Константин Кинчев: «Важно верно выставить приоритеты»

В Доме Журналистики прошла встреча с лидером группы «Алиса»

31 марта в рамках Общедоступного православного лектория в Центральном доме журналиста состоялся творческий вечер-встреча с Константином Кинчевым, лидером группы «Алиса». Встретится с певцом пришли около двух сотен его поклонников.

Первый вопрос задал ведущий лектория о. Иоасаф:

– Есть ли у Вас ощущение грядущего Апокалипсиса?

– Ощущение, что грядет что-то страшное есть. Тревога есть. Если действительно наступит Апокалипсис, хотелось бы оказаться воином Света.

Далее начались вопросы из зала:

В: Что Вы думаете по поводу закрытия властями ряда правых организаций?

К: Мне не нравиться позиция нашего государства: вместо того, чтобы попытаться понять свой народ, оно закручивает и без того затянутые гайки. Что получится в итоге известно из школьного курса физики: когда пару некуда выходить, происходит взрыв. Я же лично всегда нахожусь на стороне русского народа, к которому имею честь принадлежать.

Задали вопрос и мы:

– В чем по-Вашему, заключается проблема русских патриотических организаций, помимо противодействия государства?

– Проблема в человеческом факторе, в личных амбициях. Надо отбросить их, забыть прошлые счеты и объединится перед лицом общей угрозы.

Далее вопросы ушли в неполитическую плоскость:

В: Является ли творчество для Вас мучительным процессом?

К: Нет, иначе бы я не творил. Муки творчества возникают, когда у человека неверно расставлены приоритеты. Когда они выставлены верно, то творчество находится на периферии и является вспомогательном процессом. Я не сижу и не ломаю голову, какую бы песню мне написать, я просто записываю то, что Бог кладет на душу.

В: Как в Вас уживаются язычество и православие?

К: Так же как и во всех русских людях. Причастность к своей земле и к Православной церкви не противоречат, а дополняют друг друга.

В: Как Вы относитесь к Гражданской войне. Можно ли примирить Красных и Белых?

К: Я не жил в то время, как я могу их примирить? Были разные люди и с той и с другой стороны. Но все же, на мой взгляд, Колчак сейчас в армии Света, а Троцкий в армии тьмы.

В: Как Вы стали музыкантом?

К: В детстве я все время хотел быть кем-то. Сначала я хотел быть Чингачгуком. Потом хотел быть одноногим Сильвером. Потом я очень хотел быть Бобби Халом. Прочитал его книгу «Моя игра в хоккей» и уже видел себя на площадке. Я даже 7 лет занимался в хоккейной школе.

А потом я услышал группу Black Sabbath. Это было в пионерлагере. У нас был продвинутый радиорубщик, так что на побудку у нас звучала песня “Святые” с 3-го альбома Black Sabbath. Я из этого пионерлагеря приехал и решил, что буду Оззи Осборном.

Когда пришло осознание, что Оззи Осборном мне не быть, я решил стать музыкантом Константином Кинчевым. Мне было 14 лет. По паспорту я до сих пор Панфилов, но бабушка уже тогда рассказал мне, как все было, поэтому я решил, что буду музыкантом Кинчевым.

В: Когда выйдет новый альбом?

К: В августе, открою секрет: называться он будет «2012».

В: Как Вы относитесь к пробкам?

К: Терплю. Чтобы избежать их часто езжу на метро или на трамвае.

В: Что означают Ваши татуировки?

К: Это непростой путь девочки Алисы по зазеркалью.

В: Занялись бы Вы продюссированием малоизвестной группы?

К: Я не продюсер, я – рок-звезда.

В: Я ходил раньше на Ваши концерты, после них мы всегда шли громить остановки, хулиганили в метро. С чем Вы связываете, что сейчас агрессии у Ваших фанатов поубавилось и после концертов теперь ничего не громят?

К: Может, благодаря тому, что Вы перестали ходить на мои концерты, после них перестали громить. В моих песнях нет агрессии – это проблема восприятия. Там где кто-то видит агрессию, я вижу экспрессию.

В: Было ли Вам стыдно за какую-нибудь из Ваши песен?

К: Нет, ни за одну из моих песен мне не стыдно. Такой я, видимо, бесстыдный персонаж.

Записал координатор Движения «Народный Собор»
Артём Заметалов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.