Рыцарь отложил меч, чтобы взяться за перо

Александр Тутов

Небольшая биографическая справка: Тутов Александр Николаевич родился 3 июня 1966 г. в г. Коряжме Архангельской области. Окончил Архангельский медицинский институт и Северо-Западную Академию госслужбы при Президенте РФ. Врач-невролог. Участник боевых действий на территории бывшей Югославии. Основатель (а затем – руководитель) клуба исторического фехтования и русских единоборств «Ушкуйник», организатор фестивалей исторического фехтования «Нордкон». Член Союза писателей РФ. А ещё Александр – руководитель областного отделения общественной организации «Народный Собор», Военно-Спортивного Союза Михаила Тимофеевича Калашникова, член правления областной казачьей организации…

И при такой бурной общественно-политической деятельности он еще успел стать автором более 20 книг! Фантастика, боевик, военная проза, книги по медицине, литература для детей…

В одной из статей о нём я наткнулся на фразу, что «в Александре… непонятным образом уживаются два или три разных человека.» и что «писать о нём сложно». Не скажу, что задача выявить «главную идею творчества» Александра Тутова показалась мне слишком уж лёгкой. Слишком уж многогранна личность этого человека.

Он – патриот. Патриот не только «родного края», но и патриот своей Отчизны, «болеющий» за судьбу русского народа и желающий для него лучшего будущего. Но кого в наше время, во время украинского кризиса, этим удивишь? Сейчас патриотом величает себя всякий, особенно, если этот всякий – лицо, приближённое, так сказать, «к верхам». Но Александр Тутов говорил о русском патриотизме, когда само слово «русский» было в загоне (помните о глупом словечке «россияне», которое пустил в оборот президент Ельцин?). Сам этот факт говорит о многом.

Писатель-фантаст. Но, как уже говорилось, у него есть и книги, написанные в других жанрах, в том числе – труды по медицине (врач ведь, всё-таки!). Кстати, из врачей получаются превосходные писатели – стоит вспомнить Антона Павловича Чехова и Артура Конан-Дойля.

Главная заслуга Александра, по моему глубокому убеждению, что он возродил в литературе незаслуженно забытый жанр – «рыцарский роман».

Наверное, все помнят, как в школе преподаватель литературы рассказывал о Сервантесе и его романе «Дон Кихот»? И как они настоятельно подчеркивали (в тогдашних учебниках всех писателей делили на «прогрессивных» и «реакционных», совсем как сейчас – на «демократов» и «экстремистов»), что «Дон Кихот» ЯВЛЯЕТСЯ ПАРОДИЕЙ НА ТОГДАШНЕЕ УМИРАЮЩЕЕ РЫЦАРСТВО. То бишь Сервантес был «прогрессивным» писателем. Таким оригинальным способом он «боролся против отживающего феодализма за более передовой строй – за капитализм.

Но попробуйте перечитать хотя бы одну главу этого великого романа. Лично я там никаких насмешек над рыцарством не вижу. Дон Кихот и его верный оруженосец здесь явно положительные герои. А вот те крестьяне, горожане, купцы и «продвинутые» аристократы, что смеются и издеваются над ними – типажи, безусловно, отрицательные.

Ведь какие принципы защищают Рыцарь Печального Образа и Санчо? Честность, верность слову, неприятие любой несправедливости. Для них дело жизни – служение Долгу. А Долг свой они видят в борьбе со злом и защите слабых и угнетенных. Они не просят плату, их намерения – бескорыстны (чтобы Санчо не мечтал там о своём «губернаторстве на отдельно взятом острове» – это всего лишь мечты.).

Рыцарь здесь противопоставляется буржуа – трусливым, лживым и подлым.

Здесь, на страницах романа, Сервантес не смеётся – он кричит в полном отчаянии: «Люди! Будьте людьми – вспомните, что отличает вас от животных!»

И не раз потом в мировой литературы будут находиться чудаки-«дон-кихоты», пытающиеся вернуть заблудшее человечество к этим «устаревшим» ценностям. Сэр Вальтер Скотт и сэр Артур Конан-Дойль не просто писали исторические романы – они описывали героев для которых справедливость была выше закона, защита слабых считалась обязанностью, ну, а верность слову… Конан-Дойль, кстати, считал своими главными книгами «Белый Отряд» и «Сэр Найджел», а к саге о Шерлоке Холмсе относился пренебрежительно, но ведь и в образе Холмса явственно проглядывают рыцарские черты. Думаю, не зря британская королева одарила их рыцарским званием – она ведь была большой любительницей литературы, и наверняка всё поняла. Из более современных авторов можно отнести к этой категории Джека Лондона (несмотря на то, что он называл себя социалистом) и Эрнеста Хэмингуэя. А в нашей литературе это безусловно Александр Тутов.

Потому все главные герои его книг являются Рыцарями (именно так – Рыцарями с большой буквы.). И скромный журналист Алёша Митяшин из повести «Баба-Яга», и удалой новгородский ушкуйник Александр Никитович («Ледяное дыхание»), и космодесантник из далёкого-предалёкого будущего Ксан Гривс, и русский доброволец в пылающем Сараево – врач Алексей – все они Рыцари. Но что значит это слово для самого автора? Пусть за него ответит его герой.

Знакомьтесь – Никита Виленов, победитель мирового первенства по историческому фехтованию и главный герой повести «Убей и правь!»:

«В моём представлении рыцарь – это добрый, интеллигентный человек, высоконравственный и физически развитый, способный на героический поступок, сражающийся со Злом не ради самой борьбы, а во имя Добра и не забывающий о Милосердии.»

«…Физически развитый…» А ведь Александр, говорящий устами своего героя прав: почему бы не ввести в учебную программу наших школ военно-спортивные игры вместо почивших в бозе «Зарницы» и «Орлёнка». Организовать военно-спортивные и фехтовальные клубы? Стрелковые секции со стрельбой из боевого оружия? Не хочется, конечно, думать, но если разорив собственную страну, к нам через западную границу хлынет поток отребья из «Правого сектора»? Сможет ли остановить этих нелюдей наша молодёжь, проводящее всё своё свободное время, погрузившись в компьютерные игры, тусуясь в подворотнях и на дискотеках?

Книги Александра Тутова, хотя там зачастую описываются сказочные события, заставляют нас задуматься над словами, вроде бы напрочь исчезнувшими из нашей жизни.

Включите телевизор и попробуйте сосчитать, сколько раз там будут произнесены слова «совесть», «справедливость», «долг», «бескорыстие», «честность» или «правда»? Увы, не только в бесконечных сериалах или ток-шоу вы этого не услышите, но даже (и это гораздо страшнее) в новостях или документально-аналитических передачах дикторы словно забыли о существовании подобных понятий. И результаты подобной политики уже сказываются. На всех каналах есть множество передач типа «из зала суда» или «криминальных новостей». Посмотрите на физиономии изобличенных преступников и попробуйте найти на них хотя бы тень раскаяния. Вы этого не увидите. Наоборот все попавшиеся жулики, взяточники, казнокрады и убийцы будут агрессивно орать в камеру, что ни в чём не виноваты, а во взгляде, чёрном от злобы будет одно: «выпустите меня, гады и дайте дальше творить что я хочу!» Это не реакция человека, это – реакция пойманного хищника, который в ярости грызет прутья клетки, в которую посажен…

Мне, правда, могут возразить, что романов, написанных в жанре «фэнтези» на полках магазинов хоть пруд пруди. Да, видел. Читал. Но вот впечатление о сем чтиве… Как бы это поделикатнее выразиться? Всё вроде бы там есть… И суперкрутые герои, машущие мечом, руками и ногами направо и налево… И экзотические замки – снаружи голый камень, а внутри – Версаль пополам с Эрмитажем… И зеркально сверкающие доспехи. Зловещие маги-колдуны. Ужасные драконы. Прекрасные принцессы – с ног до головы закутанные в драгоценные ткани и усыпанные камнями-самоцветами. Но…

Но вот разговаривают эти герои-принцессы-колдуны-злодеи на теперешнем российском «новоязе» и молодёжном жаргоне. Да и ведут себя соответственно. Одень их в современную одежду, подстриги – и можешь отправлять на современные тусовки (фуршет или презентацию какую), и никто на внимания не обратит. Опять же слова «совесть», «справедливость», «благородство», «верность» эти герои и героини не используют. Потому что не слыхали.

Кстати, о принцессах. Забавно, но в наших советских учебниках Александру Сергеевичу Пушкину пеняли, что он сделал Людмилу слишком похожей на барышню из дворянских гостиных своего времени, а не на степенных древнерусских красавиц. Бедные тогдашние составители учебных пособий! Они бы на теперешних героинь фэнтезийных романов посмотрели! Те и на лошадях скачут, и мечом машут, и по стенам прыгают не хуже мужиков, а бывает даже лучше!

А вот в книгах Александра Тутова принцессы совсем другие. Нет, они тоже могут взять в руки оружие, чтобы любимого защитить, если жизнь припрёт, но всё же главные заботы у них другие. Ждать своего суженного из дальнего похода («за леса, за моря») или ожидать спасителя-избавителя. Заботливо подарить на дальнюю дорогу оберег-талисман. Выйти из дальних покоев и чарующей улыбкой «сразить наповал» сурового воина и покорить его сердце – вот их предназначение. Рыцарское отношение автора проглядывает в портретах женских персонажей – все они мудры и прекрасны. (У Конан-Дойля, строгого приверженца рыцарского кодекса было похожее отношение к прекрасному полу. Как-то он отвесил затрещину родному сыну, в ответ на его замечание в адрес женщины, что она, мол, уродлива. «Запомни, – примирительно сказал суровый отец. – Некрасивых женщин не бывает!)

Это вполне понятно, если вспомнить рыцарский культ Прекрасной Дамы. Подвиги, совершенные в её честь, сложение мадригалов, пение серенад… У Александра даже Баба-Яга – красивая и мудрая женщина средних лет, в молодости покорившая сердце юного богатыря. И столетняя северная колдунья из «Ледяного дыхания» смотрит на посетивших её «яркими, совсем не старческими, глазами» и говорит «молодым, чарующим голосом». Рыцарь всегда ищет идеал в женщины, стоит ли удивляться, что в рыцарском романе все женщины идеальны?

Но Александр Тутов пишет не только о приключениях рыцарей и звёздных десантников.

Книга «Русские в Сараево» написана во многом по воспоминаниям самого автора, участника боевых действий. Картины кровавого хаоса, оставляющие впечатление жути своей обыденностью и совсем не бравурный финал – эта повесть знаменует собой новый этап в творчестве Александра, она не похожа ни на одну из его книг, написанных ранее.

…Врач, само предназначение которого – спасать людей, берёт в руки оружие. Бывшие соседи, знакомые и друзья встречаются в бою, воюя по разные стороны линии фронта. Где-то в развалинах засел американский наёмник-снайпер, задача которого: «настрелять» побольше сербов и мусульман (желательно гражданских – стариков, женщин и детей), чтобы европейская общественность возмутилась «жестокостью сербов», и страны НАТО вмешались в конфликт. Рядом с русским врачом Алексеем находится девушка Рада. И хотя она молода и красива, другой вопрос мучает, терзает, не даёт покоя: кто она – сербка, хорватка или боснийка-мусульманка? Друг или враг?..

Я не собираюсь пересказывать всё содержание повести «Русские в Сараево». Скажу одно – читал не отрываясь.

Александр до сих пор – практикующий врач. А ещё он ведет бурную общественно-политическую деятельность, готовит цикл передач для городского телевидения. И – пишет новые книги. Его энергии и целеустремлённости можно позавидовать. Общаясь с ним, испытываешь стыд за свою, порой чрезмерную, лень. Хочется пожелать ему дальнейших успехов. Не только в литературе.

Сергей Декопольцев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.