Савва Великолепный

Меценат, настоящий русский промышленник, строитель Архангельской железной дороги. Но партнерство с банками и государством стало для него роковым

Русское экономическое чудо – словосочетание такое необычное для современного человека. Сейчас мы чаще привыкли обращать свой взор на Запад и учиться у него всему, в том числе и материальной успешности, которая напрямую зависит от беспринципности западного бизнесмена. При этом оказывается, всё это оттого, что мы плохо знаем свою историю, в которой сокрыты яркие примеры искусства ведения предпринимательства на традиционных для нас культурных ценностях, морали. Одним из таких великих деятелей русского предпринимательства XIXвека и был герой данной статьи С.И. Мамонтов, человек, стоявший у истоков развития железнодорожного хозяйства нашего государства.

Прежде чем поведать историю жизни одного из выдающихся русских предпринимателей того времени, необходимо немного углубиться в саму историю проблемы развития железнодорожного транспорта России. Позднее появление железных дорог (первая железная дорога, Санкт-Петербург – Москва, была построена только в 1851 году) являлось одной из первопричин технологического отставания России от своих западных оппонентов. Вопрос развития путей сообщения ставился и до этого, ещё в начале XIXвека, Н.П. Румянцевым, руководителем Управления водяными и сухопутными сообщениями. Так, в дальнейшем на базе созданного в 1809 году Института корпуса путей сообщений во второй четверти XIXвека была выпущена плеяда высококвалифицированных специалистов для строительства и эксплуатации российских железных дорог, что и стало базой технологического рывка в этой сфере. Из этого мы видим, что развития железнодорожных путей сообщения было всё-таки делом государственным, но нельзя не отметить и вклад частных предпринимателей, одним из которых и был С.И. Мамонтов.

Молодые годы…

Род Мамонтовых прославился как купеческий. Своё состояние первые Мамонтовы заработали на откупщицком промысле. К началуXIXвека их богатство было достаточно велико уже по тем временам. Так, Иван Фёдорович Мамонтов, отец героя нашего рассказа, был крупным акционером и напрямую занимался развитием строительства железных дорог в Российской империи, в дальнейшем став директором общества Московско-Ярославской железной дороги. Савва Иванович Мамонтов, как и полагается для отпрыска богатой семьи того времени, получил достойный уровень образования (особая одарённость и интерес у него проявились к музыке), в дальнейшем поступив в университет и параллельно начав заниматься в театральном кружке.

Стоит заметить, что он рано, в 11 лет, пережил смерть родной матери, Марии Тихоновны, что, конечно, отразилось на его характере. Савва никогда сильно не утруждал себя в учёбе: так, быстро выучив немецкий язык и имея по нему отличные баллы, он получал двойки и тройки по латыни во время своего обучения в Институте Корпуса горных инженеров. В дальнейшем молодой Савва Иванович поступил в Санкт-Петербургский университет, а затем перевелся на юридический факультет Московского университета. Там он постепенно стал всё хуже и хуже учиться, уделяя много внимания театру, так как играл в театральном кружке при университете. Наблюдая излишнюю увлечённость сына искусством, в первую очередь театром, и уменьшениервения к учёбе, получению хорошего образования, Иван Фёдорович решил приучать постепенно сына к делам, которыми занимался сам, выращивая из него достойного преемника. Сначала Савва был отправлен в Баку по делам Закаспийского товарищества, сооснователем которого являлся его отец, впоследствии в 1863 году уже руководил Московским центральным отделением товарищества. В 1864 году посетил Италию, где стал брать уроки пения и познакомился со своей будущей женой – дочерью московского купца Григория Григорьевича Сапожникова Елизаветой. Елизавете было около 17 лет, она не отличалась особой красотой, но любила читать, пела, много занималась музыкой. Семья Сапожниковых в свою очередь занимала высокое положение в обществе, и согласие на брак было подтверждением прочности позиций Мамонтовых. На этом можно закончить повествование о молодых годах С.И. Мамонтова и перейти к рассмотрению его активнойпредпринимательской деятельности.

Началась жизнь деловая…

Окончательный переход во взрослую и самостоятельную жизнь Саввы Ивановича Мамонтова состоялся после смерти отца в 1869 году, так как именно Иван Фёдорович до этого периода в большей мере всё-таки опекал сына, отчасти контролируя его деятельность, являясь наставником и руководителем, что было нормально для родителя того времени. Теперь С.И. Мамонтов вынужден был совершенно самостоятельно зарабатывать себе имя в среде русского предпринимательства, буржуазии. С помощью (по рекомендации) В.Ф. Чижова, друга семьи Мамонтовых, начальника Московско-Ярославской железной дороги и бывшего профессора математики Петербургского университета, он занял пост директора общества Московско-Ярославской железной дороги. Почти одновременно Савва Мамонтов становится гласным Городской думы и действительным членом Общества любителей коммерческих знаний, становится признанным членом московского купечества. Конечно, ему ещё была тяжела предпринимательская доля, особенно после очередного посещения Италии, но бросить дело, начатое ещё его отцом, он уже не мог.

Первым крупным проектом стала постройка Донецкой каменноугольной железной дороги, связавшей Донбасс с Мариупольским портом. Строительство существенно ускорило индустриальное развитие этого чрезвычайно перспективного в экономическом отношении района, который, стоит отметить, был крупным и важным экономическим центром как в Российской империи, так и впоследствии в СССР. В 1876 году правительство назначило для потенциальных концессионеров торги. Каждый из претендентов должен был представить свой проект и смету строительства будущих железнодорожных линий, общая протяженность которых составляла примерно 500 верст. Одним из соискателей был С.И. Мамонтов. Он вышел победителем и несколько лет занимался новым и большим делом. Донецкая дорога была в основном проложена за 1878—1879 годы, а завершилось строительство в 1882 году. Савва Иванович мог констатировать: «Дорога построена прекрасно». В начале 90-х годов XIX в. она была выкуплена государством [1].

Здесь надо сразу рассмотреть ещё один род деятельности, которому Савва Иванович посвятил эту часть своей жизни: меценатство, помощь и поддержка людей искусства. В 1870-1890 годах его подмосковное имение Абрамцево стало центром художественной жизни; здесь собирались виднейшие русские художники (И. Е. Репин, М. М. Антокольский, В. М. Васнецов, В. А. Серов, М. А. Врубель, М. В. Нестеров, В. Д. и Е. Д. Поленовы, К. А. Коровин) и музыканты (Ф. И. Шаляпин и другие) [2]. При поддержке Саввы Мамонтова были созданы художественные мастерские, развивавшие традиции народного творчества и ремёсел. В 1885 году он основал на свои средства Московскую частную русскую оперу (существовала до осени 1904 года), пропагандировавшую творчество передовых деятелей русского музыкального искусства, утверждавшую новые принципы в оперно-театральном искусстве, реалистический тип оперного спектакля. Участие и вклад С.И. Мамонтова в развитие русского искусства XIXвека сложно переоценить, он по-своему безграничен, так как материальные блага можно подсчитать и растратить, а духовные остаются навсегда.

Следующей вехой в деятельности С.И. Мамонтова как предпринимателя и мецената было решение от лица правления Московско-Ярославской железной дороги продлить дорогу до Архангельска, что соответствовало увеличению её протяжённости почти в два раза. Грандиозность и сложность этой задачи даже сейчас несложно осознать в силу климатических условий данного региона (в основном это болотистая местность, тундра, близкая к Заполярью). Путь на Север был необходим в силу расширения промышленно-технологической базы Российской империи. И Савва Иванович Мамонтов осознавал эту необходимость для страны и поэтому строил её практически без финансовой заинтересованности. Эта черта была свойственна многим русским предпринимателям того времени, жившим ещё по законам православной веры, её догмам, а не в угоду собственным желаниям и потребностям, экономической целесообразности, как это свойственно для западного и современного российского бизнесмена. Строительство дороги было завершено в 1897 г., а в следующем году началось по ней регулярное движение. Осуществление этого большого проекта было одобрено всеми, кто искренне сочувствовал экономическому прогрессу России. Вот что писал С. И. Мамонтову профессор И. В. Цветаев: «Спешу приветствовать Вас с завершением важного исторического дела, с которым отныне будет навсегда связано Ваше имя. Вся грядущая счастливая судьба нашего Европейского Севера будет напоминать о той гигантской смелости и энергии, которую Вы, с истинной отвагой русского человека, положили на этом деле» [3].

Прибыльность этого дела стала в дальнейшем очевидна, так как ежегодный доход общества составлял 5,2 млн. рублей [4]. Савва Иванович был отмечен министром финансов Российской империи С.Ю. Витте, который, несмотря на нежелание хлопотать за других в получении различных чинов и званий, всё-таки добился получения предпринимателем Мамонтовым престижного звания мануфактур-советника, а через год и ордена Владимира четвёртой степени.

К успеху шел…

Строительство Московско-Ярославско-Архангельской дороги было задумано не как единичное действие, а как часть холдинга связанных между собой промышленных и транспортных организаций. Так, одновременно с её постройкой Савва Иванович приступил к реконструкции взятого у казны Невского судостроительного и механического завода в Петербурге, приобрел Николаевский металлургический завод в Иркутской губернии. Эти предприятия должны были обеспечивать Московско-Ярославско-Архангельскую дорогу подвижным составом. Успешное осуществление этого проекта привело бы к образованию крупного концерна. Чтобы превратить заводы в современные предприятия, требовалась их полная модернизация, для которой были необходимы огромные финансовые вложения. По всей вероятности, Савва Иванович до конца не осознавал всей сложности поставленной задачи. Первые годы он вкладывал в новые предприятия свои личные средства, но для подъема разоренных заводов этого оказалось мало. Сам он не мог уследить за всем разветвленным хозяйством, компетентных и честных сотрудников не хватало, и огромные средства, как позже выяснилось, часто просто разбазаривались. Но не в характере Мамонтова было останавливаться на полпути. Он с удивительной настойчивостью продолжал безнадежное дело, начал финансировать промышленные предприятия из кассы Московско-Ярославско-Архангельской дороги, изыскивал денежные средства на стороне, но в дальнейшем это никак не помогло.

Изъян намеченной стратегии развития данного проекта состоял в том, что у Мамонтова не было надежного источника кредитования. С банками тесных отношений у него не существовало; петербургские же финансовые заправилы внимательно следили за его деятельностью, видя в нем серьезного соперника. После того как были исчерпаны все возможности в изыскании необходимых средств, Савва Иванович, по совету Витте, обращается к ним.

В 1898 году на горизонте мамонтовского дела появляется фигура директора Петербургского международного коммерческого банка А.Ю. Ротштейна. Этот делец, ставший в 90-е годы XIX века руководителем крупнейшего частного банка России, был доверенным лицом министра финансов и имел многочисленные связи в европейских финансовых центрах. Безвыходное положение заставило Мамонтова пойти на рискованный шаг. В августе 1898 года он продал 1650 акций Московско-Ярославско-Архангельской дороги Петербургскому международному банку и одновременно получил специальную ссуду под залог акций и обязательств (векселей), принадлежавших ему и его родственникам [5]. По сути дела, на карту было поставлено все, и Савва Иванович проиграл.

Слухи о неблагополучии в делах С.И. Мамонтова стали циркулировать в июне 1899 года, после того как ему не удалось вовремя погасить долги Международному банку и некоторым другим кредиторам. Министерство финансов назначило ревизию, вскрывшую нарушения в учете и расходовании средств Московско-Ярославско-Архангельской железной дороги. Выяснилось, что из кассы Общества в 1890–1898 годах деньги переводились на счета «Товарищества Невского завода» и «Восточно-Сибирского общества» — предприятий, которые юридически не были друг с другом связаны. Такие финансовые операции были запрещены законом. Это было одним из главных пунктов обвинения, другим — перерасход по смете строительства линии Вологда – Архангельск. Требовали удовлетворения и кредиторы.

В конце июля 1899 года правление Московско-Ярославско-Архангельской дороги во главе с С.И. Мамонтовым ушло в отставку, были избраны новые люди, которые обратились с исками к бывшим руководителям Общества. Делами стали заправлять люди Ротштейна и Государственный банк. Отсутствие помощи со стороны С.Ю. Витте, человека, бывшего инициатором и государственным вдохновителем предпринимательской идеи Саввы Ивановича, стало окончательным свидетельством финансового краха С.И. Мамонтова. Чем руководствовался Сергей Юльевич, сейчас можно лишь предполагать, скорее всего, желанием казны при посредничестве Международного банка прибрать к рукам важную транспортную магистраль. Историограф московского купечества и предприниматель П.А. Бурышкин считал, что «мамонтовская Панама» была «одним из эпизодов борьбы казенного и частного железнодорожного хозяйства». Еще более откровенно высказался Лопухин: крах Мамонтова прибавил «лишнее темное пятно» к репутации Витте [6].

В дальнейшем, не успев вовремя расплатится с долгами, С.И. Мамонтов был арестован по обвинению в махинациях. Просидев порядка девяти месяцев в Таганской тюрьме, находясь под следствием, он перед судом был помещён уже под домашний арест, чтобы привести в порядок дела. В ходе судебного процесса он за отсутствием в деле состава преступления был оправдан, а 7 июля 1900 года был объявлен несостоятельным должником, то есть банкротом. На этом закончилась его предпринимательская деятельность. Последние годы жизни Савва Иванович занимался художественной керамикой, перевезя свою гончарную мастерскую на новое место жительства, «в доме Иванова 2-го участка Сущевской части за Бутырской заставой, по Бутырскому проезду» [7], куда он переехал из дома на Басманной. Умер С.И. Мамонтов 6 апреля 1918 года от продолжительной болезни, застав две революции и увидев первые признаки разрушения дела Великой России, одним из строителей которой он и был.

С.И. Мамонтов – пример на будущее

Сейчас нам приходится наблюдать некий упадок русской предпринимательской мысли. Связано это со слабостью нынешнего поколения наших бизнесменов, которые входили в деловую жизнь в 90-е годы XXвека, при криминальном попустительстве и разворовывании некогда общих для всех бывших советских граждан экономических благ. Мораль западного хищнического капитализма, которая заключается в получении как можно большего объёма материальных благ современным предпринимателем, коммерсантом, пытается всё сильнее укорениться в нашем обществе. При этом традиционная для нас православная (христианская) этика забывается, отводится на второй план и считается неподходящий для делового человека. Интересы общества, других людей в связи с эгоистичной моделью жизни современного человека считаются недостойными внимания, люди живут под девизом: «Человек человеку волк». Бизнесмен как человек, обладающий ресурсом, наиболее подвержен глубокому восприятию и претворению в жизнь этого животного принципа существования в социуме. Поэтому нам не стоит забывать таких людей, как Савва Иванович, которые в своё время показали альтернативный путь развития предпринимательской мысли, заключающийся в сочетании христианской морали и нравственности как основы личной и общественной экономической деятельности.

Интересно, что государство в лице Витте не оценило старания Саввы Мамонтова ради общего блага и воспользовалось случаем, чтобы национализировать его собственность. Несмотря на экономическую выгоду от перехода в казну крупного доходного объекта, в долгосрочной перспективе шаг этот был ошибочным: правительство показало, что лучше быть дельцом, чем меценатом, лучше быть банкиром, чем промышленником, а с государством дел и вовсе лучше не вести.

Так пусть С.И. Мамонтов как крупный успешный русский предприниматель и меценат, много сделавший в области искусства и оставшийся, несмотря на все жизненные обстоятельства, человеком честным, станет примером в борьбе с «хищнической язвой» нашего общества! Этот опыт очень полезен в первую очередь для современного предпринимательства: Савва Иванович не был ни проворным и беспринципным дельцом с протестантской этикой в голове, ни старообрядцем, за которым стоял капитал целой общины – он был честным православным человеком и не жаловался на трудную жизнь, но делал ее лучше, а свое дело строил на основе христианской морали. Узнавая наше прошлое, мы найдём пути к будущему процветанию нашего народа, русской цивилизации!

Машанов Денис

Специально для «Народного Собора»

1) Соловьева А.М. Выкуп частных железных дорог в России в конце XIX в. — Исторические записки. Т. 82, с. 103.

2) Мамонтов В.С. Воспоминания о русских художниках. М. 1951.

3) Cеров В. Савва Мамонтов: человек русской мечты, с.80.

4) Соловьева А.М. Железнодорожный транспорт во второй половине XIX века, с. 115.

5) ЦГИА СССР, ф. 626, оп. 1, д. 764, лл. 1-6.

6) Бурышкин П.А. Москва купеческая. Нью-Йорк. 1954, с.172; Лопухин А.А. Ук. соч., с. 65.

7) ЦГИА г. Москвы, ф. 142, оп. 4, д. 265, л. 151.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.