Военно-морской ответ Тегерана

Что несут за собой последние действия Ирана в Ормузском проливе?

24 декабря 2011 г. Иран начал крупномасштабные 10-дневные военно-морские учения «Велаят-90», которые проходили в акватории Индийского океана и простирались от Персидского залива и Ормузского пролива на западе до Аденского залива на востоке. При этом военно-морской флот Ирана впервые проводил учения на такой большой территории (около 2 тыс. км2). В начале января 2012 г. в рамках данных учений Иран провел успешное испытание ракет большой и средней дальности. По словам официального представителя военно-морского флота страны Махмуда Мусави, пуски ракет были финальной частью военно-морских учений, задача которой состоялась в том, чтобы подготовить ВМФ Ирана к противостоянию с противником во время реальных боевых действий[1]. К тому же, иранская сторона пригрозила закрыть фактически контролируемый ею Ормузский пролив в случае введения запрета на экспорт иранской нефти и, таким образом, перекрыть Персидский залив, на который приходится более 30% морских перевозок сырой нефти[2].

В чем причина такого вызывающего поведения Исламской Республики, если учесть возможную угрозу проведения военной операции против нее со стороны Соединенных Штатов и их союзников? Судя по всему, подобные действия иранской стороны носят, как реальный практический, так и демонстративный характер. Очевидно, что Иран крайне недоволен теми жесткими мерами, которые применяются в отношении него. Чашу терпения иранцев переполнило то, что в самом конце прошлого года президент США Барак Обама подписал распоряжение, предусматривающее запрет любое сотрудничества с Центральным банком Ирана, через который в Тегеран поступает оплата нефтяного экспорта (около 100 млрд. долларов в год[3]). Однако вряд ли сам Иран имеет желание воевать, ибо военный конфликт в районе Ормузского пролива наверняка бы привел к вынужденной приостановке экспорта иранской нефти. При этом эскалация военных действий вполне может привести к ударам по объектам ядерной программы Тегерана. Тем более, что в данной время руководство Ирана столкнулось с множеством внутренних проблем, к которым можно отнести резкое падение курса иранской валюты и непрекращающуюсю борьбу внутри политической элиты. На этом фоне неравное противостояние с океанскими ВМС США явно не входит в планы Тегерана. Поэтому недавние действия Исламской Республики в большей степени носят устрашающий характер, дабы удержать американцев и их союзников от введения новых антииранских санкций. При этом, несмотря на резкую антиамериканскую риторику иранских властей, 13 января этого года президент страны Махмуд Ахмадинежад неожиданно заявил о согласии на переговоры с ООН по вопросу ядерной программы[4]. Была достигнута договоренность о проведении в ближайшие дни в Тегеране первой встречи между делегацией инспекторов ООН и иранским руководством.

Кроме того, Соединенные Штаты в данное время сами не заинтересованы в войне с Ираном. Во-первых, военный конфликт с Ираном, особенно если он примет затяжной характер, невыгоден администрации нынешнего президента США в преддверии новых президентских выборов, которые состоятся в ноябре 2012 г. Помимо этого, министр обороны США Леон Панетта и известный американский политолог Збигнев Бжезинский еще недавно выразили свои опасения по поводу возможных последствий войны с Ираном[5]. Да и простые американцы вряд ли будет довольны очередной дорогостоящей затеей руководства страны. Вдобавок, конфликт в Персидском заливе обязательно спровоцировал бы взлет цен на нефть, что, в свою очередь, может привести к полномасштабной рецессии мировой экономики. Поэтому в данное время военный конфликт между США и Ираном можно рассматривать лишь как крайнюю меру, вызванную, например, военным характером ядерной программы Тегерана (о чем 8 января заявил Леон Панетта[6]) или случайным инцидентом или провокацией в районе Персидского залива (военно-морские силы двух государств сосредоточены в непосредственной близости друг от друга)[7].

Однако, с другой стороны, тот факт, что иранский ВМФ проводил учения именно за пределами Персидского залива, имеет вполне рациональное объяснение. Дело в том, что если американская сторона осознанно пойдет на начало военной операции против Ирана, то, скорее всего, первоначально основным театром военных действий будет не Персидский залив, а южное направление Оманского залива и Аравийское море. Ограниченность водной акватории Персидского залива резко снижает преимущество ВМС США над береговым флотом Ирана. В данном случае географический фактор играет против американцев, ибо не имеющая себе равных в мире военно-морская мощь США сталкивается в Персидском заливе с серьезными ограничениями, значительно увеличивающими ее уязвимость. Оказавшись в непосредственной близости от иранского побережья и практически лишившись места для маневра, которым они могут пользоваться в открытых водах, авианосцы и корабли американских ВМС становятся легкой мишенью для иранских противокарабельных ракетных комплексов и даже небольших сторожевых катеров. И американцы это прекрасно понимают. Кстати, именно по этой причине в последние годы Соединенные Штаты развертывают систему противоракетной обороны в ОАЭ на противоположном от Ирана берегу Персидского залива[8].

Таким образом, последние военно-морские учения Ирана, проходившие за пределами Персидского залива, являлись сигналом того, что ВМС Ирана способны вести боевые действия и в более отдаленных от побережья страны морских районах. Более того, Иран дал понять, что способен заблокировать расположенный в Арабских Эмиратах трубопровод Хабшан-Фуджейра, который идет в обход Ормузского пролива и имеет прямой выход к Индийскому Океану. Строительство данного трубопровода началось в 2008 г. с целью обеспечения бесперебойности нефтяных поставок в случае перекрытия Ираном пролива[9]. Однако с учетом того факта, что большая часть нефтяных месторождений арабских государств Персидского залива расположена возле побережья, вооруженным силам Ирана не составит особого труда остановить перекачку с них нефти. Получается, что для перекрытия потока энергоресурсов иранцам вовсе не обязательно закрывать Ормузский пролив.

Оценивая сложившуюся ситуацию, нужно отметить, что в ближайшее время военного конфликта в данном регионе, скорее всего, не предвидится. Холодная война между Западом и Тегераном пока что вряд ли перейдет в рамки вооруженного противостояния, разве что в случае каких-либо форс-мажорных обстоятельств. Поэтому на данном этапе американцы продолжат вести борьбу с Ираном при помощи дипломатических и экономических методов, разведки и ведения «информационной войны».

Булат Хисамутдинов

Специально для «Народного Собора»


[1] http://www.interfax.ru/politics/txt.asp?id=224766

[2] http://www.interfax.ru/politics/txt.asp?id=224423

[3] http://inosmi.ru/asia/20111230/181784605.html

[4] http://www.inosmi.ru/asia/20120113/182904217.html

[5] http://www.lenta.ru/news/2011/12/14/brzezinski/

[6] http://lenta.ru/news/2012/01/09/panetta/

[7] http://inosmi.ru/asia/20120105/182216664.html

[8] http://www.inosmi.ru/asia/20120112/182762652.html

[9] http://www.inosmi.ru/asia/20120112/182762652.html

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.