ВТО: Скрытая угроза

17-го декабря 2011 года Россия потеряла остатки своего суверенитета.

Ложь либеральной идеологии

И так, то о чём долго говорили, свершилось: 17-го декабря 2011 года Россия вступила в ВТО. В Государственную Думу направлен так называемый «пакет вступления», который она должна ратифицировать до 15 июня 2012 года, но это уже скорее ритуальная часть сделки, для придания ей легальности, а само вступление уже состоялось. Правда по ряду причин, например таких как острый политический кризис и массовые протесты, это событие прошло несколько мимо народного внимания, не вызвав сколько ни будь значимый общественный резонанс. Да и в своей массе народ мало что знает про эту организацию, кто-то крем уха слышал о снижении пошлин, кто-то полагает, что впустив в полном объёме в свою страну иностранные компании, здесь, словно по взмаху волшебной палочки, разом улучшится качество услуг и всё станет по высоким западным стандартам. Однако что на самом деле такое ВТО, знают лишь немногие и их робкие предостережения редко просачиваются в СМИ. Но раз уж мы вступили в данную мировую организацию, то было бы неплохо разобраться в том, что же она из себя представляет.

Начнём с того, что ВТО, как и Международный ва­лютный фонд (МВФ) и Всемирный банк (ВБ), обладают единой идеологией, пропагандой которой охвачен уже весь мир без исключения. Эта идеология носит название «Свободной торговли» и держится на ряде аксиом, которые сейчас активно вдалбливаются в головы миллионов человек по всей планете. Один из таких тезисов, преподносимых, словно религиозная догма, гласит, что именно либерализация торговли стала тем основополагающим условием, которое привило к развитию промышленности и экономики в нынешних развитых странах. На основе данного постулата, ВТО требует от своих участник полного открытия своего рынка, что, согласно данной идеологии, должно в рекордные сроки способствовать экономическому и промышленному росту государства.

Однако за этим постулатом стоят факты прямо противоположные: Развитые страны, даже такие адепты частного предпринимательства как Великобритания и США, впрочем, как и Новые индустриальные страны, всегда активно использовали методы протекционизма, поддержки и субсидирования государством, по отношению к собственной экономике и промышленности. Методы, которые использовали развитые страны, представляли собой целый комплекс мер, включавших строгое регулиро­вание торговли, создание и развитие государственных предприятий, финансирование го­сударством исследований и инфра­структуры, высокие таможенные барьеры для защиты новых секто­ров промышленности этих стран от иностранной конкуренции и строгий контроль за денежной политикой и движением капитала. Поэтому данное утверждение иначе как умышленной ложью назвать сложно, а используется эта ложь исключительно в целях не допустить индустриализацию в бедных странах. Ведь появление новых промышленных предприятий сократит рынки сбыта ТНК, а как следствие и их доходы. Навязывание подобной политики корейский экономист Чхан Ха Джун довольно точно охарактеризовал как «отбрасывание лестницы» по которой взобрались к экономическим вершинам развитые страны.

Либерализация же экономики и открытие рынков всегда и везде приводило к одному и тому же результату: Доходы населения стремительно сокращались, увеличивая пропасть между богатыми и бедными слоями населения. Например, в Латинской Америке, после вступления в ВТО зарплаты в среднем упали на 20-30%. Неизменно увеличивается и безработица, так как иностранные фирмы вытесняют национальных конкурентов. Например, после либерализации торговли число рабочих в перерабатывающей промышленности Ганы, в результате дешёвого импорта из индустриальных стран, сократилось с 78 тысяч в 1987 г. до 28 тысяч в 1993 г.

Хотя ВТО заявляет, что делает всю мировую торговлю свободной и либеральной, в реальности это совсем не так. Западные страны действительно приложили все усилия, чтобы открыть рынки Азии, Африки и Латинской Америки, но при этом сами же закрывают свои границы от товаров «третьего мира» и поддерживают свои ТНК снижением налогов, или же вовсе освобождая их от налогообложения. Не менее активно развитые страны субсидируют сельское хозяйство и продолжают вводить квоты на различную иностранную продукцию. То есть все те требования, что ВТО обязывает выполнять страны периферийного капитализма, страны центра не выполняют вовсе.

Повсеместное снижение пошлин, которое является заявленной целью ВТО, и квот на иностранные товары стало в ряде государств причиной резкого сокращения доходов бюджета и упадка промышленности, особенно ориентированной на внутренний рынок. Причём в прошлом именно таможенные пошлины были важным источником финансирования промышленности в Западных странах. Отказ от таможенных пошлин, или же хотя бы их снижение, означает для государства неспособность наладить собственное производство и попадание в полную зависимость от западных компаний. Впрочем, главенствующий в ВТО принцип «равных прав на­циональных и иностранных инвесто­ров» делает вообще незаконной поддержку государством национальной промышленности. Так, например, в разгар мирового финансового кризиса польское правительство решило предоставить государственную поддержку своим крупнейшим промышленным предприятиям. ВТО и Европейская Комиссия посчитали это нечестным преимуществом над европейскими конкурентами и нарушением принципа свободной торговли. Комиссия обязала Польшу, чтобы Гдыньская и Щецинская верфи вернули деньги в бюджет, что предбанкротное предприятие сделать просто в не состоянии. Теперь эти судоверфи закрыты, их работники, которых было не много немало 50 тысяч человек, уволены, а имущество распродано. Выпускники Гданьской политехнической школы и Щецинской морской академии, больше не смогут найти работу, так как на судостроении Польши поставлен крест.

Вообще тезис о том, что либерализация торговли приводит к экономическому росту не проходит проверку реальностью. На самом деле можно с уверенностью сказать, что повсеместная либерализация способствует лишь разделению стран на жёсткую экономическую специализацию и переориентации экономики страны на экспорт: Страны центра (в терминологии сторонников мир-системного подхода) к которым относятся развитый запад и Япония, монополизируют изготовление готовых промышленных товаров с высокой рыночной стоимостью, в то время как странам периферии (куда входим, кстати, и мы) остаётся лишь производство и продажа сырья, аграрных продуктов и различных невосполнимых природных ресурсов. Причём цены на непроработанные товары и сырьё за время деятельности ВТО, кроме нефти, конечно, упали более чем на четверть.

В сельскохозяйственном секторе подобное падение цен связано с тем, что США и ЕС продолжают субсидировать сельское хозяйство, запрещая это делать другим странам и насыщая одновременно рынки периферии субсидированными продуктами. А это неизбежно ведёт к падению цен на местные товары и банкротству местных производителей. Показателен пример с Украиной, которая всегда считалась сельскохозяйственной житницей: За пять лет, импорт овощей на Украину вырос в 4 раза, превысив 860 миллионов долларов США, что в физическом выражении составляет 77%. Причём наиболее силён рост импорта именно тех продуктов, которые традиционно производятся на Украине: картофеля, капусты, лука, моркови, помидоров и огурцов. Суммарно импорт этих продуктов вырос в 18,5 раз, достигнув в 2010 году 190 тысяч тонн, а зарубежных яблок, груш, вишен, черешен и абрикосов — более 210 тыс. Итогом стала медленная гибель украинского сельского хозяйства, которое не в состоянии конкурировать с лавиной дешёвых товаров из Африки.

Сейчас же цены и вовсе отпущены в свободное плавание и лишены регулирования, а так как все страны периферии специализируются обычно на довольно небольшой номенклатуре товаров, то цены на них стремительно падают, способствуя катастрофическому обнищанию целых народов. Этому же способствует и то, что ВТО стремится уровнять национальные и международные цены на товары и услуги, лишая государство права хоть как то влиять на ценообразование, ведь оно отдаётся на откуп мировому рынку.

То есть ВТО, не только блокирует промышленное развитие стран периферии капитализма, но и способствует их дальнейшему разорению и закабалению долгами перед МВФ. Например, перед вступлением Марокко в ВТО, граждане этой страны были уверены, что сохранят свою текстильную промышленность и даже получат для нее новые рынки. Но реальность такова, что сейчас большая часть марокканских предприятий закрыта, так как внутренний рынок оказался завален низкокачественной азиатской продукцией, и рабочие пополнили ряды гастарбайтеров в Испании и Италии.

По сути, в выигрыше оказываются только западные ТНК: Когда местная экономика и промышленность разрушены либерализацией, ТНК получают право платить коренным жителям разграбленной страны жалкие копейки за изнурительный труд в полу рабских условиях. Причём международные экономические организации активно защищают право ТНК эксплуатировать своих работников. Так по заявлению первого заместителя директора-распорядителя МВФ Энн Крюгер «требование платить этим работ­никам “достойную заработную пла­ту” по стандартам промышленных стран полностью уничтожит все сравнительные преимущества на международном рынке для компаний, использующих неквалифици­рованный труд».

Покушение на суверенитет

Если бы соглашения ВТО касались только вопроса пошлин и квот, большой угрозы для России бы не было. Так по заключённому нами договору в среднем предельный тариф на все продукты в РФ составит 7,8% по сравнению со средним тарифом 10,0%, который был в 2011 году. Для сельскохозяйственной продукции тариф снизится до 10,8% по сравнению с текущим средним тарифом в 13,2%. Пошлина на промышленные товары снизится с текущих 9,5% до 7,3%. То есть о переходе к полностью беспошлинной торговле, в нашем случае, речь пока не идет, хотя и это приведёт к значительному сокращению доходов бюджета. Несколько иначе обстоит дело с квотами на товары – так по договору, квоты будут резко снижены уже сейчас, а со временем и вовсе отменены. Однако интересы ВТО куда обширней вопросов либерализации торговли.

Эта организация грубо нарушает суверенитет государства, так как её право, по мировым нормам, стоит выше национального законодательства и государство, вступившее в ВТО, по сути, обязано полностью отказаться от своего участия в экономической жизни страны, отдав её на откуп ТНК и банков. Более того, государство формально может отказаться от выполнения своих обязательств по либерализации лишь через три года после вступления в силу данного договора и только при условии, что она выиграет дело в суде ВТО и выплатит все наложенные этим судом компенсации торговым партнёрам.

ВТО накладывает на страну ряд существенных ограничений. Так если государство подписало с одной стороной договор об торговых послаблениях или же разных льготах, то оно обязано предоставить те же самые льготы инвесторам и остальных стран. Так же государство лишается права вводить ограничения на доступ к своим рынкам как для иностранных компаний и банков, так и для различных товаров. Ещё одним пунктом обязанностей страны перед ВТО является полная приватизация таких общественных благ как образование, здравоохранение, СМИ и допуск на эти «рынки» иностранного капитала в неограниченном объёме. Помимо этого государство не вправе ограничить ввоз или вывоз как капитала из государства, так и произведённых товаров. Только сами кампании решают, стоит ли им продавать свои товары на местном рынке и оставлять в стране полученную прибыль. Ну и как итог всему вышесказанному – государство лишается права обязывать компании нанимать на работу местное население, или же использовать в процессе производства продукты, произведённые в этой стране. Невыполнение этих правил влечёт за собой санкции со стороны ВТО, причём подчиняться решениям ВТО обязаны как члены правительства государства, так и администрации регионов.

Решения ВТО, которые принимает узкая международная группа торговых представителей, которых, замечу, никто ни выбирает, обязаны исполняться любым судом и парламентом, делая национальное правительство марионеткой в руках ТНК и банков. Так, к примеру, в угоду увеличения прибыли частных компаний, страны участницы ВТО обязаны понижать стандарты здравоохранения или же ввозить генетически модифицированные продукты питания. Государство даже лишается права финансировать свои больницы или университеты: так как иностранные компании, задействованные в этом секторе, по нормам ВТО обязаны получить точно такое же финансирование от государства. Так же государство практически лишается права регулировать свои финансовые потоки, например, Таиланд обязали снять запрет на деятельность банков расположенных в оффшорных зонах, где традиционно отмываются налоги. В общем, повторяя слава египетского экономиста Самира Амина: «ВТО стремится отнять у стран периферии право на самостоятельное законодательство».

Суд ВТО действует при этом по очень странной логике, используя, что то вроде презумпции виновности, так как обвиняемый обязан доказывать свою невиновность. Приведу пару примеров: В своё время Евросоюз запретил ввоз на свою территорию продуктов использовавших ГМО, после чего США, через суд потребовало отмены этого запрета, так как, по их мнению, вред от ГМО не до конца доказан и выиграли это дело. Тот же ЕС пытался запретить обработку мяса гормонами роста. США и Канада подали в суд и ЕС обязали выплатить крупные штрафы странам истцам, за все годы существования этого запрета. Более трагичный пример связан с продажей детского питания в Гватемале: В связи с плохим качеством воды, от использования сухого детского питания была высокая смертность среди младенцев. В 1988 году в Гватемале был принят закон, направленный против такого способа кормления детей, что привело к значительному сокращению детской смертности, однако компания Gerber через США, добилась отмены этого закона. Мексика была оштрафована за то, что пыталась запретить устроить свалку ядовитых отходов у национального заповедника. В Боливии после приватизации водоснабжения люди были вынуждены платить по четверти всех своих доходов за воду. В итоге люди взбунтовавшись, изгнали концерн Bechtel… Через суд Боливию обязали выплатить за это 25 миллионов долларов.

Но полномочия суда ВТО куда шире, чем может показаться на первый взгляд: Согласно меморандуму от 19-го марта 2001 года любой, даже принятый, национальный закон можно отменить, если ВТО сочтет его излишним или же «обременительным», причём критерии необходимости и обременительности закона определяет сама эта организация. ВТО не принимает аргументы о гарантии общественного блага, в её суде принимаются лишь доводы в пользу экономической эффективности. При этом комиссия по урегулированию споров ГАТС (генеральное соглашение по тарифам и услугам, являющееся частью ВТО), обладает правом наложить вето на решение любого парламента или правительства. А перечень сфер, над которыми обладает верховной властью ВТО, не только обширен, но и во многом совпадает со всей сферой жизнедеятельности общества: Это и защита окружающей среды и регулирование финансовых рынков, и вопросы поддержки национальной экономики и весь общественный сектор. И все эти сферы, государство обязано отдать на откуп ВТО. Можно сказать, что после вступления в ВТО от государства остаётся только высушенная мумия, в лице армии, полиции и бюрократии.

Отчуждение базовых прав

ВТО не признаёт право людей на бесплатное образование и здравоохранение, да и вообще, по правилам ВТО субъектом права является не население страны, а фирмы и корпорации. Более того, ВТО обязывает государство не только снижать расходы на общественный сектор, но и провести его полную приватизацию. А общественный сектор включает в себя детские сады, школы, универси­теты, больницы, дома престарых, библиотеки, музеи, системы водо­снабжения, транспортные государственные предприятия, пенсионную систему, энергосистемы и сферу здравоохранения, почту, ЖКХ и сферу телекоммуникаций. То есть всё то, что отвечает за качество жизни населения. И по нормам ВТО, всё это не более чем товар, который должен быть отдан на откуп рынка. А, значит, инвестиции в этот сектор должны идти только в той степени, в какой из него можно извлекать прибыль. В силу того же стремления к увеличению прибыли корпораций, ВТО не признаёт международные договора по защите окружающей среды, впрочем как и экологические национальные законы.

Итог этой политики, к сожалению известен по опыту других стран: Благодаря действиям ВТО около 80 % населения бедных стран не может платить за хоть какое ни будь образование, пользоваться транспортом, оплачивать воду и электриче­ство, ну и платить взносы на меди­цинскую страховку и пенсию. Уже сейчас ООН официально признало, что ГАТС лишает широкие слои населения до­ступа к элементарным обществен­ным благам.

Однако иностранные компании заинтересованы и в пересмотре более широкого сектора национального законодательства, например по необходимости выполнять национальные законы из сферы трудового и экологического права. Если ВТО уже сейчас освобождает фирмы от необходимости нанимать на работу граждан страны, где эти фирмы находятся, использовать товары местного производства, или же оставлять хоть какую-то часть своего капитала внутри страны, то уход государства из сферы регулирования трудового законодательства тоже не за горами. Страны «Семёрки» уже поддержали этот проект, а значит, вскоре он будет принят.

Но ТНК явно мало то, что от государства остаётся лишь иссохший скелет. Их заветная мечта, это полностью лишить государство возможности хоть как то регулировать и контролировать капитал. Причём несколько попыток это осуществить уже было: Так, когда ГАТТ преобразовывали в ВТО, первоначально ТНК должны были получить право самостоятельно подавать в суд, минуя государства. Но, несмотря на активное лоббирование США и ЕС, большинство других стран сумело вычеркнуть этот пункт из договора. Второй, ещё более скандальной, была попытка принять соглашение MAI (Многостороннее согла­шение по инвестициям) которое заставило бы государства полностью отказаться от хоть какого ни будь контроля за деятельностью частного капитала. Но, к счастью, документ был отвергнут Европарламентом, однако уверенности в том, что его не примут в следующий раз, нет ни какой. Так, уже сейчас ГАТС, в союзе с МВФ и ВБ оказывают давление на государства в целях полной отмены барьеров для свободного потока финансов, и принуждают страны отказаться от самостоятельной денежной политики. Сильнее всех на другие государства в этом вопросе давит ЕС, требуя открытого доступа для западных банков на рынки пенсионного обеспечения и стра­хования, а так же полной отмены ограничения по участию иностранного капитала.

ВТО стремится превратить в собственность так же знания и культуру, сделав из них продаваемый товар. По всему миру происходит коммерциализация и приватизация интеллектуальных, ремесленных, культурных прав народов и прав на произве­дения искусства. Научные исследования, лишённые государственного финансирования, становятся монопольной собственностью ТНК. Соглашение ВТО ТРИПС (соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности), полностью направленно на обеспечение технического и интеллектуального превосходства стран первого мира и достигается это весьма своеобразным способом: Зачастую знания и культурные достижения, особенно за пределами «развитых стран» не защищены патентами, так как местные жители испокон веков воспринимали их как общественное достояние, пользоваться которыми неотъемлемое право всего народа. На этом основании ТНК активно практикуют «захват знаний»: например значительная часть агрономических и биологических знаний, которые используются в сельском хозяйстве, обычно являются общественным достоянием, так как не имеют юридического собственника. ТНК, пользуясь этим фактом, оформляют патенты на себя, а потом через законы о защите прав интеллектуальной собственности, требуют через суд ВТО, чтобы им платили за использование информации или биологиче­ского материала. Тоже происходит и с фармакологией. Так, например, западные концерны устроили настоящий геноцид в ряде Африканских стран, после того как добились доступа к рынкам на эксклюзивных правах, то есть с запретом поку­пать более дешевые медикаменты у других фирм, а разница в ценах была от 10 до 1000 раз. Так же по правилам ТРИПС недействительны запреты на рекламу детского питания, содержащего генно-модицифированные ингре­диенты, табака и алкоголя незаконны, потому что по нормам ВТО они считаются дискриминацией иностранных производителей.

Так что же ждёт Россию?

Конечно, всё описанное здесь проявятся в России далеко не сразу, нашим переговорщикам удалось выторговать для себя 7 лет переходного периода. В необходимости этого периода их поддержал и целый ряд западных инвесторов, чьи заводы сейчас защищены таможенными пошлинами и которые пользуются государственными дотациями в сфере кредитования. Причём они вполне открыто заявляют, что не вложили бы свои средства в российскую промышленность, если бы тут уже действовали правила ВТО. Соответственно, когда этот период закончится, многие из них свернут своё производство и уйдут, оставив без работы десятки тысяч семей по всей нашей стране.

Многие сферы нашего производства уже сейчас неконкурентоспособные, и без государственной поддержки просто не выживут. Поток дешёвых товаров опустошит наш производственный сектор. Промышленность и сельское хозяйство станут первыми жертвами, оставив без работы миллионы человек. Вступление России в ВТО означает, что нашим гражданам придётся работать, если они, конечно, вообще смогут найти работу, за такие же зарплаты как китайцы, или же африканцы что неизбежно в условиях международной конкуренции труда. Остатки социального обеспечения граждан будут уничтожены, а наука, станет чем-то недоступным и загадочным, существующим, где то там, в далёком зарубежье.

Нужно понимать, что мы уже и так практически стали страной третьего мира, так как последние 20 лет отбросили нас в доиндустриальную эпоху, причём как по уровню промышленности, научно-технической базы, так и по качеству образования и социальному обеспечению граждан. Но после вступления в ВТО либеральный курс, который и привёл Россию к столь жалкому положению, станет не нашим внутренним делом, а полностью перейдёт в ведение международных организаций, что означает только одно – поменять свою экономическую, а как следствие и политическую линию мы уже не сможем. По сути ВТО, как МВФ и ВБ, это переосмысленная и тонко завуалированная колониальная система, в которой страны центра будут так же беспощадно угнетать страны периферии. И наши политики втянули нас в эту систему. Считать, что все ужасы ВТО нас не коснутся, могут только оголтелые либералы, для которых вера в Запад, сопоставима с верой ваххабита в Аллаха. Но для любого здравомыслящего человека должен быть очевиден простой факт: 17-го декабря 2011 года, Россия потеряла остатки своего суверенитета.

Беляев Михаил

Специально для «Народного Собора»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.