Жизнь в стиле Game или модернизация по-российски

В России сегодня у всех на слуху новая затея – модернизация.

Унеслись в прошлое, сдуло ветром «национальные» идеи-затеи. О нацпроектах сейчас почти не говорят. Что такое «План Путина»? Мало кто помнит. Конкурентоспособность фигурирует теперь в различных контекстах, и уже не понятно, что это такое. В России сегодня у всех на слуху новая затея – модернизация.

Объявленная президентом РФ Д.Медведевым модернизация экономики – явление уникальное, небывалое в истории. Действительно, модернизация в условиях полной деиндустриализации страны, в обстоятельствах демонтажа почти всей промышленности и распродажи её остатков – случай и невиданный, и неслыханный. Учёные-практики в таких случаях пожимают плечами и произносят деликатное словечко «нонсенс». Однако это не совсем так. Или совсем не так.

На самом деле модернизация, с которой сегодня носится всяк сущий во власти, не имеет почти никакого отношения к реальной жизни, к действительной экономике и хозяйству. Она даже отрицает действительную экономику и хозяйство, да и действительность вообще. Президентская модернизация это лихой до дерзости, резвый прорыв в иное пространство – в виртуальную реальность.

Для виртуальной жизни не нужны наукограды Подмосковья и академгородки Сибири. Эти научные центры прошлого занимались проблемами реальной жизни, настоящей, в насущном смысле материальной, и потому устарели безнадёжно. Другое дело инновационный центр «Сколково» в Подмосковье – это новая Силиконовая долина, эта «голубая мечта» или «фабрика грёз», т.е. почти Голливуд, уносящий нас в мир высоких фантазий, питаемых надеждами на высокие технологии. На создание «Сколково» выделяются огромные деньги – 4-6 миллиардов рублей. Сроки создания российской «Силиконовой долины»: от 3 до 7 лет. Но проект уже живёт виртуально. Это гораздо важнее его реального воплощения. Создан сайт инновационного центра, в сети Интернет открыта страница Комиссии по модернизации. И есть уже результаты. 15 июня 2010 года президиум Комиссии по модернизации, секретарем которой является помощник президента Аркадий Дворкович, провёл первичное обсуждение инновационных проектов для иннограда «Сколково». Всего на рассмотрение комиссии поступило 50 заявок, из которых обсуждались четыре. По словам А.Дворковича, одобрена была только одна. Нет, это не разработка в области промышленности, медицины или сельского хозяйства. Утвержденным проектом стала придуманная фондом Almaz Capital Partners затея по созданию бизнес-инкубаторов в сфере так называемых «облачных вычислений», т.е. компьютерных технологий «распределённой обработки данных», в которой компьютерные ресурсы и мощности предоставляются пользователю как Интернет-сервис. Не очень понятно? Ничего. Главное, что эти высокие во всех смыслах технологии скоро начнут разрабатываться не где-то в «облаках», а на земле, причём на территории НИИ сельского хозяйства центральных районов нечернозёмной зоны. В случае постройки здесь центра «Сколково» НИИСХ, скорее всего, будет закрыт, т.е. перестанет существовать как реальность. Будут потеряны и уникальные экспериментальные поля научного сельскохозяйственного учреждения. На этих полях выводятся многие стратегически важные сорта хлебных злаков. В этом важность полей. Но в этом их и ненужность, поскольку они мешают расширению инновационной среды.

Да, хлеб нельзя вырастить в виртуальном пространстве. Зато его можно там купить – достаточно «кликнуть» на нужные позиции в Интерент-магазине, количество которых в Сети растёт день ото дня в геометрической прогрессии. Идеологи модернизации убеждают нас, что за этим прогрессивное будущее. И мы, похоже, в это старательно верим.

Мы живём, прильнув к экрану телевизора или компьютерному монитору. Мы внимаем всякому слову, сказанному или написанному, и уже путаемся в мыслях – и в своих, и в чужих. Когда в широкий обиход войдут технологии 3-D, позволяющие воспринимать потоки информации объёмно, мы окончательно попрощаемся с плотским миром и шагнём за вымышленную грань.

Многим виртуальный мир уже интересней реального, ведь он дарует острейшие ощущения причастности к чему-то более увлекательному, чем обыденность, пусть даже это «что-то» и не имеет к наблюдателю практического отношения. Лужкова включили – Лужкова выключили. Вся страна следит за этим, уставившись в экраны и затаив дыхание. Кто будет мэром Москвы – Собянин или Шанцев, гадают даже те, кто, получив образование уже в демократической России, зачастую не могут сразу найти столицу на карте.

Нам, обитателям больших городов, не интересен сосед за стенкой. Мы не знаем его, мы не хотим его знать. Но мы блуждаем в электронной сети Интернет, контактируем с загадочными незнакомцами, прячущимися на форумах за псевдонимами, заводим беспорядочные связи, иногда даже почти интимного характера. Уже набирает силу новая мода – виртуальные браки. Детей, правда, в Сети не рожают. Но можно верить, что это дело будущих «нано-технологий». Иначе зачем выделены миллиарды корпорации «Роснано» во главе с волшебником Чубайсом? Мы ждём от них чуда или хотя бы фокуса.

Российская экономика давно уже вовлечена в орбиту экономики мировой, т.е. в пространство ещё более отвлечённое от реальности. Это почти компьютерная игра, это жизнь в стиле Game. Это сквозит даже в высказываниях высших геймеров. Недавно министр финансов России А.Кудрин проговорился: «Мы перешли в новую категорию игроков. Стали более надёжным рынком. Это достижение кризиса». Не пугайтесь, кризис тоже почти виртуальный. Мы следим за ним по котировкам акций крупнейших мировых корпораций. Акции покупаются и продаются. Ставки выше, индексы ниже, или наоборот. При этом сами акционерные общества могут даже не существовать в природе. То же и с ВВП. Скажем, кто-то открыл фирму «Спокойной ночи, малыши» – за деньги желает всем позвонившим по телефону мирного сна. Услуга оказана, прибыль получена – ВВП увеличивается, даже если ничего материального и не произведено.

Мы можем быть недовольны виртуальным миром. Но наше недовольство интерактивно, оно не выплёскивается на улицы и площади реального мира. Для этого не хватает ни духу, ни сил. Все силы уходят на бурные митинги в интернет-форумах, которые кишат речами зашифрованных ораторов. Особо рьяные могут даже устроить виртуальную революцию. Это куда безопаснее, куда интереснее, чем скучная раздача бумажных листовок где-то у метро.

В сетевой политической игре России главная роль принадлежит первому лицу государства – Президенту. Он же и первый блогер страны, и первый обладатель четырёхдиапазонного мультимедийного смартфона iPhone 4, а также всяких новомодных игрушек и девайсов. Кстати, девайс – это техническое устройство или приспособление со сложной внутренней структурой, созданный для выполнения определённых функций, обычно в области компьютерной техники. Во время своего последнего визита в Китай Прези¬дент России Д.Ме¬дведев сказал, что не видит будущего для чинов¬ников, ко¬торые не умеют по¬льзоваться Интерне¬том и «боятся девайсов». Президент сравнил таких людей «со слепыми или глухими», теми, кто не может воспользоваться многими возможностями. Слова Президента прозвучали как приговор: «Чиновник, который не умеет пользоваться Интернетом, как и бизнесмен, который не умеет пользоваться компьютером, не имеют будущего». В этом смысле следует признать слепыми и глухими едва ли не большую часть населения России, для которых электронные безделушки недоступны, а слово «девайс» звучит как ругательство. В таком случае у глухо-слепых нет будущего, как нет его и у закоснелых чиновников. Они не войдут в виртуальный рай вместе с Президентом и «продвинутыми» избранными.

В число «продвинутых» избранных стремятся попасть все кому не лень. Времена, когда чиновников продвигали по службе по заслугам и опыту остались в прошлом, т.е. в действительном мире. Теперь не обязательно, скажем, «растить» министра сельского хозяйства снизу, из реального производства, в прямом смысле слова «от сохи». Мундир главы Минобороны не обязательно должен пропахнуть порохом. В модернизирующейся России другие правила игры.

В Ульяновской области формируется Министерство информационных технологий. В сентябре 2010 г. на сайте Superjob.ru было опубликовано объявление о вакансии на пост министра. Вакансия вызвала ажиотаж. В первый же день на него откликну¬лись 1’600 кандидатов. Всего пришло 2’146 резюме. Претенденты – не только топ-менеджеры IT-компаний, но и чиновники в ран¬ге региональных мини¬стров, руководители депар¬таментов федеральных министерств и даже замы гу¬бернаторов. Сейчас проводится предварительный общерос¬сийский отбор кандидатов. По словам руководителя аппарата Губернатора и Правительства Ульяновской области Светланы Опёнышевой, кандидат должен быть разносторонним человеком, и в первую очередь продемонстрировать знакомство с электронным правительством. Но вообще от будущего министра требуется не слишком много. «Нужно знать зару¬бежный опыт, а не изо¬бретать велосипед, – сказала С.Опёнышева. – А ещё у него обязательно до¬лжен быть аккаунт в «Скайпе». Это простей¬ший критерий, чтобы понять, продвинутый че¬ловек или нет». Вот, собственно, и всё. Но в виртуальном мире большего и не надо.

Однако реальность, суровая будничная действительность нет, нет, да и напоминает о себе обитателям иллюзорного мира Game. Неприятно так напоминает, даже как-то назойливо.

Виртуальное компьютерное пространство не может существовать без электроснабжения. Это то, отчего оно зависит в материальном отношении от реального мира, каким бы он ни был отсталым в сравнении с модернизированным будущим. Досадно, конечно, но факт.

Между тем электросети в России изношены почти до предела. После развала СССР обновление мощ¬ностей шло медленнее в 4-5 раз, чем в 60-80-е годы. А степень изношенности уже достигает 65%. По ли¬ниям электропередачи и подстанциям – 50%, в сфере генерации электроэнергии – 70%. Наиболее изно¬шенным оказался распре¬делительный сегмент. При этом потребление электроэнергии растёт в среднем по России на 2-3% в год. Такие данные содержатся в отраслевом исследовании Информационного агентства «Info line». Специалисты опасаются, что из¬нос оборудования, который в два раза боль¬ше, чем показатели круп¬ных зарубежных электро¬сетевых компаний, никуда не денется, а ввод новых мощностей будет минимальным. Приведёт это к падению надежности снаб¬жения, а возможно, и к тех¬ногенным катастрофам.

Если это на самом деле произойдёт, то жизнь общества в стиле Game может закончиться в одночасье. Та же участь постигнет и новую «национальную затею» – модернизацию. Виртуальный прожект не выдержит столкновения с действительностью. Иллюзорная среда исчезнет, как призрак вместе с «облачными вычислениями» и сетевыми интернет-магазинами, где продаются смартфоны, компьютерные игры «Выбери министра» и прочие «девайсы». Тогда не только кремлёвским электроникам, но и всему остальному «глухо-слепому» населению огромной страны придётся вернуться в реальность, погрузится в сущий мир, уже в прямом смысле мрачный, то есть беспросветный. Помните, как у Булгакова: «Всё, антракт, негодяи!»


Денис Миронов-Тверской
писатель

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.