Юрий Григорьев – отец архангельского казачества

Казаки Архангельской области простились с атаманом Северо-Двинской областной общественной организации Союза казаков России Юрием Григорьевым.

Много лет Юрий Иванович руководил региональным отделением СКР, сумев создать активно действующую организацию, не ограничивавшуюся Архангельском и Северодвинском, а распространившую свою деятельность и на другие районы Архангельской области.

Благодаря Юрию Григорьеву и его соратникам удалось создать крепкие казачьи организации в Котласе и Верхней Тойме. Дело Юрия Ивановича теперь предстоит продолжать его последователям, в числе которых – архангельский писатель, руководитель Архангельского регионального отделения «Народного Собора» Александр Тутов.

Журналист Анатолий Беднов беседует с ним о роли Юрия Ивановича Григорьева в становлении современного архангельского казачества, его первых шагах и нынешнем состоянии.

Первый областной атаман

Анатолий Беднов: – Как ты познакомился с Юрием Ивановичем?

Александр Тутов: – В 1996 году мы решили создать отделение Союза казаков России в Котласе. Первым атаманом Котласского землячества был Александр Валентинович Зорин, который тоже не так давно ушел из жизни. Он объединил нас, потомков родовых казаков. Так вышло, что меня выбрали в областное Собрание, я приехал в Архангельск и там познакомился с Юрием Ивановичем.

А.Б.: – Он и возглавил организацию?

А.Т.: – Он – первый наш областной атаман. Когда в Архангельской области появились две городские организации, то есть Северодвинская (ее возглавлял атаман Виктор Алексеевич Литвин) и Котласская, то казаки решили создать областную организацию и войти в состав Союза казаков России. Первым атаманом именно этой областной организации и был выбран Юрий Иванович Григорьев, и название своё данная организация носит по реке Северная Двина.

А.Б.: – Как Кубанское, Донское, Терское казачество…

А.Т.: – Мы поддерживали тогда и продолжаем поддерживать закон «О казачестве», разработанный под руководством Александра Гавриловича Мартынова, который был тогда депутатом Госдумы первых двух созывов и Верховным атаманом Союза казаков России. Данный закон прошёл все четыре чтения, но так и не был подписан президентом Борисом Ельциным, но зато был подписан другой закон под названием «О российском казачестве», который и является основополагающим у казаков, находящихся в реестре или желающих там оказаться. Закон о реестре мы не поддержали, потому что не было никогда на Руси реестра. Реестр ввели поляки, чтобы рассорить запорожских казаков и потом усмирить их. Кроме того, в подписанном Ельциным законе нет понятия «казачья община», не прописана экономическая составляющая, которая позволила бы казакам возрождать традиционные виды деятельности, нет воинской службы казаков по старому принципу, т.е. в составе чисто казачьих формирований и других важных вопросов. По этим причинам «Союз казаков» не принимает условий, прописанных в законе «О российском казачестве» и стремится заниматься делом возрождения казачества на старых традиционных принципах. В этом и есть различие между нами и реестровыми. На самом деле это, конечно, неправильно, потому что всем казакам надо объединяться, независимо от того, в реестре они или нет. Надеюсь, что это произойдет. Умные головы понимают, что дело-то общее. Закон о казачестве должен охватывать всех казаков – и общественные организации, и тех, кто в реестре.

А.Б.: – Чем еще различаются позиции реестровых казаков и СКР?

А.Т.: – Я не хочу обижать наших реестровых казаков, у меня к ним уважительное отношение. Они говорят: «Надо использовать то, что есть». Но на самом деле от закона о реестре толку для казачества мало. Развиваются не те организации, которые в реестре или нет, а те, где есть люди, готовые что-то делать. Мы хоть и несём казачью нагрузку на общественных началах, но делаем не меньше реестровых, которым это вменено в обязанности. Примером тому является деятельность Верхнетоемского, Красноборского, Котласского и других отделов областной организации. Ведётся работа по созданию наших отделов и в других районах Архангельской области Казак работающий, условно говоря, врачом, как я, или учителем, не пойдет же в добровольную пожарную дружину или патрулировать улицы. А получается: раз не пошел патрулировать, значит – не казак. Юрий Иванович как раз и отстаивал казачьи взгляды. Надо отдать должное: благодаря ему, организация выжила, сохранилась, за что все его и уважают. И сейчас она начинает наращивать свои силы. Характер у него, конечно, был непростой.

Не дать рассорить казаков

А.Б.: – Я впервые увидел его в начале девяностых, на собрании «демократических сил». Он представлял тогда Демплатформу в КПСС. А через несколько лет неожиданно стал атаманом.

А.Т.: – Да, его немножко «мотало». Какое-то время он был даже доверенным лицом у Ельцина. Хотя потом он понял, что это не то, и взгляды его поменялись. В этом ничего особенного нет, потому что в девяностые годы многих так мотало. Красивая картинка, борьба, условно говоря, с нехорошими проявлениями коммунизма, принимавшая не совсем правильные формы. Это потом уже у многих, в том числе Юрия Ивановича, пришло понимания, что нельзя сегодня делиться на красных и белых – это ни к чему хорошему не приводило и не приведет. Один мой знаменитый предок был командиром кавалерийской дивизии у Деникина, хотя и всего два месяца (он погиб в 1919 году), другой был командиром «Чертовой сотни» у Кочубея, герой Гражданской войны со стороны красных.

А.Б.: – То есть, получается, одного предка должен любить, а другого ненавидеть, в зависимости от личных политических убеждений?

А.Т.: – Жизнь была такая. Я не считаю, что мы должны их делить. Каждый по-своему любил свою страну и боролся за нее. И у красных, и у белых можно найти людей положительных и отрицательных.

Недавно я читал ответ Стрелкова Ходорковскому. Он монархист, но готов с любой силой объединяться, считая, что сейчас нет времени делиться на красных и белых. Главное – не допустить, чтобы развалили страну, это гораздо важнее. Так же, как сейчас в Новороссии все его защитники – русские, несмотря на узбекские, грузинские и другие корни. Но они все считают себя русскими.

Мы же для мира все русские, включая и евреев на Брайтон-Бич.

А.Б.: – Как Лев Гумилев говорил: это в России – русские, украинцы, белорусы, евреи, татары, а приехал на Запад из России – значит, русский.

А.Т.: – И это хорошая идеологическая платформа – объединение под общим флагом. Пускай казах – но русский казах, пускай грузин – но русский грузин.

Сейчас на казачество стали больше внимания обращать. В девяностые я побывал в Югославии. Тогда я еще себя не очень ощущал казаком, хотя и знал, что мои предки – казаки. Тогда казаки ездили и в Югославию, и в Приднестровье, и в Абхазию, и в Чечню, везде участвовали – и достаточно успешно. Крым и Новороссия тоже показали, что казачество – это достаточно серьезная ударная сила. Потому что основная часть казаков духовно воспитана в православных традициях. А Православие – это объединяющая сила.

Юрий Иванович поддерживал и поморскую тему. Вообще, по моему мнению, основная часть казаков и поморов имеет общее происхождение. Он не давал испортить отношения между нашим отделением Союза казаков и поморскими организациями, никаких конфликтов не возникало. Это большая заслуга Юрия Ивановича. Сегодня наконец-то стала нормально восприниматься точка зрения, что поморы – это ветвь русского народа. Общество тогда только прочно, когда у него много опор.

А.Б.: – То, что называется «цветущей сложностью»…

А.Т.: – Если прижимать поморов и прочих, требовать, чтобы они себя называли только русскими, можно всех рассорить.

Юрий Иванович был человеком эмоциональным. У него были сердечные заболевания, и. несмотря на это, он близко к сердцу принимал все, что бы ни случилось в организации, переживал за все, что случалось хоть в Верхнетоемском, хоть в Котласском районе. Даже когда вроде бы ничего серьезного не произошло. И до конца жизни он был, как говорится, в строю, хотя в последние годы уже не был атаманом. Однако бывших атаманов не бывает, и в последние годы он был советником Верховного атамана Союза казаков России Павла Задорожного,

А.Б.: – Имя атамана следует увековечить…

А.Т.: – Он должен войти в «Поморскую энциклопедию» как первый областной атаман. Дай нам Бог больше таких людей, как атаман Григорьев!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.