Закат мультфильмов (часть 1)

Во всем, что нас окружает, мы видим проявление незримого духа эпохи.

Во всем, что нас окружает, мы видим проявление незримого духа эпохи. Тем или иным образом он воплощен во всем, в том числе и в такой форме киноискусства как мультфильм. Следовательно, рассматривая трансформации мультипликационных смыслов, можно увидеть и изменения общественного сознания.

Попробуем подвергнуть классификации увлекательный мир анимации…

Героический тип мультфильмов

Первый тип мультфильмов, который можно выделить – героический. К нему относятся “Человек-паук”, “Бэтмен”, “Люди-Х” и т.д.

Сюжет этих фильмов выстраивается вокруг одного или нескольких героев, которые совершают подвиги. Их конечная цель – восстановление попранной справедливости и предотвращение глобальных потрясений.

Каждый из героев воспроизводит в себе рыцарскую идею, но исключительно на формальном уровне, так как духовная сущность у него отсутствует. Герой мультфильма получает свой статус не по наследству, как рыцарь, а по воле случая (Питер Паркер становится человеком-пауком, потому что его случайно кусает облученный паук; Алладин случайно находит волшебную лампу и т.д.)

Герой мультфильмов также отличен от рыцаря и тем, что службу сюзерену и Богу заменяет ему служба идее справедливости. При этом у героя имеется в наличии своеобразный кодекс чести, основанный на общечеловеческой морали. Представленная мораль – универсальна. Так, даже такой восточный человек как Алладин в своих поступках сходен с любой черепашкой-ниндзя.

В отличие от рыцаря, основной мотив для действий героя – социальная или абстрактная справедливость. В этом отношении особенно ярок пример Бэтмена. Брюс Уэйн – сытый и довольный буржуа, тем не менее, обеспокоен властью криминала в Готэм-Сити. Стремление к справедливости понуждает его раз от раза облачаться в костюм летучей мыши и наводить порядок. Одним из его антиподов представлен другой буржуа – Пингвин. Он направляет всю власть своего капитала на личные, меркантильные интересы. Разумеется, между честным и бесчестным богачом должен возникнуть конфликт, в результате которого обязан победить честный (в чем заключается идея неизбежного торжества справедливости).

Впрочем, в победе Бэтмена есть еще один внутренний мотив. Брюс Уэйн получил свою собственность по наследству, путь обучения прошел самостоятельно, в своих поступках руководствовался бескорыстной идеей – эти и другие признаки указывают на аристократичность его образа, что в конечном итоге и помогает ему победить. Так что его победа, это еще и победа аристократической (рыцарской) личности над буржуазной.

Центральная фигура такого рода мультипликации – это секуляризованный, упрощенный и прямолинейный рыцарь, образ которого создан для подражания.

Социально-бытовой тип

К совершенно иному типу мультфильмов относятся мультфильмы социально-бытового характера. Их примеры – “Симпсоны”, “Царь горы”, “Флинстоны” и т.д.

Их смысл в рассмотрении миниатюрной ячейки общества, чаще всего семьи, со всеми ее проблемами и событиями. Иногда это осуществляется в иронической форме (“Царь горы”), порой в гротескно-сатирической (“Саус-Парк”), порой в адаптированной для детей (“Джетсоны”). Такой мультфильм как “Команда Гуффи” рассматривает коллизию между двумя ячейками общества (соседскими семьями).

Героического пафоса в таких мультиках нет, и события чаще всего не носят глобального масштаба, а относятся к бытовому уровню. Тут есть повод задуматься, соотнести анимированные ситуации со своими жизненными, и сделать какие-либо выводы.

Сентиментальный тип

Наконец, третий тип – сентиментальный. Такие мультфильмы лишены как героической составляющей, так и социально-бытовой. К ним можно отнести “Новые приключения Винни-Пуха”, “Русалочка” и т.д.

Единственная их цель – побуждать человека к эмоциям. Чаще всего к добрым, злые же допускаются лишь в умеренных дозировках и никогда не преобладают над добрыми. Добро неизменно торжествует, потому и итоговая сумма всех полученных эмоций дарит человеку радость.

Мультфильмы и конец света
Так в общих чертах выглядят три типа мультфильмов, каждый из которых наделен собственным смыслом. Но есть некий мотив, который их объединяет, при этом, явно не проявляясь – это конец света.

Открыто его можно увидеть только в героическом типе. Там он представляет собой тот мрачный полюс, который противостоит герою. Злодеи в каждой серии либо пытаются уничтожить мир, либо его подчинить, что также будет означать его конец. Герои же как стражи справедливости и социальной стабильности от раза к разу срывают их планы, и привычный мир остается непоколебим.

В социально-бытовом типе мультфильмов, конец мира как перспектива не присутствует постоянно, но все же периодически являет себя. Этим он показывает, что такая перспектива все же существует, и ни одна ячейка общества от нее не застрахована (примером может служить одна из серий “Симпсонов”, где коварный магнат мистер Бернс учинил всему городу конец света).

Наконец в сентиментальном типе конец мира также присутствует, но в своеобразной форме. Так как вся структура подобных мультфильмов выстроена на позитивных эмоциях, концом мира будет конец позитивных эмоций. И в каждом мультфильме это неизбежно происходит – зло на короткое время торжествует. Но потом события неотвратимо приводят к победе добра, и как следствие, восстановлению позитивного состояния.

Но как не препятствовали этому герои, конец привычного мира все же наступил за пределами анимационного пространства. На мультиках же отразились последствия…

Постмультфильмы
Последнее время все большую популярность получает новый жанр. Все три знакомых типа мультфильмов распались под натиском бесов человеческого подсознания, произведя на свет очередной уродливый абортыш современной индустрии развлечений – анимационный трэш. Все разумное, доброе, вечное потеряло актуальность в глазах людей, отныне только бессознательное измерение человека претендует на производство смыслов.

И мультфильмы напрямую отражают эту все более расширяющуюся тенденцию. Вместо пафосных героев мультики переполняют полчища антропоморфных уродцев, произносящих абсурдные фразы и совершающих абсурдные поступки. Если тут и имеет место героизм, то лишь как мимолетная насмешка над ним.

Никакой социальной идеи в трэше тоже нет и быть не может. Если в мультике показана семья, то у отца семейства нет рук и ног, жена лысая, дети – сиамские близнецы, добрый имбецильный мальчик и задорная дочурка с коростой на голове (“Облонги”).

Также наиболее показателен мультфильм ATHF. Главные герои (стакан коктейля, картошка фри и тефтель) имитируют ячейку общества. Они – то ли родственники, то ли нет. Дружбы между ними никакой тоже нет, только пародия на дружбу. Единственное, что их объединяет – это абсурдные события, в которые они вовлечены.

По всей видимости, это прямое отражение принципов жизни современных западных людей. Они живут исключительно ради оригинальных ощущений, которые единственно и делают их жизнь красочной, как мультики.

Стоит также обратить внимание, что единственный человек, присутствующий в этих историях – сосед Карл – почти в каждой серии подвергается различным физическим издевательствам (сдирание кожи, смена пола, отрубание головы), нередко приводящим к смерти. В этом присутствует определенный мотив – грядущее общество не приемлет человека.

Постмультфильмы не дают образцов для подражания, не побуждают к размышлениям, не дарят приятных эмоций – они только колеблют подсознание и играют с ним. У этой терапии нет смысла, но есть гипнотический эффект, часто выражающийся в смехе. Однако мультфильм заканчивается, и эффект прекращается. А что в итоге остается? Ничего. Потому что и сами эти мультфильмы – анимированное Ничто.

* * *

Однако все рассмотренные тенденции относятся исключительно к западноевропейской мультипликации. В России пространство мультфильмов рождалось по-другому, развивалось по-другому, и, столкнувшись с западными мультфильмами, опять же осталось другим.

Продолжение следует…

Михаил Хворостов
Координатор Движения «Народный Собор»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.