Страсти по Манифесту

Который день интернет обсуждает консервативный манифест Никиты Михалкова «Право и правда».

«Сочинение, вышедшее из-под пера известного кинематографиста, представляет собой повторение уже многократно звучавших с властных трибун тезисов. Единственная новизна данного многостраничного документа состоит в том, что все это теперь надлежит называть «просвещенным консерватизмом». Надо полагать, что всякий другой консерватизм Никита Михалков предпочитает рассматривать как «непросвещенный», — говорится в поступившем в редакцию «Русской народной линии» комментарии председателя партии «Великая Россия» Андрея Савельева. – «Манифест» представляет собой собрание банальностей, выписки из передовиц подвластной либеральной прессы и «пудру» в виде имен русских философов и экскурсов в русскую историю. Не удивительно, что мы имеем дело с подделкой под консерватизм, с невольной пародией на него. Ведь Михалков не обладает заметными знаниями общественной мысли России, относящейся как к прежним векам, так и к современности. В «манифесте» автор упоминает фамилии русских философов, но никакого отношения его сочинение к русской философии не имеет. Напротив, в ряде положений оно имеет очевидные признаки неолиберализма, который просто описывается иными словами».

«Никита Сергеевич, кажется, просто не замечает, что русская консервативная мысль — самое быстроразвивающееся направление современной русской политической мысли. Все наработки последних двадцати лет им игнорируются. В результате текст Михалкова производит впечатление той неповторимой свежести, которой веет от ответа на экзамене студента-философа, отважно и от своего имени излагающего Спинозу и Гегеля, но при этом еще не слышавшего ни о Хайдеггере, ни о Витгенштейне, – пишет Егор Холмогоров в «Русском обозревателе». И дает нелестную оценку источникам Михалкова: – В большинстве своем это деятели рубежа XIX и XX веков, которые пытались скрестить русский консерватизм, русский патриотизм, русский традиционализм с дальнейшим пребыванием России в составе мировой капиталистической системы. Идеи Столыпина, и Струве, и Победоносцева, и Ильина, и Бердяева — всё это идеи русского национал-капитализма, причем совершенно бескомпромиссного, отказывавшегося видеть всякую правду в том животном, порой нечеловеческом отторжении, который вызывал пореформенный российский капитализм у большинства населения страны — от русского крестьянина, до русского царя. Это были люди, так никогда и не осознавшие, почему православный русский народ вдруг отверг Великую Россию и с большей или меньшей легкостью подчинился тем, кто ненавидел все православное, все русское, все традиционное. Почему этот народ предпочел поддержке белой Великой России такой извращенный путь, как заставить новых красных правителей создать новую великодержавную систему с остаточными элементами русской традиции и вынудил у них даже определенную терпимость к православию».

Не понравилось михалковское творение не только консерваторам, но и лидеру «Яблока». Помимо общей нелюбви к консерватизму, Сергей Митрохин не поделил с Никитой Сергеевичем Столпина, поскольку, если, по мнению второго, тот был «просвещенным консерватором», то по мнению первого – либералом.

Лично мне интересным в «Манифесте» Михалкова показалось лишь то, что термины «национализм» и «корпоративное государство» используются в положительном значении.

А вообще такое ощущение, что человек написал более полусотни страниц воды. Конкретики очень мало. Даже либералы увидели в манифесте «много правильных слов». Типичная консервативная риторика. Все острые проблемы оставлены за бортом.

Полностью проигнорированы: необходимость национальной идеи, межэтнические конфликты, миграционные проблемы, проблемы падения здоровья, наркомании, деградации.

Про коррупцию сказано, что ее надо искоренить, но не сказано как. Так ведь давно уже искореняем, но до сих пор не вышло.

Социальное неравенство признано опасным при его чрезмерных размерах, и дабы не допустить этого «модернизация должна проводиться с опорой на традиционные ценности и исторические формы российского хозяйствования, с учетом наличного уровня политического, экономического, научного и культурного сознания наших граждан». Нетрудно понять, что конкретное воплощение столь расплывчатого пожелания может выглядеть как угодно. Исторической формой хозяйствования в России можно считать и советскую и капиталистическую и феодальную, смотря как далеко в историю заглядывать.

Демографическую проблему предполагается решать укреплением семьи, но как конкретно семью будут укреплять не ясно. Ее и так укрепляют, в метро социальная реклама весит.

В сущности, манифест не несет ничего нового, и ни к чему не побуждает. Все, что происходит сейчас в России, успешно вписывается в его рамки.

Вопрос, последуют ли за манифестом какие-то конкретные действия или он останется в истории всего лишь как курьезное творение когда-то великого режиссера.

Артём Заметалов
Координатор движения «Народный Собор»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.