Русское Косово?

Михаил Андреев размышляет об уроках спецоперации в Казани и том, почему власть не защищает русский народ …

24 октября в Казани была проведена спецоперация против боевиков организации «Моджахеды Татарстана», взявшей на себя ответственность за убийство известного татарского богослова Валиуллы Якупова и покушение на муфтия республики Ильдуса Файзова летом этого года. По сообщениям СМИ в результате перестрелки уничтожены два террориста, погибли двое сотрудников ФСБ, один получил ранение.

Несмотря на традиционно оптимистические заявления об успехе операции, «предотвращении готовившегося теракта» и пр. признаки провала налицо.

Покушение на муфтия Татарстана и убийство его заместителя произошло 19 июля. С тех пор прошло больше трех месяцев. Ясно, что оперативной информацией о составе и планах бандподполья, позволившей бы раскрыть преступление быстро, по горячим следам, а тем более предотвратить его, правоохранительные органы не располагали. Обращает на себя внимание и тот факт, что нынешняя спецоперация проходила в том же доме, где ранее был уничтожен другой террорист. То есть вопрос «где искать» – не был таким уж сложным. Соотношение потерь, при подавляющем превосходстве правоохранительных органов в численности и оснащении, говорит само за себя. Непонятно также и то, как все три с лишним месяца уничтоженные боевики могли не покидать своего укрытия, не отвлекаться на приготовление пищи, сон или личную гигиену, и держать все окна и двери на прицеле 24 часа в сутки. Если же они перемещались по городу, ели, спали и пр., то почему застать их врасплох все-таки не удалось.

При всем при этом, я далек от мысли обвинять ФСБ и другие спецслужбы в произошедшем, и вообще, в расползании ваххабизма по стране. Задача наших «органов» не проста, противник силен, а полномочия ограничены до крайнего предела. По сути, работа отечественных спецслужб сводится к собиранию созревших и упавших (или готовых вот-вот упасть) ядовитых плодов ядовитого дерева.

Тронуть тех, кто сажает такого рода деревья нельзя. Они ведь ничего противозаконного не совершают? Проповедуют, знаете ли… Ни о каких громких процессах или, скажем прямо, ликвидациях вдохновителей подполья, духовных лидеров, ваххабитских имамов и пр. не слышно. Как правило, они ведут свою деятельность, не таясь, в открытую, и чувствуют себя при этом, кстати, в куда большей безопасности, чем традиционное исламское духовенство. Рубить саженцы новых ядовитых деревьев также нельзя. Если какой-нибудь «заслуженный ветеран джихада» с Северного Кавказа переезжает в другой регион и организует молельную комнату или, как вариант, джамаат в колонии, где отбывает наказание, за что преследовать его и его «паству»? К тому же отношение к таким «ветеранам» у нас в стране, как правило, трепетное. Тронь такого! Проблем не оберешься и внутри системы и с его соратниками из диаспор, а «паства» и на митинг может выйти под флагами какого-нибудь Хизб-ут-Тахрир. И ничего им за это не будет. Потому что плод ядовитого дерева, пока он не созрел до конца, и не упал кому-нибудь на голову, тронуть не моги. Что там говорить, даже арабов, легализовавшихся в стране через заключение браков с россиянками, и ведущими подрывную деятельность, нельзя депортировать. Они, понимаете, граждане России…

С чиновниками в «горячих» регионах России все еще хуже. На тех, кто не благоволит радикалам, они могут организовать покушение, как это нередко и происходит. С теми же, кто им покровительствует бороться очень сложно. Крупный чиновник, особенно в автономиях – у нас царь и бог. Его бы за решетку, но на практике, спецслужбы не имеют на это полномочий.

О приезжих экстремистах из Средней Азии (а в ходе расследования покушения на татарского муфтия, как сообщалось, был задержан гражданин Узбекистана) вообще умолчим. Россия же собралась интегрироваться с этими странами, строить, так сказать, «новую империю», не принимая, правда, в расчет их подавляющий демографический потенциал. То есть ЧЬЯ в результате это будет империя не вполне понятно.

Так что когда дерево выросло, окрепло, и на нем созрел ядовитый плод, ловить этот плод в момент падения, как правило, бывает бесполезно. Упрекнуть героических (без шуток) российских эфэсбешников, бойцов спецназа, военнослужащих внутренних войск и пр. не в чем. Этот упрек – российским политикам.

Однако это еще не конец истории.

Я, как это ни покажется странным, в некотором смысле не так уж и плохо отношусь к ваххабитам. Они, конечно же, ребята совсем нехорошие, но без них все бы было еще хуже, ГОРАЗДО ХУЖЕ.

– Как это? Да очень просто.

Террористическая война, ведущаяся сейчас против России (а о том, что это именно война, даже высшие российские руководители высказывались неоднократно) состоит, по сути, из двух составляющих.

Первая это – террористическая война против российского государства, а вторая – террористическая война против русского народа.

И если на первую составляющую российские власти с горем пополам как-то реагируют, то вторую они игнорируют напрочь. Террористическая война против народа началась задолго до войны с государством. На территории бывшей Чечено-Ингушетии были уже убиты тысячи наших соотечественников, сотни тысяч были вынуждены бежать, по выражению одной пожилой русской женщины «в одних трусах», а федеральные власти продолжали переговоры о «разграничении полномочий». Представьте себе на минуту, что переговоры завершились бы успехом, и Дудаев согласился бы формально признать суверенитет России над Чечней? Был бы у нас тогда обычный «субъект федерации», с обычным президентом Джохаром Дудаевым во главе. Сидел бы он сейчас где-нибудь в Совете Федерации и совершенный геноцид никого из российской верхушки бы не смущал. Впрочем, он и сейчас никого не смущает.

В наше время многие из бесчисленных «конфликтов на бытовой почве» вспыхивающих то тут, то там по России, многие убийства, изнасилования, грабежи и пр. являются на самом деле отголосками того геноцида и элементами (давайте будем честны) геноцида нового, который может произойти, если события в России пойдут по негативному сценарию. Где-то на уровне подсознания, все это прекрасно понимают. Именно по этой причине так остро реагирует на них народ, – совсем не как на рядовые преступления. Когда свадебный кортеж в центре Москвы обстреливает проезжающие мимо автомобили, на самом деле это тот же террор, только направлен он против простых людей, а не государства.

И наказывается он соответственно. То есть никак.

Страшной иллюстрацией такого положения вещей служит ситуация на Ставрополье, которое стремительно на наших глазах превращается в настоящее РУССКОЕ КОСОВО.

Вы думаете, в российском руководстве есть те, кого эта ситуация волнует? Что-то, кроме губернатора Ткачева не слышно о таких.

Российская власть ведет себя как забросивший свои обязанности полицейский, на подведомственной территории которого орудуют бандиты, но ему, до тех пор, пока это не касается лично его, нет до них никакого дела.

Грабят? Убивают? Ну и пес с ними. Лишь бы меня не трогали.

Но вот нашлись те, у кого дошли руки и до нашего полицейского. И он (о чудо!) начал, пусть вяло, но все же сопротивляться. Исполнять, так сказать, свои служебные обязанности, пока, правда, лишь в отношении посягательств против себя любимого.

Таким образом, имеем удивительный парадокс. Терроризм – большое зло и угроза для страны. Однако если по мановению волшебной палочки все боевики и террористы покинут схроны, воспользуются амнистией и вернутся к «мирной жизни», то может быть завтра ваша жена, дочь или вы сами встретитесь с ними на лестничной площадке, в транспорте или на улице. И на все, что произойдет с вами в случае такой встречи «на бытовой почве», власть отреагирует с олимпийским спокойствием. Ровно также как она сейчас реагирует на ситуацию на Ставрополье. Никакое ФСБ, никакие внутренние войска, никакой спецназ не будут посланы вам на помощь.

Хороша альтернатива?

Затухание террористической войны с государством может запросто привести к тому, что войну с народом будут игнорировать еще сильнее. И если завтра русские люди побегут откуда-нибудь (этот процесс и сегодня потихоньку идет), властям будет на это глубоко плевать.

Причины этого явления понятны и нового здесь ничего нет. Еще ранние большевики-троцкисты брали в союзники всякого, кто против русских. По принципу враг моего врага – мой друг. Для их идейных, а иногда и прямых биологических потомков – либералов русский народ чужд по крови и духу. Для этнократов из российских автономий и московских либералов террор против русских людей – естественный союзник. Борьбу с ним они будут всячески саботировать. Вопрос только в том, есть ли в нынешнем руководстве России хоть кто-нибудь кроме этих двух групп. Другие люди, те, кто хотел бы, по выражению одного высокопоставленного должностного лица, опереться на поддержку «коренных русских»?

Если ответ «да», то эта партия внутри российской власти просто обязана незамедлительно начать борьбу с террором против народа, так же, как ведется борьба с террором против государства. Во-первых, без этого поддержку народа уже не получить – терпение людей давно на пределе, а во-вторых, только так терроризм в России может быть побежден.

На сегодняшний день поводов для оптимизма я не вижу. В части защищенности русского народа от ситуации Грозного образца 92-93 годов мы не далеко ушли. Боюсь, что мы еще услышим о спецоперациях в «Махачкале-на-Волге», и о новостях с полей русского Косова мы услышим тоже.

Михаил Андреев, публицист, Киев, специально для «Русской народной линии»

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.