на Курильские острова актуален уже не одно десятилетие, но, пожалуй, никогда он не был таким насущным, как в прошлом году. Тогда, после поездки Президента Медведева на Курилы, буквально вся японская общественность «взвилась», День Северных территорий превращался буквально в театральное шоу. По Токио курсировали машины с громкоговорителями, из которых раздавались требования вернуть Японии четыре острова и музыка военных маршей. Премьер-министр Юкио Хатояма перед участниками движения за возвращение северных территорий сообщил, что Японию «не устраивает возвращение только двух островов» и что он приложит максимум усилий чтобы вернуть все четыре острова при жизни нынешних поколений. Также он отметил, что России очень важно дружить с такой экономически и технологически развитой страной как Япония. Интересно, вопрос «дружбы» между нашими странами он безусловно связывает с возвращением Японии Курильских островов?

На первый взгляд, ценность этих 4 островов невелика – как с экономической (на что могут сгодиться эти торчащие из моря жерла вулканов?), так и с военной (в случае нападения, любой гарнизон будет сметён с этих удалённых плацдармов в первую очередь) точки зрения. Но так кажется лишь непосвящённому. Я помню, как в конце 80-х – начале 90-х, была чрезвычайно популярна идея типа – «на что нам эти острова, если мы отдадим или продадим их Японии, то она буквально завалит нас современной техникой». Такая точка зрения вполне согласовалась с политическими реалиями того времени: сторонники Ельцина пытались любыми способами ослабить позиции президента СССР Горбачёва, в том числе выступая за передачу Курильских островов Японии или их продажу за 20-50 млрд долл. США. Во время своей поездки в Японию в 1990 г. Ельцин (без каких-либо санкций или согласований с центром) обозначил т.н. «пятиэтапный план» решения «территориального вопроса». План включал следующие стадии: официальное признание «проблемы», демилитаризацию островов, объявление территории зоной свободного предпринимательства, подписание мирного договора и установление «совместного управления» островами и поиск путей окончательного решения вопроса будущим поколением политиков. План остался лишь на бумаге, поскольку Ельцин, став президентом РФ, официально к нему уже не возвращался, как, впрочем, и не снимал его с повестки дня, как возможный вариант разрешения Курильской проблемы. Но для Японии этот план выступил своего рода красной тряпкой, и с тех пор она целенаправленно раскачивает «лодку Курильской гряды».

Попробуем непредвзято взглянуть на эти острова и постараемся понять – есть ли действительная ценность от них? И что выиграет или проиграет каждая из сторон в случае возможной передачи.

В случае получения Южных Курил Япония в политическом смысле получает существенное повышение международного авторитета, её укрепление перед лицом набирающего силы Китая. Усилятся позиции радикальных японских партий, выступающих за приведение мирового статуса Японии в соответствие с ее экономическим могуществом.

В экономическом плане – Южные Курилы и прилегающая 200-мильная экономическая зона имеют исключительную ценность по запасам рыбной продукции (Южно-Курильская экспедиция дает половину производства всех российских рыбодобывающих предприятий Дальнего Востока) и запасам полезных ископаемых (в т.ч. и стратегических) как на самих островах, так и на прилегающем к ним шельфе, что имеет огромное значение для японской экономики. Ещё до войны японцы активно разрабатывали на островах серу. Говорят, что на Шикотане и Итурупе ещё сохранилась железная дорога и остатки подъёмников. В военном плане обладание Курильскими островами обеспечило бы для ВМС Японии и США свободный выход в Охотское море и позволило бы осуществлять контроль над стратегически важными проливными зонами. Некоторые специалисты утверждают, что контроль над островами в принципе позволяет блокировать морские пути с Дальнего Востока к тихоокеанскому побережью США и может серьезно осложнить деятельность любого флота в регионе. Такую точку зрения также нельзя сбрасывать со счетов, пусть США и не является нашим стратегическим противником.
Налицо – одни плюсы. А теперь – перейдём к России.

Природные богатства Курильских островов – огромны. Пусть они (как и многие-многие другие богатства России) ещё не используются. Запасы углеводородов на континентальном шельфе оцениваются в 1,6 млрд. т условного топлива. Ресурсы золота на островах оцениваются в 1 867 т, серебра – в 9 284 т, титана – в 39,7 млн. т, железа – в 273 млн. т. Имеются залежи полиметаллических руд, 117 млн. т серы. Наши учёные-геологи из Института вулканологии и геодинамики РАН обнаружили на острове Итуруп богатейшее месторождение металла рения. О нём следует рассказать особо, т.к. его ценность для высокотехнологической индустрии огромна, а в будущем – будет только возрастать. Во времена СССР основным производителем рения был Казахстан. По своим запасам рения он занимает 2-е место после США. В самой России же производится лишь порядка сотен килограммов, притом, что для ракетной и космической индустрии требуется как минимум 5 тонн в год! И это притом, что наши месторождения рения нерентабельны и их разработка становится всё более затратной. На мировом рынке килограмм очищенного рения стоит от 1500$ , а высокочистый рений и того дороже – 900 $ за грамм! Так вот, в открытом месторождении на Итурупе содержание рения в породе составляет 80%! И ежегодный вынос с газами этого редкого металла составляет 36 т, что соответствует его годовому потреблению всей мировой экономикой! Кстати – следует особо отметить, что Япония особенно широко использует рений в своей промышленности – 65-75% мирового потребления. В США за период с 1991 по 2000 год спрос на рений увеличился в 3,6 раза. Поневоле задумаешься, глядя на такие цифры – о чём думают патриоты в Японии – о возвращении «исконных территорий» или о приобретении ценного месторождения?

В случае передачи островов Россию ожидает понижение международного статуса, поскольку территориальные уступки иностранной державе, как правило, не прибавляют уважения государству, скорее даже наоборот, превращают его из субъекта мировой политики в объект, вызывают сомнения в независимости ее внешней политики, что может повлечь дальнейшие шаги по «пробе камня». Будет создан прецедент территориальных притязаний для других стран – по существу, это явится первым шагом в пересмотре итогов Второй мировой войны. С психологической стороны передача Курил тоже не будет плюсом – скорее всего это будет интерпретировано, как "национальный позор" и унижение, провал иностранной политики. Да и вряд ли передача островов решит Курильскую проблему. История явила немало примеров – взять ту же Германию 30-х годов прошлого века. Япония, скорее всего, не ограничатся только двумя-четырьмя островами, она может поставить вопрос о всей Курильской гряде, а затем, возможно, и о Сахалине. При желании их тоже можно записать в «исконные земли». Да и в России вполне могут найтись силы, которые будут бороться за ревизию договора, причем с использованием всех возможных средств, в том числе и насильственных, что будет постоянно отравлять российско-японские отношения в будущем. Да и не стоит забывать, что несогласие с решением "центра" может стимулировать рост сепаратистских тенденций в Дальневосточном регионе, что усугубит политическую ситуацию (и так уже непростую) в стране в целом.

Таким образом, становится вполне очевидно, что единственным выходом из этого тупика является признание обеими сторонами что т. н. «территориальная проблема» является порождением (результатом) холодной войны и что с окончанием оной стороны добровольно снимают ее (проблему) с повестки дня в целях развития долгосрочных добрососедских отношений. Японские политики настолько убеждены, что Южно-Курильские острова являются "исконно японской" землей, что им, похоже, даже трудно представить, что в России может существовать иная точка зрения.

Да, когда-то Российская Империя владела Аляской, а, скажем – Монголия – всей Средней Азией, а теперь Аляска это американский штат, и на месте былых империй расположены новые государства. Однако это вовсе не означает, что Россия или любое другое государство имеет какие-то особые привилегии, и может требовать себе «экстерриториальный статус» на Аляске, в территориальных водах США или в любом другом месте. Так и Япония, наконец, должна смириться с результатами войны 1945 года и отказаться от претензий на Курильские острова. Это – залог будущего процветания этого региона, и так уже обильно политого людской кровью.

Светозар Коленеко
Специально для «Народного Собора»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.