Политическая арена Российской империи в конце XIX века

Всё новое – это хорошо забытое старое

Современная политическая жизнь России, представляет собой нечто большее, чем просто государственное или муниципальное управление. Прочитав пару статей в неофициальных источниках будь то интернет-форумы и блоги, или же оппозиционные СМИ, можно понять, что политическая жизнь России – это война, а политическая арена – это самое настоящее поле брани. Но подобная активность не нова для России. В Российской истории, период конца XIX– начала ХХ века наиболее точно соответствует современной политической обстановке.

В конце XIXвека на арене политической жизни России явно обозначились три основных направления – консервативное, либеральное и радикальное. Каждое из них имело свои морально-этические формы и методы общественной борьбы.

Консерваторы(от лат. conserve– сохраняю, охраняю) оберегали и поддерживали исторически сформировавшиеся формы и морально-правовые основы государственной и общественной жизни.

Идеология консерватизма в период царствования Александра IIIопиралась всецело на теорию «официальной народности», разработанную ещё в начале 30-х годов XIXвека президентом Петербургской академии наук С.С. Уваровым. Основой этой теории считается триада – Православие, Самодержавие, Народность. Главными идеологами государственного консерватизма были К.П. Победоносцев, М.Н. Катков, Д.А. Толстой, В.П. Мещёрский.

Первый постулат уваровской триады – Православие – в своей трактовке не претерпел изменений. Православие, по-прежнему, считалось основой духовной жизни народа, опорой самодержавия. Консерваторы отстаивали систему государственной церкви в России. Православие, вера государствообразующего народа, ставилось естественно в привилегированное положение по сравнению с другими конфессиями. Хотя иноверцы не преследовались, но чтобы занять видный государственный пост, необходимо было быть русским и православным.

Суть второго постулата – самодержавия – сформулировал редактор газеты «Московские ведомости» и издатель журнала «Русский вестник» М.Н. Катков: «Есть один царский путь… В прежние века имели ввиду интересы отдельных сословий. Но это не царский путь. Трон затем возвышен, чтобы перед ним уравнивалось различие сословий… Единая власть и никакой иной власти в стране, и стомиллионный, только ей покорный народ, вот истинное царство… Да положит Господь в сердце государя нашего шествовать именно этим, воистину царским путём и иметь ввиду не прогресс или регресс, ни либеральные или реакционные цели, а единство благо своего стомиллионного народа».

По мнению К.П. Победоносцева, одного из ведущих идеологов эпохи правления Александра III«парламент есть учреждение, служащее для удовлетворения личного честолюбия, тщеславия и личных интересов представителей». Партийная борьба за власть, по мнению консерваторов, портит людей, в ней побеждают лицемеры и карьеристы. Монархия же хотя и не совершенна, но свободна от всего этого. «Страшно и подумать, что возникло бы у нас, – писал Победоносцев, – когда бы судьба послала нам роковой дар – всероссийский парламент!» Эти слова можно назвать пророческими. Если на низовом уровне, на протяжении всей истории России, успешно действовали всевозможные веча – будь то городские советы, дворянские собрания, деревенские сходки или казачьи круги, то с появлением Государственной Думы скоро началась политическая вакханалия. Став депутатами «высоких палат» многие люди быстро забывают о службе народу, ведь с трибун можно врать, а стоя в казачьем круге, это сделать очень сложно.

В понятие «народность» М.Н. Катковым был внесён новый нюанс. Народность он понимал не только как историческое соответствие самодержавия духу русского народа, но и как беззаветную преданность престолу и искреннюю любовь к царю. Отстаивая уваровскую концепцию, консерваторы стремились идейно укрепить самодержавие, определяя его как «народное». Причём подавляющее большинство простого народа полностью поддерживали данную позицию. Причём подобное взаимопонимание власти и народа приводило к определённой гармонии и неплохим экономическим и социальным показателям. Это с лихвой подтверждается цифрами, уровень благосостояния людей в те времена, при естественно более низком уровне техники и технологий, соответствует нынешнему. Безусловно, в этой политической модели были некоторые изъяны, но она позволяла нашей стране развиваться, расширяться, при этом уровень жизни простого народа неуклонно повышался.

Носителями либеральной (умеренно-либеральной, как её называли от лат. liberalis– свободный) идеологии в XIXвеке выступали, как ни странно некоторые представители высших сословий. Главными либералами на западе были буржуа – предприниматели, а главными консерваторами и реакционерами – представители старых аристократических родов. Русские же предприниматели, купцы и промышленники, в большинстве своём в середине 19 века были консерваторами, а вот либеральная мысль пустила корни среди аристократических кругов. Причём либералы той поры отличались от нынешних. Их целью не было разрушение государства российского. Либеральные идеи, волновавшие русское дворянство со второй половины XVIIIвека под влиянием французского Просвещения, на первых порах имели неопределённый характер вольнодумства, вольтерьянства, маниловщины, мечтаний о «земном рае», мессианской роли России в мировом сообществе и т.д. Яркими представителями умеренно-либерального идейного течения были: брат Александра IIвеликий князь Константин Николаевич, известные русские учёные Б.Н. Чичерин и К.Д. Кавелин, общественные деятели Дмитрий и Николай Милютины, Иван Аксаков и др.

Либералы 19 века напоминают наивных и романтичных подростков. Большинство либеральных «прожектов» были написаны в тёплых уютных поместьях и кабинетах, в совершенном отрыве от народных реалий. В принципе, и сегодняшние либералы совершено не знают, что творится вне их кружков.

На протяжении всего 19 века либеральные течения в России видоизменялись, превращаясь из лояльных власти «мечтателей» в разрозненную и крикливую оппозицию. И именно эта оппозиция и погрузила в 1917 году нашу страну в пучину хаоса, так невинные мечтания в неспокойных головах превратились в опасные для всего народа идеи.

Апогеем деятельности либерального движения в России конца XIXвека стало, создание в Саратове в сентябре 1893 года партии «Народное право». Партия боролась за политические свободы, конституцию, объединение всех оппозиционных сил во имя уничтожения самодержавия.

Своеобразие провозглашённой программы проявилось в смешении воедино чисто демократических идей и требований (представительное правление, свобода вероисповедания, признание прав национальностей, независимость суда, свобода печати, свобода сходок и обществ, неприкосновенность личности) с социалистическими идеями в духе народничества. Причём в состав этого либерального кружка входили террористы и радикальные революционеры, которых крестьяне сдавали полицейским, когда те приходили в деревни агитировать против существовавшей власти.

Ведь в партию входили участники народнического и народовольческого движения М.А. Натансон, А.В. Гедеоновский, О.В. Аптекман, Г.Ф. Зданович; публицисты и писатели П.Ф. Николаев, А.И. Багданович, Н.Ф. Аненский, В.А. Гольцев. Близки к партии были Н.К. Михайловский и В.Г. Короленко. Группы партии функционировали в Петербурге, Москве, Орле, Саратове, Нижнем Новгороде, Перми, Екатеринбурге, Уфе, Баку, Тбилиси, Ростове-на-Дону, Харькове и других городах. Была создана типография в Смоленске, где отпечатали «Манифест» партии и брошюру «Насущный вопрос».

Однако уже в апреле 1894 года партия была раскрыта вследствие провала «Группы народовольцев». В результате арестов в ряде городов были ликвидированы центры, типография и некоторые местные группы. По делу организации было привлечено 158 человек. Остатки народоправческих групп действовали до 1898 года. В начале XXвека многие народоправцы пополнили ряды эсеров, социал-демократов, энесов и кадетов.

Революционное движение в Российской империи развивалось по двум направлениям – социал-демократическому и народническому. Приверженцы обоих направлений боролись за «светлое будущее страны», хотя их идеологи по разному представляли и это будущее, и пути к нему. Причём зачастую оба крыла «социалистов» боролись друг против друга. Социализм и рабочее движение существовали раздельно. Попытку соединить их предпринял Г.В. Плеханов, создав в 1883 году первую русскую марксистскую группу «Освобождение труда», благодаря которой марксизм был перенесён на русскую почву.

Важной задачей для группы была идейная борьба с народниками, которая в полной мере отразилась в работе Плеханова «Социализм и политическая борьба» (1883). В ней он подробно проанализировал взгляды различных народнических групп и их эволюцию, назвал ошибочным характерное для народничества отрицание политической борьбы; доказывал несостоятельность и вред тактики заговорщиков и теории «захвата власти» кучкой интеллигентов.

За 20 лет своей деятельности, с 1883-го по 1903 год, члены группы написали и опубликовали более 250 работ, перевели и опубликовали на русский язык 30 произведений Карла Маркса и Фридриха Энгельса. Группа «Освобождение труда» разработала два проекта программы русских социал-демократов (первый в 1884-м и второй в 1887 году).

Во втором проекте определённо говорилось о необходимости создания самостоятельной рабочей партии, и ставился вопрос о необходимости захвата власти рабочим классом. И развёртывания террора и репрессий против иных сословий. Правда, группа «Освобождение труда» не вполне отказалась от «народнических взглядов» – в известной мере допускалась тактика индивидуального террора.

Группа не была практически связанна с рабочим движением. Но под её влиянием начали появляться социал-демократические группы и кружки России. Большинство из них действовало в Петербурге – группа Д. Благоева, назвавшая себя «Партией русских социал-демократов»; группа «Центральный рабочий комитет», или «Рабочий союз», руководимая М.И. Брусневым; кружок П.В. Точисского и др. Подобные организации возникли и в провинции – в Поволжье, Киеве, Харькове, Вильно и других местах.

Изначально членами этих «рабочих» групп и кружков были студенты, старшие гимназисты и лишь небольшой процент составляли рабочие. Т.е. руководили «левыми» вновь мечтатели и фантазёры, а не люди, доподлинно знающие проблемы и чаяния ремесленного (рабочего) сословия.

Правда, некоторые активисты пытались привлечь рабочих. Так, группа Димитра Благоева (в последующем основательница компартии Болгарии) организовала среди петербуржских рабочих 15 кружков по 10 человек, приобрела нелегальную типографию, выпустившую в 1885 году тысячным тиражом два номера газеты «Рабочий». В целом же социал-демократия существовала в отрыве от рабочего движения.

По сему видно, что в Российской империи к концу XIXвека, из трёх основных политических направлений, наиболее адекватным, приближённым к реальности и народу было консервативное. Консервативная мысль действительно опиралась на все слои населения, а в особенности на крестьян, казаков, жителей небольших городов. Это во многом объясняется тем, что теория «официальной народности», есть детище исключительно русской политико-теологической мысли. В противовес либеральной и социалистической политико-правовым философиям запада, основанным исключительно на абстрактных свободах и удовлетворении материальных потребностей, Россия противопоставляет в ней, в первую очередь, православие, как идеологическую основу государственной власти и как мировоззренческий ориентир русского народа.

Проводя аналогию с современностью, нужно отметить, что со времён правления Александра IIIу власти в России успели побывать представители всех трёх направлений. Близится время решающего выбора, который предстоит сделать уже нынешнему поколению. И будем надеяться что наш народ выберет силы трезво и ясно осознающие реальность, а не живущие в своих мечтах об каком-то эфемерном мире.

Бирлов Артём,

Роман Денисов

Координаторы Движения «Народный Собор»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.