Святослав Григорьев: «Реформы образования оцениваются экспертами негативно».

Опубликован доклад, в котором на основании вузовского экспертного опроса анализируется оценка педагогической общественностью эффектности модернизации вузовского образования.

Святослав Иванович Григорьев, д.с.н., профессор, член-корреспондент РАО, первого проректор РГСУ, Почетный координатор Движения «Народный Собор», вице-президента Союза социологов России опубликовал доклад, в котором на основании вузовского экспертного опроса анализируется оценка педагогической общественностью эффектности модернизации вузовского образования.

Актуальность данной проблематики в главном определяется сегодня следующими причинами: во-первых, конечно, необходимостью более строгой и точной оценки последствий реформ, которые проводятся в нашей стране с начала 1990-х годов, их более корректного прогнозирования; во-вторых, масштабным реформированием всей системы образования в России, прежде всего – вузовского, которое обретает в качестве основы управления компетентностный подход; в-третьих, введением государственных образовательных стандартов третьего поколения; в-четвертых, вхождением России, ее системы образования в Болонский процесс, в европейское и мировое образовательное пространство; в-пятых, еще и реформой социальной сферы, а также государственного и муниципального управления, определяющего новые критерии и правила регулирования практик социальной защиты, развития образования в условиях рыночной экономики, ее переориентации на новые формы регулирования; и др.

Реформирование отечественного образования на рубеже XX-XXI веков в России после радикальной трансформации общественно-экономического уклада и общественно-политического строя у нас в стране приобрело в последние годы новый характер и масштабы.

Образование, в частности, как отрасль социальной сферы, пограничная с производством и управлением, ориентируется преимущественно на потребности рынка. Не случайно многие вузы основной своей миссией сегодня провозглашают получение прибыли, организацию внедренческой деятельности. При этом руководство финансово-экономического блока в Правительстве России неоднократно заявляло о необходимости сокращения количества вузов, учебных заведений страны в целом, численность которых, якобы, превышает потребности экономики РФ.

Опросы населения, педагогической общественности нашей страны последних 5-7 лет свидетельствуют о росте критического настроя в отношении целого ряда новаций, которые были инициированы и введены в практику на законодательной основе. Это касается, прежде всего, итогов эксперимента по ЕГЭ (единому государственному экзамену), принятия закона об автономных научно-образовательных учреждениях, перехода вузов России на многоуровневое высшее профессиональное образование, введения ФГОС ВПО [Федеральные государственные образовательные стандарты высшего профессионального образования – прим. ред.] третьего поколения, сокращения количества начальных школ в сельских регионах и др.

Реформаторы российского образования, при всех издержках его развития, экспериментах, что объявляются и проводятся в начале XXI века, очень слабо реагируют на ту критику. Обратная связь фактически отсутствует. О социальной, педагогической и экономической, а также политической и духовно-идеологической эффективности образования серьезно никто из управленцев не говорит, не реагирует на критические оценки реформ образования общественностью.

Реакция на первые результаты начавшейся масштабной реформации образования, на те прогнозы, которые дает педагогическая и научная общественность по поводу нововведений в системе общеобразовательной и профессиональной подготовки кадров, далека от конструктивной. Это особенно наглядно видно на примере ЕГЭ, по поводу масштабных негативных последствий которого сказано уже так много, что послышались обещания, наконец, дополнить ЕГЭ вузовскими творческими или профильными испытаниями вслед за использованием результатов олимпиад. Еще более сложная ситуация складывается с последствиями введения в действие закона об автономных научно-образовательных учреждениях.

Деморализация и деградация образования во многом уже произошла. Идёт формирование новой ещё более изощренной стратегии разрушения всей системы отечественного образования, в том числе и прежде всего – высшего профессионального!

Это требует точных и своевременных оценок.

В этой связи Святослав Иванович указывает на итоги всероссийского экспертного опроса, проведенного в конце 2009 г.

Объем выборки, использованной в опросе, с учетом ее «ремонта», чистки, коррекции в итоге НИР составил 243 эксперта, среди которых 44% составили мужчины и 56% – женщины. По возрастным группам с 20 лет и старше отклонения представительства экспертов от генеральной совокупности не превышают 3%. Дифференциация численности экспертных групп по федеральным округам составила от 30 человек в Дальневосточном федеральном округе, до 43 – в Центральном федеральном округе.

Настоящий экспертный опрос предполагал выявление общей картины удовлетворенности педагогической общественности высшей школы России развитием отечественного образования вообще, в целом, и высшего образования, его качества – в частности. В этой связи показательно распределение ответов экспертов на вопрос: «Как Вы оцениваете в главном реформирование и развитие высшего профессионального образования России 1990-х годов?»

Распределение ответов на данный вопрос имеет следующий вид:
однозначно положительно – 1%
в главном положительно – 10%
противоречиво, в чем-то положительно, в чем-то нет – 54%
в целом отрицательно – 29%
однозначно отрицательно – 4%
трудно сказать – 4%
другое – 2%

Лидирующими регионами по массовости позитивных оценок педагогической общественностью современной России по итогам экспертного опроса конца 2009 года стали Центральный, Северо-Западный и Южный федеральные округа, которые заняли в данной ранжировке, соответственно 1, 2 и 3 места, набрав следующие величины массовости позитивных экспертных оценок развития в России 1990-х годов высшего профессионального образования: 16%, 14%, 13%. Меньше других величина этого показателя в Дальневосточном, Сибирском и Уральских округах, соответственно: 6%, 7% и 9% (5,6,7 рейтинговое место).

Приведенные здесь данные, очевидно, отражают общую тенденцию опережающего кризисного развития высшего образования и социальной сферы в целом в провинциальных регионах России при всей их дифференциации по хозяйственно-экологическим и финансовым возможностям.

Другие вопросы касательно реформирования образования в конце XX и начале XXI века выявили примерно аналогичный результат как в процентном отношении положительных, отрицательных и нейтральных оценок, так и в дифференциации по федеральным округам.

Это картина, возникшая на основе экспертных оценок специалистов – педагогов высшей школы с различными общественно-политическими взглядами, симпатиями к тем или иным политическим силам, участвовавшим и участвующим в формировании образовательной политики, реформ высшей школы России последних лет, представляет собой достаточно пеструю картину, где порой одни и те же явления и процессы относятся то к позитивным, а то к негативным, видятся экспертами то как успех, а то и как просчет, неуспех, проблема. Авторы опроса не игнорировали такие противоречия, так как они являются составной частью той реальной картины в отечественном высшем образовании, которую мы имеем на сегодняшний день. Нам нужно как раз, в частности, эту сложность, противоречивость и учесть, понять, кто прав, а кто нет из экспертов, дающих различные оценки тем явлениям в высшей школе России, которые имеют место быть сегодня, отмечается в докладе.

Кроме того, очевидно и то, что выявленные распределения экспертов – тоже часть реальной картины российского вузовского образования начала XXI века, впрочем, как и то, что сообщили опрошенные специалисты по поводу своих оценок позитивного и негативного в высшей школе современной России.

Масштабные изменения, происходящие в российской системе образования в последние годы, особенно в вузах России, как и следовало ожидать, и у населения страны, и у педагогической общественности вызвали различные оценки, отношение к происходящему. Во весь рост встала группа проблем, связанных с оценкой социальной и педагогической эффективности реформ образования вообще, а высшего профессионального образования – в особенности.

Не случайно в 2009 году и Минобрнауки РФ, и Рособразование стали уделять гораздо больше внимания оценке и коррекции недавно принятых решений, определяющих основные направления модернизации отечественного вузовского образования. Началась, была продолжена коррекция ФГОС ВПО, разработка примерных основных образовательных программ, формирование вузовских основных образовательных программ, создание которых координирует, в главном определяет Минобрнауки, где активно участвуют УМО [Учебно-методические объединения – прим. ред.] по направлениям подготовки кадров, а также УМО классического университетского образования. Рособразование также активизировало свои позиции и усилия по модернизации образовательных практик, их обеспечению, оценке социальной и педагогической эффективности. Не случайно в октябре 2009 года при Рособразовании была создана специальная комиссия, которая активизировала подготовку плана мероприятий по обеспечению перехода вузовского образования России на многоуровневую систему с учетом вхождения нашей страны в Болонский процесс, европейское и мировое образовательное пространство. При этом со всей очевидностью встали вопросы социальной и национально-государственной безопасности отечественной системы образования, человека в ней, отдельных учебных заведений и педагогического сообщества страны.

По инициативе Координационного совета УМО вузов России, а также Общественного совета по стандартизации образования стран СНГ были предложены конкретные меры, способствующие оптимизации реформ образования в нашей стране, в образовательном пространстве СНГ. В этой связи был поставлен вопрос об организации Центра мониторинга социальной и педагогической эффективности образования в России, о создании Бюллетеня Рособразования по информационно- методическому обеспечению перехода вузов России на многоуровневую организацию высшего профессионального образования, о разработке соответствующего плана мероприятий, программы переподготовки кадров, повышения их квалификации в высшей школе и др. Эти меры во многом активизировали и действия общественности вузов, в том числе и прежде всего той, что работает в учебно – методических объединениях по направлениям подготовки кадров. Возникла новая ситуация взаимодействия вузов и органов управления, общественности и органов власти, работодателей и учебных заведений. Их эффективное сотрудничество, точная оценка происходящего, результатов реформирования высшей школы России последних лет сегодня – основной фактор и условие спасения не только системы образования, но и страны в целом. Если нам удастся создать современное образовательное общество с ориентацией на возникновение цивилизации управляемой социоприродной эволюции, то все будет хорошо. Если этого не удастся сделать, то нашу страну ждет катастрофа – разрушение, гибель уже в ближайшие 10-15 лет.

«Впрочем, это же ждет и современный мир в целом, если ему не удастся преодолеть инерцию стихийно-эксплуататорского развития традиционного потребительского общества. Вопрос лишь в том, кто, как и когда погибнет, деградирует в результате нарастания глобальных рисков, деградации человека и общества, игнорирующего цивилизационные шансы спасения, создания новой социальной, экологической, политической, экономической и духовной культуры, адекватной требованиям времени, сложности современного мира и человека, их взаимодействия с природой и социокультурным пространством. Иного, что называется, не дано!» – говориться в докладе.

В заключение Святослав Иванович отмечает, что мы сегодня обязаны учитывать не только позитивные оценки экспертами реформ вузовского образования России, но и их очевидные социальные и педагогические издержки. Они носят сейчас не столько политический или экономический характер, сколько эколого-демографический и духовно-культурный резонанс, от которого зависит наша жизнь как людей, «социальных животных», культурных существ, живущих в образовательном пространстве чем далее, тем более сложно, интенсивно, противоречиво, разнообразно…

С докладом ознакомился
координатор Движения «Народный Собор»
Михаил Хворостов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.