Русская нация и государство в начале третьего тысячелетия (Часть 3)

Державная идеология в России нуждается в трансформации.

Часть 1

Часть 2

Что касается будущего административно-территориального устройства страны, то придётся сказать прямо: федерализм является однозначным злом для России. Конечно, среди либерально настроенной общественности найдутся те, кто готов возразить и поговорить о необходимости «учиться федерализму»: умению находить диалог между равноправными субъектами, решать вопросы на местах и т.д. Безусловно, развитие местного самоуправления необходимо, ибо плохо, когда существует немало проблем, которые уместнее решать на уровне регионов, но почему-то они решаются в Москве.

Отвратительно, когда существует практика необоснованного и неравномерного финансирования одних регионов в ущерб другим. Возмутительно, когда центр забирает себе большую часть налоговых поступлений из русских областей и пытается задобрить путем безвозмездных дотаций некоторых провинциальных «царьков» из числа представителей местных титульных этносов. Тем не менее, при решении такого вопроса, как административно-территориальное устройство, нужно исходить из исторического опыта страны. А опыт России свидетельствует о том, что федералистские проекты всегда оборачивались для нее катастрофическими последствиями. Русь XII-XIII веков представляла собой модель ранней конфедерации из многочисленных княжеств и земель, имевшую слабую обороноспособность, неэффективно противостоявшую набегам половцев, и в итоге павшую под ударом монголо-татарского нашествия. Именно дезинтеграционные процессы, которые породили распад Киевской Руси плюс монголо-татарское иго предопределили распад древнерусской народности на будущих великороссов, малороссов и белорусов. Соответственно, возник вопрос о триединстве Руси.

Впоследствии русским пришлось выстраивать свою государственность на унитарных началах, что стало залогом единства и целостности российского государства, даже когда оно превратилось в огромную империю. Затем был очередной сомнительный федералистский проект советского образца, в результате которого возникла ассиметричная федерация, созданная по типу матрёшки (15 союзных республик, внутри некоторых были ещё и автономные республики, и автономные области), с юридически бесправным русским этническим большинством. Кроме того, советские конституции предоставляли союзным республикам удивительнее «право свободного выхода из СССР», которым те благополучно воспользовались в 1991 году.

Нынешняя Российская Федерация с точки зрения своего конструкции практически полностью является копией СССР, разве что права свободного выхода из неё теперь нет. Поэтому ряд русских националистов либерального толка делает акцент лишь на юридическом неравноправии русского народа и предлагает проекты создания русских республик в её составе, что, в свою очередь, провоцирует угрозу русского национал-сепаратизма и окончательного развала страны на огромное количество национальных анклавов. Поэтому самоопределение русского народа в России должно происходить в гораздо более широкой форме: будущая русская нация должна иметь юридическое право на всю территорию страны. Россия должна быть объявлена русским национальным государством с принципом единства и неделимости российской территории, где «единственным носителем суверенитета» является не химера под названием «многонациональный народ», как записано в Конституции, а «русская политическая нация».

Если по существу, то, согласно исторической практике, унитарное государство является единственной жизнеспособной формой административно-территориального устройства. Остаётся лишь вопрос о названиях будущих субъектов такого государства. Вариантов немало: губерния, область, земля и т.д. Тем не менее, нужно учитывать, что процесс трансформации Российской Федерации в унитарное государство будет происходить болезненно, прежде всего из-за недовольства титульных этносов нынешних национальных республик, которые будут видеть в этом угрозу своей национальной идентичности. Поэтому вполне допускается компромиссный вариант: статус региона меняется, но название этнонима в его названии остается. Например, Чеченская национальная область, Татарская губерния, Бурятская земля и т.д.

Тем не менее, все эти национальные субъекты не должны иметь каких-либо привилегий перед русским регионами и их местное русское население также должно получить в них статус титульного народа. Например, в Татарской губернии титульный статус будут иметь как русские, так и татары; в Бурятии – русские и буряты; в Чечне – русские и чеченцы, и т.д. Разумеется, такой вариант применим не ко всем национальным республикам, а только к тем, где доля титульного этноса составляет значительную часть населения. Там, где оно незначительно по сравнению с численностью русского населения (Карелия, Хакасия и т.д.), упоминание этнонима в названии регионов является не совсем уместным.

Итак, единственным верным решением «русского вопроса» в России является наделение страны статусом русского национального государства. Нет необходимости долго объяснять, зачем это нужно русским. Наличие у народа собственного национального государства означает, как минимум, соблюдение его неотъемлемых прав и отсутствие дискриминации в случае возникновения конфликтных ситуаций с участием представителей других этносов, у которых, между прочим, свои мини-квазигосударства в составе России имеются. К тому же, это нанесет серьезный удар по нынешнему беспределу в области миграционной политики. Русские по-настоящему станут хозяевами своей земли, и сами будут решать, в каком количестве их страна нуждается в иностранной рабочей силе и на каких условиях эти мигранты должны у нас проживать. Кроме того, официальное объявление России национальным домом русского народа может дать новый импульс притоку в нашу страну соотечественников из ближнего и дальнего зарубежья.

Соответственно, главным источником власти в стране должна стать русская политическая нация. Почему именно она? Потому что понятие «политическая нация» носит консолидирующий характер, оно выходит за узкие этнические рамки и включает в себя не только этнических русских, но и другие коренные народы России. В свою очередь, коренными народами считаются те, которые не имеют государственности за пределами России. Исключение делается только для украинцев и белорусов, которые исторически являются ветвями единого общерусского корня.

Теперь об империи. В последнее время усилиями национал-демократов, проповедующих так называемую концепцию «европейскую национализма» возник дискурс, в ходе которого идет противопоставление понятий «империя» и «национальное государство». С одной стороны, подобный дискурс всё-таки необходим, хотя бы потому что заставил задуматься от необходимости соответствия русских национальных интересов имперским. С другой стороны, он является не совсем корректным, ибо в России идея построения национального государства ни в коем случае не должна противопоставляться имперской идеологии, напротив – эти две идеи должны органично дополнять друг друга.

В либеральной среде господствует точка зрения, будто век империй прошёл и поэтому Россия должна окончательно отказаться от каких-либо имперских проектов как не соответствующих требованиям нынешнего времени. Этот тезис является весьма и весьма спорным. В мире идут и процессы глобализации, и процессы регионализации. Между ними есть немало схожего, но в то же время и отличного. Процесс регионализации в определенной степени противостоит процессу глобализации, ибо направлен на создание крупных изолированных экономических, политических и военных блоков. Отдельные небольшие государства понимают, что выжить в этом мире можно лишь действуя сообща, вступая в межгосударственные союзы и долгосрочные интеграционные проекты. Поэтому процесс регионализации фактически породил создание империй нового типа, основные участники которых формально не лишаются суверенитета, но передают часть своих полномочий наднациональным органам. Примером такой империи, в частности, является Евросоюз, в котором происходит постепенная переплавка национальных организмов в единый европейский блок с новой «европейской идентичностью» либерального образца.

Соединенные Штаты – это мировая сверхдержава-империя в политическом, военном, экономическом и культурном плане. Китай вообще сохранился как классическая империя старого образца: огромная полиэтническая и многоконфессиональная цивилизация с ярко выраженным преобладанием доминирующего этноса, жёсткой центральной властью и унитарным административно-территориальным устройством. И китайцы прекрасно понимают: империя с жёсткой вертикалью власти – единственный способ сохранения стабильности и безопасности в этом регионе. Тем более, что есть наглядный негативный пример – распад СССР, причины и последствия которого китайцы тщательно изучили.

Поэтому странно слышать высказывания о том, что Россия должна отказаться от имперского пути развития. В истории человечества очень немногим народам удавалось построить империю и громко заявить о своем великом культурно-цивилизационном предназначении. Русским это удалось. Русские оказались единственным и уникальным народом-европеоидом, которому удалось построить свою отдельную империю-цивилизацию, и который, в отличие от других европейских народов, всё еще имеет шансы возродить империю вновь. Ни немцы, ни французы, ни англичане не могут сравниться с русскими по своему геополитическому и культурно-цивилизационному значению. В отличие от классических европейских национальных государств, Россия является отдельным государством-цивилизацией. С этой точки зрения с русскими можно сравнить только китайцев или арабов, которые также являются нациями, создавшими свои отдельные цивилизации на огромных территориальных пространствах.

Разумеется, принципы строительства новой российской империи должны отличаться от старых. Новый русский имперский проект должен строиться на принципе «внешнего эгоизма» и, прежде всего, должен быть направлен на развитие и благополучие русского и других коренных народов России, а не мнимых зарубежных «друзей». Национальное государство является способом оформления русского народа в нацию, а строительство империи, в свою очередь, является логическим продолжением создания русского национального государства. Русские являются имперской нацией, а имперский национализм всегда подразумевает экспансию и интеграцию новых территорий.

Триединство трёх восточнославянских ветвей общерусского корня (нынешних русских, украинцев и белорусов) является едва ли не главной мечтой большинства русских национал-патриотов. Однако является ли на данный момент это триединство реальностью? Однозначный утвердительный ответ на этот вопрос могут дать только идеалисты. К сожалению, XX век практически полностью расколол русский этнос в его традиционном понимании. Всего лишь сто лет назад трудно было себе представить, что нынешний украинец будет воспринимать термин «малоросс» как оскорбление. Хотя этим этнонимом нужно гордиться, ибо он не уничижает достоинство украинцев, а подчёркивает его. Термином «малый» во многих европейских странах принято обозначать национальную колыбель, которой, безусловно, для русских является Киевская Русь.

Кстати, история повторяется, и уже в России русский народ пытаются дробить на отдельные субэтносы. Иначе трудно объяснить появление в ходе всероссийской переписи населения 2010 года «поморов» и «сибиряков». Тревожный звоночек, однако…

Вопреки мнению некоторых скептиков, шанс возродить общерусскую идентичность у нас есть. Потому что единство истории, веры и культуры у русских, украинцев и белорусов всё же осталось. Нельзя сбрасывать со счетов и степень распространения русского литературного языка среди наших славянских соседей. Это, безусловно, может стать важным фактором при возрождении общерусской идентичности в будущем.

Если говорить о конкретных шагах, которые должно предпринять наше государство, то нужно выделить внутренний и внешний аспекты. К внутреннему аспекту относится необходимость принятия так называемой «русской поправки» в российскую Конституцию, которая гарантирует государствообразующий статус русского народа. Однако речь идет о русском народе не в узком, а в широком понимании, то есть наряду с современными русскими, такой же статус в России должны получить украинцы и белорусы.

Что касается внешнего аспекта, то важным фактором объединения восточных славян может стать нынешняя евразийская интеграция, объявленная Путиным осенью 2011 года. Однако здесь есть одно большое «но»: необходимо, чтобы под знаком евразийской интеграции фактически произошла интеграция регионов со значительной долей славянского населения, а именно России, Украины с Приднестровьем, Белоруссии и Казахстана. Если же Россия будет объединяться со странами Средней Азии, где русских почти не осталось, то термин «Евразийский союз» станет лишь символом наркотрафика и массового потока дешёвой рабочей силы в Россию.

Идея создания так называемого «евразийского суперэтноса», которая захватила умы некоторых «патриотических» фантастов, вообще может поставить крест на существовании русского народа, ибо она фактически означает поглощение русских и их территории более пассионарными на данный момент народами Средней Азии, демонстрирующими, в отличие от русских, впечатляющие темпы рождаемости. Поэтому нашему государству пора осознать, что в основе новой державно-патриотической идеологии должны лежать не идеи «евразийства» и не проекты типа «СССР 2.0» (они могут окончательно похоронить русский этнос и саму Россию), а идеи здорового русского имперского национализма, способные возродить триединый русский народ и объединить вокруг него другие коренные народы России.

Михаил Кузнецов,

координатор Движения «Народный Собор»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.