На пороге эры постгуманизма

Гуманизм потерпел крах и переродился в глобализм. России следует не поддаваться глобалистическим тенденциям, а опереться на собственный духовный опыт

В начале третьего тысячелетия стремительные изменения существовавшей ранее картины мира уверенно подводят мировое сообщество к новому состоянию. Прогнозы футурологов обнаруживают между собой взаимопонимание кризисности грядущего развития после десятилетий относительно предсказуемого существования. Основную тревогу вызывает нарастающее противоречие между так называемым Севером и Югом, т.е. "золотым миллиардом" (Северная Америка, Европейский союз, Япония, Австралия и Новая Зеландия) и остальным отставшим от них в развитии мира. Причинами противостояния этих двух полюсов являются: истощение невозобновляемых и утрата возобновляемых естественных ресурсов необходимых для поддержания и роста экономики развитых государств; неуправляемый прирост населения на планете; слабое развитие или полное отсутствие отраслей высоких технологий в развивающихся и безнадежно отсталых странах. Результат таких противоречий уже сейчас очевиден: борьба богатых и сильных за недра и территории отсталых стран различными методами их политического, экономического и военного контроля; расширение пропасти полюсов богатства и бедности в мире.

Сложившаяся ситуация подтверждает крупное явление исторического процесса – крушение гуманизма. Основными идеями этого движения родившегося около 6 веков назад стали заимствованные у Христианства все его светлые и добрые начала: сочувствие к угнетенным и обездоленным, признание свободы каждого человека, его право на счастье, возможность развивать и проявлять свои способности. При этом одновременно произошло отвержение религиозной веры, принципиально представлявшейся в качестве иллюзорного способа ориентации человека в мире. Такое гуманистическое движение действительно на протяжении длительного времени пыталось своим влиянием смягчать насилие в мире до тех пор, пока не произошло два взрыва запредельной жестокости – Первая и Вторая мировые войны. После таких взрывов надо было гуманизму либо признать свою бесполезность, либо попытаться набрать новую высоту, что и произошло. В середине века гуманизм объявляет себя обещательным глобализмом. Причиной всех зол объявляется то, что мы живем государствами. Необходимо сливать человечество воедино и создавать единое мировое правительство, которое будет проницательное и заботливое, замечая нужды каждого отдаленного уголка Земли и каждой маленькой народности. И вот тут в последние десятилетия планета своими изменениями в природе стала предупреждать о том, что она гораздо меньше и бедней чем об этом думает человечество. Постоянно звучит призыв в адрес богатых стран: "Остановите ваше потребление, не требуйте себе так много".

Индустриализация в глобальных масштабах стала не дорогой в светлое будущее, а безумным бегом за исчезающими ресурсами Земли. Согласно данным ООН, за последнее столетие уничтожена половина влажной земли, половина заселявших планету лесов, 80% лугов, 40% плодородной земли на нашей планете дегенерировало. Ценнейшие элементы таблицы Менделеева уходят в прошлое. Огромные объемы выбросов углекислого газа постоянно возрастают, постепенно изменяя климат на планете. Одновременно в атмосферу выбрасываются 13 млн. тонн токсичных химикатов. На сегодняшний день только 25 % процентов мирового населения (Северная Америка, Западная Европа, Северная Азия) потребляют 70 процентов всей вырабатываемой энергии на Земле. За последние 15 лет доход на душу населения понизился в более чем в 100 странах. Представляющие развитый Север страны ориентируются на доход в 30 тыс. долл. на душу населения в год, когда жизненный уровень 85 % населения земли не достигает 3 тыс. долларов.

Таким образом, можно констатировать, что надежды обещательного глобализма на социальный прогресс с перспективой всеобщего мирового блага не реализовываются в реальность и основная причина данной ситуации — неспособность богатых государств «золотого миллиарда» к дальновидному добровольному самоограничению ради другого безнадежно отсталого страждущего мира. В результате 5/6 населения земного шара обрекается на подавленное состояние. Большинство прогнозов на будущее мира крайне пессимистичны — массовые человеческие страдания и кровопролитие в беспрецедентном масштабе.

Место России в конфликте будущего сказать сейчас нельзя, но конечно положение ее шаткое. Весь мир до сих пор изумляется: как могла такая огромная и мощная высокоразвитая индустриальная страна (в 1977 году СССР производил 1/5 часть мировой промышленной продукции и занимал 2-е место в мире по объёму промышленного производства) так внезапно ослабнуть и начать стремительный саморазвал — не испытав ни крупного военного поражения, ни сотрясательной революции и гражданской войны, ни массового голода, ни эпидемий, ни стихийных бедствий. Коммунистический режим, казалось бы, воплотил многие несбывшиеся надежды гуманизма в реальность: победа над эксплуатацией бедных богатыми; результаты развития науки и производства стали ориентированы на пользу всего общество, а образование — доступно и бесплатно для каждого гражданина. Социальный прогресс на лицо. В чем же причина, что такое «прекрасное» государственное устройство прекращает свое существование?

Фундаментом строительства советской империи стало — отрицание Истины, жестокость и ложь. Государство объявило Православию войну, по своему кровопролитию и безжалостности не уступающую периоду гонений раннего Христианства. Для развития и обоснования материалистической идеологии науку ориентируют на борьбу с религией. Атеизм стал декларироваться как единственное научное мировоззрение, а религия как мировоззрение антинаучное. В этом духе направлялось образование в средних школах, техникумах и институтах. При этом совершенно очевидна абсурдность такой постановки вопроса. Атеизм как мировоззрение не имеет под собой никаких научных оснований. Его утверждения относительно небытия Бога основаны исключительно на вере, а не доказательствах. При этом наука изначально констатирует, что никогда таких доказательств дать не сможет. Научное знание всегда условно и состоит из действительного (строго проверенные факты, научный аппарат), и недействительного (теории, гипотезы, модели). При этом, по мере роста первой, действительной части (доказанного) знания, объем второй (незнания) увеличивается значительно интенсивнее, поскольку решение каждой проблемы, как правило, порождает целый круг новых проблем. Современный русский ученый В.В. Налимов прямо заключает, что «рост науки — это не столько накопление знаний, сколько непрестанная переоценка накопленного – создание новых гипотез, опровергающих предыдущие». Это означает, что наука в любой период своего развития не может обосновать истину познаваемого мира, постоянно находясь в бесконечном и непрекращающемся пути к ней, а иногда и в противоположную сторону от нее. Об этом же высказывается А. Эйнштейн: «В нашем стремлении понять реальность мы подобны человеку, который хочет понять механизм закрытых часов. Он видит циферблат и движущиеся стрелки, даже слышит тиканье, но не имеет средств открыть их. Если он остроумен, он может нарисовать себе картину механизма, которая отвечала бы всему, что он наблюдает, но он никогда не может быть вполне уверен в том, что его картина единственная, которая могла бы объяснить его наблюдения. Он никогда не будет в состоянии сравнить свою картину с реальным механизмом, и он не может даже представить себе возможность и смысл такого сравнения». Коммунистическая идеология, опираясь на ложные принципы (обман), декларируя атеизм в качестве научного мировоззрения с самого начала обрекалась на бесперспективность и крах.

Россия освободилась от коммунистического режима, но это позднее освобождение обошлось нам слишком дорого. Весь XX век жестоко проигран нашей страной. Ни одно государство за всю историю человечества не испытывало таких ударов. Потерянные территории (за два-три августовских дня 1991 года) обессмысливают два столетия невероятных жертв и усилий наших предков. Массовое уничтожение людей в первую и вторую мировые войны, а также коммунистическим избирательным геноцидом самых талантливых, порядочных и смелых. Десятилетиями мы платили за национальную катастрофу 1917 года, выход из неё — также оказался катастрофический с сильнейшим ударом по всей совокупности отраслей производства. Особый упадок отмечен в науке и образовании, т.е. в нашем будущем. Талантливая учёная молодёжь уезжает за границу или уходит в другую более высокооплачиваемую деятельность, разрушая преемственность научных школ. Средства массовой информации совершенно безнаказанно внедряют в молодежь мораль: нравственно то, что выгодно, а значит, честный труд достоин презрения, он не накормит.

Было ли такое отношение к жизни когда-нибудь у русского человека? Разве девиз «как можно богаче!» — наша отечественная традиция? Разве напряжённая гонка за личным успехом, во что бы то ни стало — это наша извечная черта? Да нас веками и высмеивали за то, что нет у нас такой черты. Мы находимся в предпоследней потере духовных традиций, корней и органичности нашего бытия.В сегодняшней ошеломлённой и развращаемой России тем видней: вне духовной укрепы от Православия нам на ноги не встать. Да. Дух — способен изменить направление любого, гибельного процесса. Кто за жизнь свою уже убеждался в правоте и могуществе Высшей Силы над нами тот и поверит, что и после прокатившегося по нам столетия бед – у русских надежда есть.

Виталий Абрамов

Участник Воронежского регионального отделения

Общероссийского общественного движения

«Народный Собор»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.