Святой Воин-мученик

Евгений Родионов был убит в плену 23 мая 1996 года. В убийстве признался чеченский бандит Руслан Хайхороев. В присутствии иностранного представителя ОБСЕ он рассказал: «…У него был выбор, чтобы остаться в живых. Он мог бы веру сменить, но он не захотел с себя креста снимать. Бежать пытался…».

23 мая, после 100 дней плена и жестоких пыток, Евгению Родионову и его сослуживцам было предложено снять нательный крест и принять ислам. Евгений Родионов отказался снять крест, за что был обезглавлен. Та же участь постигла и Андрея Трусова, а Игоря Яковлева и Александра Железнова расстреляли.

В ночь с 13-го на 14 февраля 1996 года отряд из четырех человек – Александр ЖЕЛЕЗНОВ, Андрей ТРУСОВ, Игорь ЯКОВЛЕВ и Евгений РОДИОНОВ – заступил на очередное дежурство, на контрольно-регистрационном пункте (КРП) на административной границе между Чечней и Ингушетией, где проходила единственная в горах дорога. Но этот важнейший пост тогда был больше похож на автобусную остановку – не было даже электричества.
В ночь, когда дежурил наряд Евгения, к КРП подъехал микроавтобус с надписью «Скорая помощь»… Солдаты не сдались без боя. На асфальте остались следы крови…

Никто не объявил никакой тревоги! Не было погони. Ребят вообще не искали. Впрочем, искали, но не в Чечне, а в… Подмосковье. 13 февраля Евгения захватили бандиты, а 16 февраля его мама, Любовь Васильевна, уже получила телеграмму, где сообщалось, что ее сын ушел из части в самоволку. К поиску «дезертира» подключилась милиция. Был произведен обыск.

Любовь Васильевна, точно знавшая, что сын ни в какую самоволку уйти не мог, выехала в Чечню, где ей подтвердили:«Да, действительно, вышла ошибка, ваш сын пропал без вести…».

В Чечне мать и нашла убийцу – Руслана Хойхороева, который и рассказал обстоятельства смерти сына. Выяснилось, что убит он 23 мая – в день своего рождения, в день православного праздника Вознесения Господня. Могилу удалось найти не сразу – за информацию требовали выкуп. Пришлось заложить квартиру. В указанной боевиками воронке были зарыты трое пограничников, еще одно захоронение находилось неподалеку. Все тела были обезображены до неузнаваемости, два из них обезглавлены. Евгений был опознан только по нательному крестику, который носил с детства. За отдельную плату вернули голову.

Воин-мученик Евгений причислен к лику святых… «народной церковью». РПЦ отнеслась с канонизации однозначно.«К сожалению, в данном случае говорить о церковности не приходится. Я связывался со священником, который служит в храме рядом с домом Родионовых. Любовь Васильевна в храм не ходит, а люди, которые приезжают на могилу Евгения, сами служат панихиды и в храм к священнику никогда не обращаются. Что кроме сектантства можно в этом увидеть? Никаких сведений о том, что Евгений или кто-либо из погибших вместе с ним воинов вел сознательную церковную жизни, нет, и фактов, подтверждающих их мученическую – в церковном смысле этого слова – кончину, синодальной Комиссией по канонизации не обнаружено. В заключение подчеркну: Православная Церковь никогда не причисляла к лику святых тех, кто был убит на войне», – заявил секретарь Синодальной Комиссии по канонизации. Максим Максимов.

Как же теперь, в свете заявления секретарь Синодальной Комиссии по канонизации, быть с Пересветом монахом-воином, иноком Троице-Сергиевского монастыря, который был ИМЕННО убит и ИМЕННО на войне, и Русской Православной Церковью причислен к лику святых?

Истоник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.