Война священная (Часть 2)

Основы православной культуры: «за» и «против».

Часть 1

Между тем, грубой критике подвергались и учебные пособия по ОПК. Экспертами, работающими в Российской академии наук, по заказу издательства «Просвещение» были проанализированы шесть подготовленных в 2010 году учебников по курсу «Основы религиозных культур и светской этики», в том числе по ОПК, и по всем были даны негативные отзывы.

С критической оценкой учебников выступил и заместитель директора Института философии РАН, доктор философских наук, член-корреспондент РАН А.Смирнов. Он сделал обобщения о недопустимости использования учебников по всем четырём религиозным модулям: «Учебник (Основы религиозных культур и светской этики) содержит многочисленные признаки грубого нарушения Конституции РФ в части двух статей: статьи № 14, объявляющей РФ светским государством, и статьи № 13, запрещающей навязывание какой-либо идеологии. Учебник агрессивно, в миссионерском ключе грубо навязывает ученикам определенную религиозную идеологию, открыто враждебную светскому государству… Учебник несостоятелен в научном плане. Начнём с названия: «светской этики», как известно, в природе нет так же, как там нет религиозной или светской алгебры: этика – это раздел философии, и она по определению не бывает светской или несветской. Ряд из четырёх религий с пристегнутой к ним «светской этикой» – просто бессмыслица… никакого научного обсуждения этого учебника и не предполагалось… процесс создания учебника в части названных модулей сознательно был спланирован так, чтобы полностью передать его конфессиям, отстранив учёных от какого-либо участия».

О некультурологическом, но миссионерском характере учебников свидетельствовало также экспертное заключение московского бюро по правам человека.

Критике подвергали и факт отсутствия квалифицированных специалистов, и отсутствие научного обоснования новой дисциплины, и отсутствие светских институтов, способных контролировать процесс преподавания. Ввиду неквалифицированного преподавания предмета, представители церкви указывали на опасность искажения вероучительных догматов, что с религиозной точки зрения недопустимо и явится, пусть не умышленной, но хулой на Духа Святаго. И т.д. и т.п.

И это лишь малая толика из того, чем обернулась, на первый взгляд, безобидная и столь необходимая инициатива патриарха Алексия II о преподавании Закона Божия в российских школах. И это только начало, главные баталии впереди, когда придется пожинать плоды эксперимента.

Зачем государство бросает церковь на амбразуру светской жизни, утопающей в калу собственных беззаконий? Зачем так старательно удобряет почву межрелигиозных конфликтов? Сегодня мир и без того, как гигантская пороховая бочка с подожженным фитилем религиозных войн. Сначала довести до крайнего состояния нравственного падения русский народ, а потом, вспомнив о чудесных исцелениях бесноватых Христом, провести эдакий фарисейский эксперимент – авось сработает, а вдруг чудо?

Конечно, никакого чуда хитромудрые затейники и не хотели и не ждали. И даже чуда по-фарисейски им не было нужно. Власть имеющие слишком увлечены своими злодействами. Им особенно хочется поставить под удар именно православную церковь, – очернить, оклеветать, посеять среди верующих смуту и разложение. Об этом свидетельствуют многие факты, в том числе, навязшая в зубах миграционная политика, превратившая центральные города России в бомбу замедленного действия. Об этом же говорят учащающиеся стычки на религиозной почве между мирными жителями и приезжими эмигрантами, всевозможные парады меньшинств и акции протеста, связанные с их запретами.

Роковым знаком нашего смутного времени стали антицерковные акции-провокации пресловутых Маратов Гельманов, Пуси, Тер-Огинянов, кощунственные выступления типа общероссийского крестоповала, устроенного группой феминисток Femen, поджоги храмов, осквернения почитаемых православными святынь, надругательства над крестами и могилами в местах захоронения православных христиан и героев Отечества, не говоря уже об убийствах православных священников. Всё это дела сатанинские и великая мерзость перед лицеем Божиим.

При подобных обстоятельствах нам, православным, надо всеми силами не сдавать высоты Христовой церкви, не идти на поводу у сценаристов-раскольников, не поддаваться на провокации и не усугублять искусственно созданного конфликта.

Существует ли заговор против церкви? Как верующие люди должны относиться к нападкам на церковь? Не случайно именно этим вопросам был посвящен очередной выпуск программы «Слово пастыря», вышедший в эфир 1 декабря 2012 года. Отвечая на вопрос одного из телезрителей о том, существует ли заговор против церкви, Патриарх Кирилл не отрицал этого факта. Предстоятель констатировал очевидные вещи: «вражда против христианства возникла не сегодня, не вчера, не в ХХ, не в XIX, не в XVIII, не в XVII веке, как иногда считают, но как только Христос вышел на проповедь, появились люди, которые не могли принять Его проповедь. В первую очередь, для многих это был вызов их мировоззрению, их образу жизни, понимаемому ими религиозному началу; это был вызов невероятной силы».

Существует мнение, что церковь не нужно защищать, что она невеста Христова, сама нам великая защита, надежда и упование. Так и есть. Святость церкви небесной, как и Христа, неколебима и не в человеческих силах ее очернить. Но ведь наряду с церковью небесной есть церковь земная, связанная с небесной, но находящаяся, в том числе, в руках человеческих, т.е. в наших руках, ибо каждый из нас – церковь. Вот её-то мы и обязаны охранять, беречь.

Неожиданно и высшей мере призывно прозвучали в том же выступлении 1 декабря слова Патриарха о мобилизации сил верующих, – словом и делом встать на защиту святынь православия. По словам Патриарха, ответ церкви на усиливающиеся антицерковные настроения в обществе должен состоять в «развитии положительного свидетельства о Евангелии и словом, и делом.

На каждой роток не накинешь платок. Не нужно на каждого огрызаться и с каждым спорить, хотя некоторые вызовы, обращаемые к церкви, требуют ответа. Но не нужно сердце свое отдавать этой борьбе, нужно хранить себя во внутренней чистоте и духовном спокойствии. Святые отцы, полемизируя с язычниками или еретиками, сохраняли внутренний мир. Это внутреннее спокойствие в душе, в отношениях между христианами, спокойствие во внутренней жизни церкви является самым сильным ответом. И самая главная задача заключается в том, чтобы нападки на церковь не разрушали нашего внутреннего состояния и не помрачали нашего христианского образа жизни.

«Цельность веры и религии – это высшая драгоценность духа, – писал Иван Ильин, – она должна распускаться, как цветок в душе человека, а не навязываться ему в качестве авторитарных велений, сопровождаемых угрозами и страхом; религиозная цельность не может быть предписана и навязана, она может быть только свободно выношена человеком под влиянием свободно воспринятой Благодати».

Подлинное величие церкви Христовой не в том, что бы она имела власть и могла влиять на процессы светского общества (опыт преимущественно католической церкви с ее папской гегемонией и бесконечным завоевательным войнам). Православная церковь – прежде всего совесть нации, её сокровенная религиозность глубже явной, внутренняя жизнь полнее внешней, незримая церковь обширнее зримой.

Русская история наилучшим образом доказывает, что церковь никогда не была оторвана от государства, никогда не отстранялась от судеб народов. О единстве государства и церкви в своих трудах писали Иван Ильин, Николай Лосский, Лев Тихомиров, Иван Киреевский, о симфонии власти размышлял митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн (Снычев). Все они свидетельствовали о том, что живой религии есть дело до всего, чем дышат люди на земле.

Церковь не диктует государству, не навязывает свою волю, но лишь благословляет или не благословляет; в крайнем случае, она вправе анафематствовать. В суждениях своих церковь блюдет религиозную свободу и независимость от государства, не угождая и не приспосабливаясь, а если надо, то приемля и гонения. Церковь призвана указывать людям, – и президенту, и чиновникам, и гражданам, – пути духовной жизни, ведущие в царствие Божие. В этом заключается учительная власть церкви, от которой никто её не освобождал и освободить не может. Это то служение, к которому церковь призвал Господь. При таком, подлинно православном понимании дела церкви, она никогда не останется безразличной к делам государственной власти, а это значит – война священная.

Мария Мономенова

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.