Закат мультфильмов (часть 2)

В предыдущей статье были рассмотрены основные типы западноевропейских мультфильмов, а также тенденции, которые в них проявились. Теперь стоит задаться вопросом, насколько приведенные типы объективны для отечественной мультипликации.

В предыдущей статье были рассмотрены основные типы западноевропейских мультфильмов, а также тенденции, которые в них проявились. Теперь стоит задаться вопросом, насколько приведенные типы объективны для отечественной мультипликации.

Русский героический тип
Русский героический тип мультфильмов совершенно отличается от западного аналога. Примером этого типа могут служить многочисленные экранизации русских былин и сказаний.

Западный герой – это всегда некий свободный индивидуум, в то время как русский герой представитель народа. Он служит не абстрактной идее справедливости и гуманизма, а своему роду, земле, народу и Богу. Иные ценности ему неизвестны.

Западный герой – бессмертен. Смерть им воспринимается как недоразумение, которое с ним может произойти лишь на очень короткий срок. Как временная ошибка в неизменно победной истории. Русский же герой, часто говорит о смерти. Не потому что желает ее, а потому что всегда готов принять ее во имя русских идеалов. Поэтому в русский герой нередко ее встречает, и в этом обретает свою высшую награду.

Это можно объяснить еще и тем, что западный герой – единственный и неповторимый, и если он погибнет, иссякнет и героизм. А русский герой, жертвуя собой, лишь умножает героизм (Уместно вспомнить слова из мультфильма “Сказ о Евпатии Коловрате”: “Не добыть победы там, где вместо одного павшего, вырастают двое!”)

Не вычленяя отдельные признаки, а характеризуя разницу в целом: западный герой – случайно рожденный одиночка, русский – преемник всего Русского Мира (“Немногих я знал, кто так свою землю любил как ты!”)

Героический гибрид
На стыке западного и русского типов зародился гибрид под названием “Капитан Пронин”. Мультфильм, задуманный как забавная пародия на западноевропейский героизм, тем не менее, показателен. В целом, отвечая голливудским эталонам героизма, Пронин в то же время другой –русский.

Во-первых, он капитан милиции, а не мутант-индивидуалист. И в этом есть намек – в России каждый человек в какой-то мере капитан Пронин.

Во-вторых, Пронин не просто мастерски наказывает негодяев, он еще и поет, владеет гармонью, играет в азартные игры, танцует в балете… то есть человек он всесторонне развитый, что опять же не свойственно западному герою.

В-третьих, без сомнений хранит супружескую верность, не поддаваясь ни на соблазны обаятельной блондинки, ни на соблазны межгалактической принцессы. Западным же героям, не то, что хранить верность – им даже семью иметь не свойственно.

Так что капитан Пронин – это целиком и полностью наш, русский герой, лишь отчасти заимствующий западные шаблоны поведения. Он образ идеального милиционера, которого так не хватает в наше время.

Русский социально-бытовой тип.
В качестве представителя социально-бытового типа русского мультфильма возьмем “Трое из Простоквашино”.

Вроде бы отличий от западного типа тут особенно нет. Тоже наблюдается последовательность различных семейных и бытовых ситуаций с их конечным решением. А отличие, тем не менее, есть, хоть и одно, но определяющее. Действие всех западных мультфильмов этого типа происходит в городских условиях. Симпсоны, Гриффины и другие, хоть и живут в небольших городках, имеют все блага общества потребления.

В “Трое из Простоквашино” выпирает иная тенденция. Дядя Федор и его друзья всеми силами стремятся в деревенскую среду, и без колебаний отрекаются от потребительского комфорта. Именно там они видят жизнь полную смысла, а вовсе не в городской суете, которая остается за кадром как нечто маловажное. Все события происходят в пространстве далеком от города. Это можно определить как момент расхождения русского и западного пути.

Можно еще упомянуть неудачный гибрид в социально-бытовом типе – мультфильм “Дятловы”. Из-за необдуманного копирования с западных образцов, гибрид получился скучным и не несущим значимого смысла.

Русский сентиментальный тип.
Внешне весьма похожие, сентиментальные мультфильмы родом с Запада и из России различны по своей сути.

В западной мультипликации мы видим лишь совокупность возбудителей положительных эмоций, без всякого глубокого смысла. Обычно его заменяет примитивная, нравоучительная фабула. То есть смысл мультфильмов сосредоточен в эмоциональной оболочке, а все остальные атрибуты лишь побочны. В русской, сентиментальной анимации акценты смещены. Здесь главное сокрыто внутри, а положительные эмоции существуют снаружи для налаживания контакта между зрителем и смыслом.

Рассмотрим известный мультик “Котенок Гав”. За оболочкой из детской доброты находится вполне серьезное содержание. Котенок странствует по двору, ища ответы на принципиальные вопросы мироустройства. Первым делом, он на собственном опыте пытается понять сущность неприятностей, затем размышляет на тему страха и его локализации. Попутно Гав решает и практические вопросы – каким образом поделить колбасу, каким наилучшим образом спрятать котлету. В образе котенка заключен архетип странствующего мудреца начинающего свой путь. Разумеется, Гав дает довольно простые ответы на те сложные вопросы, которые ставит. Но уже одно то, что он их ставит, говорит о глубокой, отнюдь не детской, созерцательности его души.

Можно вспомнить и неисправимо горластого попугая Кешу (“Возвращение блудного попугая”), который перемежает свои экзальтированные вопли со сложным вопросом – что есть дом? Или, если дать этому вопросу более фундаментальное измерение – что есть Родина? Кеша, как и котенок – беспокойный странник, чающий ответов на вопросы Бытия.

Таким образом, в сентиментальном типе русского мультфильма скрывается глубокое размышление, исключенное в западном аналоге.

В итоге можно заключить, что исчерпывающая классификация, которую можно применить к западной анимации, к русской применима только относительно. В русской неизменно присутствует некоторый остаток, совершенно неясный для западноевропейского зрителя. Этот остаток – элемент нашей, русской линии в мультипликационных мирах, абсолютно чуждой Западу. И именно в этой особой линии находится весь груз смыслов.

Продолжение следует…

Михаил Хворостов
Координатор Движения «Народный Собор»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.