Сознание торгаша

А как воспринимали политику и само понятие Политического древние?

Нам кажется, что то, что мы видим по телевизору, есть настоящая политика. Отнюдь. Современная политика уже не имеет чисто политического характера. В угоду массовым вкусам и примитивизму в политику привносятся элементы дурашливости, клоунады и цирка. А как воспринимали политику и само понятие Политического древние?

Слово «политика» происходит от греческого «полис», что равнозначно современному термину «государство», и отличается от него сугубо территориальными масштабами. Полис, то есть государство, Аристотель считал общественно-моральным приоритетом, стоящим выше частностей, например, семейных отношений и индивидуальной свободы. Государство воспринималось им, как целое, а составляющие его элементы, в том числе индивидуумы, как части целого. Целое превыше части своей бытийной целостностью, следовательно, государство превыше частных интересов.

Существование индивидуумов исключительно в познавательных границах собственной индивидуальности Аристотель определял термином «аполитея» (аполитичность, отсутствие политического мышления, равнодушие к политике), которому придавал резко негативное значение.

Политика есть столкновение индивидуума с внеиндивидуальными явлениями, которые требуют реакции и эффективного осознания их сути. Запертый в индивидуальности человек не способен на своевременную реакцию, и руководствуется инерционным мышлением. Их Аристотель называл «зверями» – не людьми. Подобно животным, такие индивидуумы не выходят за пределы собственного микрокосма, ограничиваясь небольшим числом абстрактностей.

Сверхлюди, не нуждающиеся в Политическом, – гении, пророки, аскеты, созерцающие чистые идеи, не опускаясь до их эмпирического проявления. Масштабность их мышления превышает масштабы политической эмпирии, поскольку их аполитея несёт в себе духовный заряд макрокосма. Таким образом, аполитея, если очертить её контуры, имеет двухполюсную конструкцию, где на одном полюсе – абсолютное меньшинство (отшельники, герои, гениальные личности), а на другом – те, кто ограничивается индивидуальным микрокосмом. В обществе премодерна политика носила тотальный характер, являясь частью системы сакральной картины мироустройства.

Сила традиции, родовая память, верность обрядовому осмыслению душевной жизни человек Традиции наделял сакральным принципом, в том числе, и довлеющую над ним политическую власть. Почитание среди диких племён жрецов и вождей, как богов или их посланцев, соотносимо с возвеличиванием в традиционном европейском обществе королей и военачальников. Прозвища известных исторических личностей той эпохи отождествляли их носителя с высшими силами или нечеловеческой крепостью (Владимир Красное Солнышко, Тимур, в переводе с тюркского – «железо» и т.д.).

Власть имела вертикальное измерение, где высший полюс занимало то, что объяснялось божественной природой. Властные полномочия были прерогативой избранных. Их воля была тотальна, как проявление политической эмпирии. Центральной фигурой традиционного общества является носитель героического сознания. Так, древние мифы, их эзотерические сюжеты насыщены воинственным духом, который был обратным проявлением божественной воли.

Традиционалистской политике были присущи ярко выраженная маскулинность, что отражалось на социальной стратификации общества, где наверху социальной пирамиды находились правители (жрецы, вожди), затем – воины, и на нижних ступенях – носители недостаточной мужественности (инвалиды, убогие, дети) и феминоидности (женщины).

Не менее значимое осмысление сферы Политического принадлежит Платону. Согласно ему, общество делится на касты, управленческими функциями высшего порядка среди которых обладает жречество (в индусской мифологии – брахманы). Жрецы созерцают идеи, проникая в глубину онтологических процессов в их эмпирическом проявлении. Воины (в индусской мифологии – кшатрии) суть исполнители жреческих указаний, и носители мужественного начала, необходимого для зарождения государства и его укрепления. К ремесленникам, купечеству и крестьянству (в индусской мифологии – вайшьи, шудры) необходимо причислялись те, кто достиг порога умеренности, но не обладали достаточным уровнем волевого начала и мудрости.

Класс жрецов, по Платону, полагалось пополнять за счёт наиболее мудрых и развитых воинов, но не ранее, чем воину исполнится пятьдесят лет. Таким образом, представители крестьянства, торговой и ремесленной прослойки к управлению государством не допускались как неспособные.

Принадлежность к касте рассматривалась, как состояние души. Гармония в обществе была возможна лишь при гармоничном сосуществовании каст. Это, в свою очередь, означало, что каждый член общества должен был занимать предназначенную ему природой социальную нишу, не претендуя на то, что он не в состоянии осуществить.

Толкование Платоном Политического имеет онтологическое измерение, подкреплённое социологическим детерминизмом. Его наиболее краткое выражение принадлежит Фридриху Ницше «Братья мои! Люди неравны!».

В наш век всё перепуталось. Убожество может управлять страной на вполне демократических основах, и способствовать приходу во власть иных убожеств. Мудрецам и героям проникать в политику всё сложнее, а, проникнув, приходится бороться с кознями и интригами низких серостей, политических убожеств, мечтающих о власти. Крайний экономизм – вот чем затёрто героическое измерение Политического, и у человека с сознанием и ценностями торгаша больше шансов прийти во власть, чем у настоящего кшатрия или брахмана.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.