Валентин Катасонов: “FATCA, или финансовый диктат США в России”

Признание действия FATCA в юридическом пространстве России означает утрату признаков суверенности нашей кредитно-банковской системы

В пятницу 19 июля в Москве начнется саммит «финансовой двадцатки» (встреча министров финансов «группы двадцати»). На встрече, как сообщили СМИ, запланировано обсуждение оффшорной темы и судьбы крупных налоговых уклонистов. В этой связи неизбежно будет затронут вопрос подготовки России и других стран «двадцатки» к выполнению американского закона FATCA. Я уже писал об этом законе на сайте РНЛ («Россия под дамокловым мечом американского закона FATCA», 4.03.2013). Напомню читателю некоторые сведения об этом законе, а также отмечу некоторые новые моменты, связанные с реакцией России на указанный акт.

FATCA: цели и механизм действия

Полное название этого закона: «О налогообложении иностранных счетов» (Foreign Account Tax Compliance Act – FATCA). Основная официально заявляемая цель FATCA – предотвращение уклонения физических и юридических лиц США от уплаты налогов. Независимо от того, в какой точке планеты они проживают и ведут свой бизнес.

Какие же средства предлагаются в законе для борьбы с «налоговыми уклонистами», уходящими за рубеж от всевидящего ока IRS (английская аббревиатура названия налоговой службы США)? Американские власти требуют получения исчерпывающей информации о своих гражданах, фирмах и их счетах в зарубежных банках. Фактически банкам (и другим финансовым компаниям) всех стран мира предлагается стать налоговыми агентами американской IRS. Налоговая служба США должна получать от банков информацию о номерах счетов, остатках средств и оборотах по счетам своих «американских» клиентов. В основном это физические лица, которые имеют признаки, указывающие на принадлежность к США, такие как гражданство, вид на жительство. Это также юридические лица США, в том числе такие, в которых данные упомянутые выше физические лица имеют долю свыше 10% прямого или косвенного участия. При этом возможны два варианта получения IRS информации из-за рубежа от своих налоговых агентов.

Первый вариант предусматривает прямое общение банка (финансовой компании) любой страны с налоговым ведомством США, обязывает его сигнализировать этому ведомству о любых случаях уклонения американцами от выполнения своих налоговых обязательств перед казной США. А также отчитываться о том, как поставлена в банке работа по отбору клиентов и их оценке (подготовка персонала банка, методики оценки, базы данных и т.п.) При этом варианте иностранные банки оказываются под прямым административным контролем со стороны американской IRS.

Второй вариант предполагает заключение межгосударственного соглашения США с соответствующим государством (на уровне налоговых служб). Государственная налоговая служба другого государства берет на себя обязанность контролировать ситуацию в своих банках (финансовых компаниях) с точки зрения отбора и оценки клиентов, не допускать уклонения от уплаты американскими юридическими и физическими лицами налогов в казну США, передавать в централизованном порядке необходимую информацию все той же IRS. Фактически налоговая служба государства оказывается под административным контролем IRS.

Закон FATCA вводился в действие поэтапно. С 1 января 2013 г. он вошел в силу в полном объеме. Это означает, что в начале следующего года американская IRS будет требовать от всех зарубежных банков (если нет межгосударственного соглашения) или налоговых служб других стран (если межгосударственные соглашения заключены) отчета о выполнении закона FATCA. Правда, в июле 2013 года власти США объявили, что введение закона переносится на полгода, первые отчеты следует представить в середине 2014 года. Таким образом, до наступления нового мирового финансового порядка остается меньше года. Иностранные банки, которые проигнорируют требования США по выполнению закона, попадают в «черные списки». Чем это им грозит? FATCA предусматривает, что в случае прохождения транзакций таких банков-изгоев через американские банки 30% переводимых средств будут автоматически удерживаться исходя из презумпции, что это деньги американских налоговых уклонистов. А может быть и такой сценарий: таким банкам будет вообще отказано в проведении транзакций через американскую банковскую систему. Учитывая, что львиная доля всех международных расчетов осуществляется в долларах США и что расчеты в долларах США проходят через американские банки, для банков-изгоев могут настать очень тяжелые времена.

FATCA можно квалифицировать как американский закон нового поколения, предназначенный для выстраивания Pax Americana. Это законы экстерриториального действия. Выполнять их обязаны не только граждане и компании США, но всех стран мира, в том числе России. Борьба за повышение собираемости налогов в американскую казну была лишь предлогом для легализации Вашингтоном этого оружия мирового диктата.

Банки всех стран на «коротком поводке» властей США

В крайне тяжелом положении окажутся банки тех стран, которые по тем или иным причинам не подпишут межгосударственных соглашений с США. Они должны будут заключать прямые соглашения с налоговой службой США. Если же банки откажутся от прямого сотрудничества с IRS, то они попадают в «черные списки». В отношении таких банков-изгоев будут применяться различные санкции. Прежде всего, предусмотрено изъятие 30% любых денежных переводов банков-изгоев, проходящих через счета американских банков (последние на этот счет получили уже все необходимые инструкции от властей США). Таким образом, после вступления FATCA в силу весь банковский мир за пределами США неизбежно окажется разделенным на две части: а) банки, лояльные Соединенным Штатам; б) банки-изгои. Трудно сказать, какой будет пропорция между двумя категориями банков в ближайшем будущем. Очевидно, что банки европейских стран, подписавших соглашения с США, будут относиться к категории «лояльных».

Юристы и банкиры, которые внимательно ознакомились с законом FATCA, обращают внимание на невнятность и двусмысленность многих формулировок указанного документа. Например, нет четкого определения одного из ключевых терминов – «иностранный финансовый институт» – foreign financial institution (FFI). Пока американская сторона под «иностранными финансовыми институтами» понимает лишь банки, т.е. депозитно-кредитные организации. Но бывалые юристы и банкиры не исключают, что завтра американский контроль по линии FATCA может захватить также другие финансовые институты – страховые компании, пенсионные фонды, инвестиционные фонды, фондовые биржи и т.д. Т.е. со временем их также могут обязать стать непосредственными агентами американской IRS.

Крайне болезненной для неамериканских банков является так называемая проблема «инфицирования». Банки – ведь не спецслужбы. Не всегда у них имеется достаточно средств, а также времени для того, чтобы определить, подпадает ли их клиент под категорию «американский налогоплательщик», особенно когда речь идет об акционерных обществах с участием многих пайщиков. Следует также упомянуть про юридическую новацию США, которая называется «Person of the United States». Это не граждане и компании США, а иностранные лица, связанные с ними; данная связь делает их обязанными выполнять законы США. Многое в определении статуса физического или юридического лица зависит от решений судов; в США, как известно, существует так называемое «прецедентное право». Вчера клиент банка мог быть для Америки абсолютным иностранцем, а сегодня он может стать «Person of the United States». Каждый день через банки проходят тысячи и тысячи проводок, вникнуть в детали соответствующих транзакций просто невозможно. Многие эксперты справедливо отмечают, что добросовестное выполнение требований FATCA не под силу никакому банку.

Уже не приходится говорить о том, что FATCA становится прекрасным инструментом для тех, кто по тем или иным причинам желал бы нанести удар по банку. Среди таких «желающих» могут быть американские спецслужбы, конкуренты, организованные преступные группировки. Достаточно «подсунуть» такому банку клиента, который не отвечает требованиям FATCA, а затем «просигналить» об этом американским властям. В этой связи уместно, в частности, вспомнить американский закон Додда-Франка, который был принят в 2010году и вступил в силу 15 июля 2011 года. Это очень объемный закон, нацеленный на реформирование разных сторон финансово-банковской системы США. Помимо всего он предусматривает создание системы финансового доносительства в интересах денежных властей Америки, причем сеть информаторов формируется не только в США, но во всем мире. Доносительство может касаться нарушений со стороны американских и неамериканских компаний самых разных американских законов и других нормативных актов. В том числе FATCA. Впрочем, при желании нанести удар можно не только по банку, но и государству, заключившему соглашение с IRS. Достаточно «подставить» любой банк такого государства, чтобы раздуть вселенский скандал о нарушении соглашения. Прекрасное и простое средство для того, чтобы занести в «черные списки» такое государство, а, стало быть, и все банки этого государства.

Закон FATCA предусматривает не только отслеживание и отсев банками неблагонадежных клиентов, передачу в Вашингтон данных об американских клиентах. Американские власти приобретают право (если иностранное государство не заключило соглашения с IRS) осуществлять проверки иностранного банка на предмет его способности выполнять необходимые функции налогового агента США. А это будет означать, что американцы получат доступ к общим базам данных о клиентах и их операциях. Тогда с банковской тайной и национальным суверенитетом можно будет окончательно распрощаться.

Реакция России

Какова реакция властей России на принятие FATCA? Еще в 2010 году руководство нашей страны заявило, что не может допустить навязывания нам экстерриториального американского закона, т.к. это угрожает подрыву национального суверенитета. После этого демарша наступила долгая тишина. 2011 год прошел в полном бездействии. В прошлом году был сделан ряд заявлений представителей МИД России, министерства финансов РФ и Банка России по данному вопросу. Основная идея все та же: FATCA нарушает принцип суверенного равенства государств и противоречит российскому законодательству. Последнее не предусматривает принудительного исполнения требований налоговых органов США, одновременно оно содержит положения об ответственности за разглашение банковской тайны, к которому приведет выполнение положений FATCA российскими банками и другими финансовыми организациями.

Реакция российских банков на закон была нервной. Расчеты Национального платежного совета (НПС), проведенные на основе опроса 36 банков (без учета Сбербанка) показали, что средний предполагаемый объем платежей, с которых может быть удержан 30-процентный налог, превысит 100 миллионов рублей. Если принять, что у нас 1000 банков, то совокупный объем удержаний может быть оценен: 100 млн. руб. Х 1000 = 100 млрд. руб. В валютном эквиваленте это более 30 млрд. долл. Напомним, что по итогам 2012 года прибыль российских банков впервые достигла планки 1 триллион долларов. Получается, что американский закон FATCA может съесть 10 процентов прибыли. Это не считая косвенных убытков, которые банки могут понести в случае занесения их в «черные» списки.

Банковское сообщество России постоянно направляло петиции нашим властям для того, чтобы начать подготовку какого-то внятного решения по FATCA. МИД РФ в апреле 2012 года сделал публичное заявление (ответ на запрос Ассоциации российских банков), что считает недопустимым «заключение российскими банковскими структурами каких-либо прямых договоренностей со Службой внутренних доходов США относительно выполнения требований закона FATCA». Но реальных шагов по защите интересов наших банков власти не предпринимали.

В 2012 году Россия пыталась выработать общую позицию по FATCA в группе БРИКС. И по возможности заключить с США коллективное соглашение стран, входящих в данную группу. К сожалению, эта попытка оказалась неудачной. Вашингтон наотрез отказался от варианта коллективных соглашений, предпочитая двухсторонние соглашения. Он последовательно проводит во внешней политике принцип «разделяй и властвуй». К тому же и группе БРИКС, на которую так рассчитывают некоторые патриоты в России, единства не было продемонстрировано. Китай, Индия и Южная Африка по разным причинам предпочли заключать двухсторонние соглашения с США. Лишь Бразилия поддерживала нашу идею о коллективном соглашении. В общем «единого фронта» не получилось.

FATCA: переговоры Москвы с Вашингтоном

Первое практическое шевеление Кремля началось лишь осенью 2012 года, когда помощник президента Эльвира Набиуллина провела совещание по вопросам FATCA. В этом мероприятии приняли участие представители администрации президента, Минфина, МИДа, ЦБ, ФСФР, ФНС и Национального платежного совета (НПС). Обсуждалось пять вариантов нашего реагирования на американский закон. Опять-таки наиболее предпочтительным был определен вариант коллективного соглашения заинтересованных стран с США. В октябре 2012 года министр финансов Антон Силуанов при личной встрече на заседании МВФ и Всемирного банка в Токио, предложил министру финансов США Тимоти Гайтнеру проработать проект многостороннего соглашения под эгидой ОЭСР (Организации экономического сотрудничества и развития, в которую входит 34 государства). Что-то наподобие многосторонней Конвенции о взаимной административной помощи по налоговым делам. Чиновник из Вашингтона отверг это предложение, еще раз подтвердив позицию американских властей: соглашения должны быть двухсторонними.

В конце мая с.г. начался первый раунд переговоров о заключении двухстороннего соглашения США – Россия. На Петербургском международном экономическом форуме, проходившем в июне 2013 года, министр финансов А.Силуанов заявил, что российско-американское соглашение по FATCA будет подписано до конца текущего года. Если это произойдет, то российская налоговая служба получит полный доступ к информации о клиентах отечественных банков, их счетах и операциях. У нас нет деталей о готовящемся соглашении. Однако по некоторым признакам видно, что оно будет носить несимметричный характер. Т.е. США получат доступ к информации об американских клиентах в российских банках. В то же время российская сторона (по вполне очевидным причинам) не проявляет особый интерес к аналогичной информации о российских клиентах в американских банках. А ведь в США на счетах российских юридических и физических лиц денежных средств как минимум на порядок (а то и два порядка) больше, чем в России на счетах американских юридических и физических лиц. Российские власти явно не спешат перекрывать каналы бегства капитала из нашей страны в США и пополнять бюджет за счет «беглецов», скрывающих свои деньги за океаном.

Параллельно в России велась другая работа. При всех пафосных заявлениях властей РФ о несовместимости FATCA с российским законодательством наши народные избранники начали быстро и без лишней шумихи приводить его в соответствие с американскими нормами (еще до подписания соглашения с США). Т.е. де-факто реализуется колониальный вариант нашего реагирования на закон США. Уже летом 2012 года были приняты законы, определяющие изменения в Налоговом кодексе РФ и федеральном законе «О банках и банковской деятельности». В частности, указанные изменения размывали понятие банковской тайны. Спешные (и не афишируемые нашими СМИ) корректировки российского законодательства показывают, сколь серьезной остается наша зависимость от США.

В российских СМИ имеются публикации по поводу того, как FATCA отразится на финансовом положении российских банков и их конкурентоспособности. Опросы Национального платежного совета (НПС) среди российских банков показывают, что средняя сумма затрат одной кредитной организации в РФ на реализацию FATCA составит 39,2 миллиона рублей. Если принять, что у нас 1000 банков, то затраты банковского сообщества России составят около 40 млрд. руб. Это примерно 4 процента прибыли, которую наши банки получили в 2012 году. Но подобно рода расчеты – это лишь экономическая сторона вопроса, а она не самая главная.

Намного серьезнее другое: признание действия FATCA в юридическом пространстве России означает утрату признаков суверенности нашей кредитно-банковской системы. Это намного серьезнее, чем миллионы долларов, которыми оцениваются издержки отдельных банков по «адаптации» к американскому закону. Возникает вопрос: почему Конституционный суд РФ хранит полное молчание по поводу того, что фактически с 1 января 2013 года на территорию России распространилось прямое действие американского закона, а наши власти послушно соглашаются с этим? Неужели Конституция России превратилась в фиговый листок, прикрывающий колониальный статус нашей страны?

Валентин Юрьевич Катасонов, доктор экономических наук, профессор, председатель Русского экономического общества им. С.Ф.Шарапова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.