У этих людей нет ни тени раскаяния

Интервью сопредседателя движения «Народный Собор», директора правозащитной организации «Центр народной защиты» Олега Кассина о судебном процессе над устроителями кощунственной богохульной выставки «Запретное искусство-2006»

— Олег Юрьевич! Судебный процесс по делу Самодурова и Ерофеева -устроителей богохульной выставки «Запретное искусство-2006» в музее имени Сахарова, длящийся уже несколько лет, подходит к концу.12 июля должен быть оглашен приговор. Прокурор запросил для подсудимых по три года колонии- поселения. «Народный Собор» был одним из главных заявителей, требовавшихвозбуждения этого уголовного дела. Поделитесь своими впечатлениями о ходе судебногопроцесса.

— Весной 2007 года, посетив эту выставку, я направил свое заявление с требованием привлечь ее организаторов к уголовной ответственности за разжигание межнациональной вражды и хулиганство. Меня поддержал целый ряд общественных организаций и граждан, также направивших аналогичные заявления в правоохранительные органы. В итоге -в июне 2007 г. было возбуждено уголовное дело по 282 статье УК РФ (возбуждение ненависти или вражды). 13 мая 2008 г. обвинение по этой статье было предъявлено директору центра им. Сахарова Юрию Самодурову. А чуть позже – кураторувыставки «Запретное искусство 2006» Андрею Ерофееву.

-Напомните читателям, что представлялисобойэкспонаты этой скандальной выставки и почему Вы решили сразу обратиться в прокуратуру?

— А как иначе должен реагировать на подобные мерзости нормальный человек? Представляете, заходите вына выставку, проходящую под эгидой Государственной Третьяковской галереи, хотите посмотреть шедевры современного искусства. И какие же шедевры вы там видите? А это:металлическая статуэтка – композиция из трех вертикально стоящих друг на друге букв, образующих нецензурное слово, изображения гомосексуального совокупления генерала с солдатом на фоне стоящего строя солдат, сопровождающеесяиздевательской надписью «Слава России!»По стенам развешана какая-то мазня, которую картинами-то назвать трудно, сопровождающаясянецензурными надписями, матерщиной… Это, что ли, высокое искусство, которое сейчас защищают каспаровские либералы и разные «знатоки»живописи? На мой взгляд,необходимо быловозбудитьуголовное дело еще и постатье« хулиганство», а все эти «экспонаты» изъять, как орудия преступления. Я об этомпрямо следователю говорил. Он со мной соглашался, что основания для этого есть, но, к сожалению, дело возбудил только по 282 статье — завозбуждение религиозной вражды.

Был на этой выставке представлен и целый ряд откровенно богохульных картин и изображений: например, Христос с головой Микки- Мауса и многиедругие. Об этом уже много писалось в СМИ.

-Скажите, а как себя вели сами подсудимые?

-На протяжении всего процесса они работали на западныеСМИ,пытались изобразить судебный процесс, как некое преследование за инакомыслие, уверяли всех, что инициировало их уголовное преследованиене российское общество, а Кремль, Церковь, некие таинственные силовые структуры…Банальные злостные хулиганы и богохульники хотели выглядеть этакими невинными овечками.

-А было ли с их стороны хоть какое-то раскаяние за совершенное?

-Раскаяния в них я не увидел ни в начале, ни в конце судебного процесса. На протяжении всего этого периода времениСамодуров и Ерофееввели себя нагло, я бы даже сказал, вызывающе дерзко. Виновными себя они не считают. Наоборот, даже кичились совершенным, постоянно вопрошая: «А что мы такого сделали? За что нас судят?»

При этом тот же Самодуров с гордостью рассказывал на суде, как и кудаон собственноручноставил металлическую скульптуру из трех букв, образующих нецензурное слово, с довольным важным видом описывал другие детали подготовки этого богохульства.

— Но ведь в прессе проходили сообщения, что на последнем судебном заседании один из подсудимыхизвинилсяперед теми, кого мог обидеть этой выставкой…

-Все ихизвинения выглядят примерно так… «Да, мы нагадили у вас перед дверью. Если кого-томы этим обидели-что ж, простите нас, хотя мы ине понимаем, за что нам извиняться. И впредь не обещаемне совершать чего-то подобного…» Повторяю, у этих людей нет ни тени раскаяния.

Я еще осенью прошлого года во время моего допроса в суде в качестве свидетеля предложил двум этимтипам извиниться за содеянное, так они оба бурно завозмущались:«Не надо вот этого! Мы себя виновными не считаем!» Они и сейчас уверяют, что ничего особенного не совершали. Короче -закоренелые, злостные, махровыепровокаторы. Мало того, есть серьезные основания считать, что если эти граждане останутся на свободе, то вполне способны вновь совершить нечто подобное. Я думаю, что они до последнего не верили в возможность реального наказания. Считали, так, отделаются опять штрафом и порицанием. Три года колонии-поселения, которые запросил для них прокурор, стали дляэтих личностей холодным душем.

-Скажите, а зачем, по вашему мнению, они устраивают подобные провокационные выставки? Хотят прославиться, получить, хоть и скандальную, но известность?

— Не только. Еще и прощупывают границы народного терпения. Через такихвот провокаторов от искусстваопределенные силыпытаютсязондировать общественноемнение,проводить замеры того, насколько наше общество ужеморально-нравственно разложилось и готовок дальнейшему разрушению.

-А что это за силы?

-А вы сами посудите. Одним из главных спонсоров «Сахаровского центра», где регулярно устраивались все эти провокационные выставки, были некие неправительственные фонды, находящиеся в США. А кто платит, тот, как известно, и заказывает музыку.

— Защитники Самодурова и Ерофеева часто задают вопрос: « А где же границы дозволенного в искусстве?»

-Да, этой демагогией подсудимые и их адвокаты пытались заниматься и во время судебного процесса. Границы дозволенного определеныдействующим уголовным законодательством России. Да на самом-тоделе всевозможныесамодуровы-ерофеевыэти границы прекрасно знают. Ведь никто из этой публики не пытается ёрничать, например, на тему холокоста. Знают, каковой будетмгновенная соответствующаяреакция и последствия для их карьеры. А вот когда дело касаетсяхристианских святынь, здесь для них нет ничего святого и недозволенного. Наоборот, прямопросто состязаются в том, как побольнее оскорбить и унизить христиан, при этом невозмутимо невинноулыбаются: « А что такого мы сделали?» Подобные типы чрезвычайно опасны для общества. Они социально опасны тем, чтосвоими выходками провоцируют межрелигиозную вражду. Во время суда их адвокаты все пытались выпытать у меня, почемуя — православный христианин, оскорблентакже и антимусульманскими изображениями, представленными на выставке «Запретное искусство-2006».Пришлось им подробно объяснять, что государство наше – многонациональное и многоконфессиональное. И нам не нужныволнения, подобные тем, что были в Дании из-за антимусульманских карикатур, не нужна дестабилизация нашего общества.

-Что же это за адвокаты- то такие..?

— О, среди них есть очень прелюбопытные типы. Например, адвокат Анна Ставицкая. Известна тем, что защищаетшпионов, предателей Родины, террористов. Из открытых источников информации известно, что эта дама еще послеокончания ВУЗа стажировалась в «Датском центре по правам человека». Затем стала тесно сотрудничать с «Центром содействия международной защите», взаимодействующим и получающим гранты от известного американского «Национального фонда поддержки демократии»(НЕД), созданного и финансируемого Госдепом США. И вот эта… личность во время судебного процесса, так, аж взахлеб, с упоением все пыталась меня уличить в каком-то экстремизме, фашизме. Очевидно, дамочкаподразумевала под этим мое участие в защите Верховного Совета России, расстрелянного из танков в 93-м на глазах у всего мира по приказу любимца американской демократииЕльцина. Ведь для этой либеральнойпублики русский патриотизм и фашизм – одно и то же. Ярлыки они различные клеить любят и умеют. Вообще,Ставицкая – эта бывшая барабанщица из рок-группы, в институте еще и логику, видимо, плохо изучала.Так, говоря о моем участии в 90-ые годы в, якобы, экстремисткой, фашистскойорганизации, она тут же сообщала вслух, что я еще при этомнеоднократно участвовал в выборах в Госдуму России. У нас, как известно, в политику экстремистов и фашистовне пускали – ни в 90-е, ни после. Впрочем, возможно,Ставицкая простослишком долго жила в Америке и этих российских нюансов не знала. Мне пришлось публично объяснять ей,кого сейчас большинство населения России считает либеральными фашистами…

-Какова была линия защиты подсудимых?

-Первоначально они попытаться представить ситуацию так, как будто это мы сами распространили в интернете эти гадкие антихристианские и богохульные изображения и тем самым разожгли межнациональную вражду. Но нам удалось приобщить к материалам дела документы и материалы, опровергающие это – публикации из либеральных интернет-изданий и газет с соответствующими фотографиями, рекламировавшие эту гадкую выставку. Да и многие свидетелирассказывали о том, как, например,радиостанция «Эхо Москвы» зазывала в «Сахаровский центр»людей: « Приходите на выставку — там будет клёво!»

Вообще, если вначале судебного процесса подсудимые старались вести себя чинно, важно, то уже всамом конце они простоначали откровенно хамить. примечательно, чтодаже те, кто пришел их поддержать, увидевтакое и вникнув в суть процесса, просто опускали головы от стыда за тех, кого намеревались защищать. Так, распоясавшиеся подсудимыепостоянно обзывали всех заявителейи, в первую очередь, «Народный Собор» фашистами, православными мракобесами, маргиналами. Под конец эти балаганщики, сорвавшись на истерику, договорились даже до того, что стали меня идругих инициаторов возбуждения против них уголовного дела называть уголовниками, сидевшими в тюрьме — т.е. откровенно лгать и клеветать, превращая суд в настоящий балаган.

Представить насмалообразованными маргиналами, ничего не разбирающимися в современном искусстве людьми– это былаеще одна линиязащиты. Помогали им вовсю в этоми либеральные СМИ. Одна газетенка даже написала, что у меня и высшего-то образования нет, оказывается. Хотя достаточно зайти в интернет и убедиться в обратном. Более двадцати лет назад я окончил судебно-прокурорский факультет одного из лучших ВУЗов СССР. Моими преподавателями былимногие светиласоветской юриспруденции.

В одно из последних заседаний подсудимые пригласили в качестве эксперта вообщекакого-тоодиозногореликта. Представившись специалистом в области психиатрии, он заявил, что все православные заявители и лица, обвиняющие Самодурова и Ерофеева – более 500 человек, – его потенциальныеклиенты. Затем, покосившись на побагровевшего прокурора, спохватился и добавил, что еще есть те, кто индуцирован психически через своих пастырей и соответствующим образом тенденциозно заряжен инастроен. И где толькотакого чудика раскопали?

И подсудимые, и их адвокаты каждому свидетелю задавали огромное количество всевозможных вопросов, стараясь сбить их с толку, запутать в показаниях. Использовали вопросы, содержащие логические ловушки. То есть, как бы ты не ответил на первый вопрос, на следующих попадаешь в такуюловушку и даешь нужный защите ответ. Допрашивая меня, они вообще пыталисьутверждать, что я на выставке не был, и все мои показания ложные.Но успеха в этом не добились. Я уже в конце после нескольких часов допроса не выдержал и сказал Самодурову, что он изворачивается иведет себя подобно развратнику- маньяку, который зашел в детский сад, снял там перед детишкамиштаны, оголили продемонстрировал свое хозяйство, а когда его поймали, не отрицая содеянного, сталспорить, насколько при этом штаны-то свои приспускал – на 60 или на 70 см.Как будто именно эта детальи важна.

— Сейчас, в ожидании приговора, подсудимые и их защитники пишут письма в ООН, обращаются к Президенту России с просьбой вмешаться и остановить процесс…

— Вначале Самодуров и Ерофеев вели себя, подобноОстапу Бендеру,когда того с Кисой Воробьяниновым выносилина берег с теплохода, после продемонстрированной картины сеятеля: «Да, я так вижу! Давайте дискутировать!»Сейчас, поняв, что шутки закончились, и предстоит отвечать по закону, они проявляют невиданную активность. Но никто из серьезных людей их защищать не собирается. Выставку осудила не только Русская Православная Церковь, но и российские мусульмане, и еврейские организации, которые тоже посчитали ее провокационной. Даже многиекрупные либеральные правозащитники, разобравшись в сути происходящего, предпочли не вмешиваться и заявили о своем несогласии с устроителями «Запретного искусства-2006».

— Самодуров и Ерофеев недавно написали даже письмоПатриарху Московскому и всея Руси Кириллу…

— Да, подискутировать и с ним хотят, видно. Одного суда им мало…Нет, ну это ж какую надо иметь наглость- писать письма человеку, в отношении которого онивыкинули такую гадость? Кто забыл – напомню. В центре современного искусства «Винзавод» пару лет назад группа либераловустроила пресс-конференцию в защиту Самодурова и Ерофеева. Я с товарищами тоже пришел туда посмотреть на происходящее. И что же мы увидели? Вся эта кампания: Самодуров, Ерофеев, священник-расстрига Глеб Якунин, Сергей Ковалев, Лев Пономарев и другие подобные личности преспокойно сиделина протяжении нескольких часов идавали при этоминтервью на фоне фотографий различных общественных деятелей и представителей РПЦ, под которымибыли сделаны оскорбительные, нецензурные надписи. Была там фотография и нынешнего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла ( он тогда еще был Митрополитом Смоленским и Калинградским). Мы направляли поданному поводу заявление в прокуратуру. Никто из участников этого«винзаводского шоу» тогда не извинилсяза произошедшее. И вот сейчас этанаглая публика жалуется Патриарху!

— Сейчас высказываются разные мнения — в том числе – представителей Русской православной Церкви. Есть среди них и те, кто предлагает не наказывать строго Ерофеева и Самодурова, ограничиться, например,лишь штрафом.

— Да, да… И еще пальчиком погрозить…А если серьезно – то это, как правило, люди, плохо информированные ореальном положении дел вокруг данной выставки. Это гражданский процесс. Отвечать подсудимые должны по гражданским законам. Святые отцы учили, как поступать с раскаявшимисягрешниками. Здесь важно учитывать, когда они раскаялись — до совершения преступления(передумалии не совершили его), либо после. Если после — то по-христиански их, конечно, можно простить, но это неотменяет для них ответственности по светским, мирским законам за содеянное зло. А в данном конкретном случае, как я уже говорил, и никакого раскаяния-то нет. Раз эти люди пошли до конца, решили проверить нашу правоохранительную систему на прочность –пустьотвечаютпо всей строгости закона, без всякого тамжалобного блеяния и взывания кправославном гуманизму. Назвались груздем – полезайте в кузов! К тому же, уСамодурова уже есть одна судимость за организацию подобного богохульства. Он не угомонился. Соответственно, повторное наказание должно быть более строгое. Здесь – как с больным заразным человеком. Чтобы он не распространял инфекцию и не заражал других — требуется его изоляция от общества и лечение. Ерофеев, кстати,тоже не раз был замешан в разных скандальных выставках. Колония- поселениедля них — это еще довольно гуманная мера. Фактически — это всего лишь ссылка. Если они твердо встанут на путь исправления, то смогут рассчитывать надосрочноеосвобождение. А ведь еще лет 20 назад они за демонстрациюхулиганских« шедевров», вроде статуэтки из трех букв, вообще, запросто лет на шесть отправились бы на зону.

— Скажите, а действующегозаконодательства достаточно, чтобыэффективно пресекать участившиеся разнообразные случаигрубого нарушения общественного порядка?

-На мой взгляд, сейчас требуется серьезное ужесточение уголовного законодательства за преступления, связанные с нарушением общественной нравственности и морали. А то различные провокаторы от «искусства» в последнее времясовсем обнаглели – во время концертов снимают штаны и демонстрируют залу свой голый зад, устраивают публичные «пефомансы» с демонстрацией нецензурных надписей,прилюдно совокупляютсяпрямо на сценах театров, а наше правосудие в большинстве случаевна подобное смотрит сквозь пальцы. Дошло до того, чтоматерщина без всяких купюр постоянно проскальзываетна российских теле и киноэкранах.

Я недавно после очередного подобногослучаянаправилруководству одного из центральных телеканалов письмо( общественное предостережение со ссылкой на закон)о недопустимости демонстрации без купюр фильмов, содержащих ненормативную лексику. Вроде подействовало. Больше такого не допускают.

Или вот вышло недавно продолжение известного фильма Никиты Михалкова -«Утомленные солнцем-2». Не вдаваясь в дискуссию о его художественном достоинстве, скажу лишь одно – там ведь тоже матерщина откровенная имеется. И это что, тоже пойдет нацентральном ТВ без купюр? Впрочем, стоит ли удивляться подобному? Ведьдо недавнего времени Министерство культуры Россиилегально выдавало прокатные удостоверения на фильмы с ненормативной лексикой, и только в результате мощного общественного воздействия удалось прекратить это безобразие. Не удивительно и то, что нынешний министркультуры Авдеев, в ведомстве которого все это происходило, так рьяно сейчас пытается защищать Самодурова и Ерофеева и считает, чтонаказание для них за богохульство и нецензурщину должно быть достаточно мягким…

Раньшенаши классикикиноискусства снимали великолепные фильмы про войну, которые миллионы зрителейне только у нас, но и за рубежом смотрели с удовольствием. Фильмы жесткие, реалистичные, но без всякого мата и пошлости. Мы десятилетиямизадавали некий стандарт, были эталоном, законодателями в этой области. А сейчас что? Слепо копируем низкопробные стандартные голливудские шаблоны?

В том же «Утомленные солнцем-2»у Михалкова есть одна такая«натуральная» сцена (злые языки говорят, что, по-видимому,навеяна она однимзарубежным фильмом) — умирающий после боя, тяжелораненый окровавленный молодой советский воинпросит девушку показать емуеё груди. Он эти женские груди никогда, мол, не видел. Та сжалилась, и солдат умер счастливым. Но если уж Михалкову такхочется показать натурализм, то врезал бы себе хорошенькодля эксперимента веслом по собственной ноге и проверил,может ли возникнуть у него самого после этого какой-нибудь эротический интерес или нет…

— Вернемся ксуду. Марат Гельман недавно заявил, что повторит выставку «Запретное искусство 2006» у себя на «Винзаводе, если приговор для ее устроителей будет обвинительный…

-Ну, это просто шантаж какой-то. Мы немедленно побываемна такой выставке и направим соответствующее заявление в правоохранительные органы. На этом центре «Винзавод»во время выставки «Яблоки падают одновременно в разных садах» на огромных телеэкранах демонстрировалась порнография. По этому возмутительному факту Народный Собор» обращался в прокуратуру.Был отказ в возбуждении уголовного дела, затем его отмена и новый отказ. Сейчас мы подготовили новое обращение, так как считаем, что в данном случае имеет место факт банального сокрытия преступления со стороны сотрудников правоохранительных органов. Выходка Гельмана, если она состоится на «Винзаводе»,будет способствовать тому, что это гнездо разврата будет, наконец, хорошенько протрясено правоохранителямии, возможно, полностьюзакрыто.

Вообще, печально, что такую скандальную личность, как Марат Гельман, недавно«Единая Россия» назначила курировать культурные проекты в регионах. Представляете, какую он культурународу понесет, защитник матюгов и богохульства? Его назначение — серьезная ошибка единороссов, которуюим стоит срочно исправить.

— Накануне окончания судебного процесса по делу Ерофеева и Самодурова в притворе храма святойТатианы при Московском государственном университете была организованавыставка «Двоесловие/Диалог». Каквы восприняли эту выставку?

— Как удар в спину тем православным гражданам, которые встали на защиту Матери-Церкви, добиваясь привлечения богохульников из «Сахаровского центра» к ответственности.Что бы там официально не говорили устроители этойсомнительной выставки, но у нас быласвоя информация из противоположного лагеря. Защитники Самодурова-Ерофееваочень рассчитывали на это мероприятие, как на последний аргумент для суда в свою пользу. Вот, дескать, нормальные православныеидут с нимина диалог, а какие-то маргиналы инициируют уголовное преследование «гениев». Им очень важно было, чтобы именно «Народный Собор» первым поднял шум по этому поводу. Тогда вся либеральнаясвора бросилась бы на нас с новой силой, обвиняя в некомпетентности, отсутствии культуры, малограмотности, маргинализме и т.д. Но этот вариант у них не прошел.Нашидрузья провели переговоры со многими авторитетными деятелями культуры, известными православными священнослужителями, которые дали свою негативную оценку этому сомнительному мероприятию. И здесь особо хочется поблагодарить коллектив «Русской народной линии», сработавшей четко и оперативно, проводивший опросы и регулярно публиковавшей мнения многих известных священников и представителей культуры, в том числе- и входящих в «Народный Собор». Именно благодаря, в первую очередь, «Русской народной линии» провокационная затеясвыставкой «Двоесловие/Диалог» провалилась, и либералы не смогли выжать из нее необходимогоэффекта.

От себя скажу по этому вопросу следующее. Я был на выставке «Двоесловие/Диалог». Странное, смешанное чувство осталось после ее посещения. Явного криминала, как это в случае с «Запретным искусством -2006» там, конечно, не было. Пройди такая выставка где-нибудь на «Винзаводе» — никто быеё и не заметил. Но здесь -случай особый. Выставка была открыта в храме, фактически, внутри его. Первое, что я увидел, поднявшись по ступеням внутрьхрамана второй этаж – это довольно сомнительная композиция – макет православного храма стоящийна куче яблок. Причем, яблоки были настоящие.Каждый может истолковать этопо-своему. Например, как запретный плод…К тому же, здесь же, в полутора метрахстояла коробка, полная гнилых яблок, вынутых из — подяблочного фундамента макета храма. Этот запах гнилираспространялсяповсей выставке. Получается, что Церковь стоит на непрочном, подгнивающемосновании, что ли? Далее – рогожа с надписью «Спасайся, кто может!»собъяснениями автора о ее смысле. Но, вывешенная в храме, эта надпись, когда на нее смотришь издалека, не видя мизерной пояснительной бирки где-то на полу, тоже приобретает двоякий смысл – «Спасайся, кто может»- другими словами — «Разбегайся!», «Шухер!».Заходит человек православный в храм, а там такое висит! Зачем верующих смущать-то? Да и «Черная Троица» и другие подобные экспонаты… По моему глубокому убеждению,таковымне место в храме. Так ведь можно дойти и до дискотек в храмах во время службы ( что уже давно есть на западе). В общем, не надо превращать наши храмы в шапито. Считаю организацию данной выставки в храме – как минимум, серьезной ошибкой и просчетом.

— Что бы Вы посоветовали тем художникам — защитникам Самодурова и Ерофеева, кто считает, что в результате возможного обвинительного приговора их правабудут нарушены и свобода творчествасущественно ограничится?

— А что значит «их праваущемлены»?У нас в статье 17 пункте 3 КонституцииРоссии записано, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. В данном случае – православного и, вообще,духовно-нравственного большинства. Если это кому-то не нравится — может уехать куда-нибудь на запад, туда, где законы более либеральные. А здесь у нас общество довольно консервативное, и егодуховно-нравственные ценности, традиции охраняются действующим уголовным законодательством.

В заключение хочу сказать, что в результате пресечения в последнее время целого ряда провокаций, подобных выставке в «Сахаровском центре»,количество подобных гадостей по стране значительно сократилась. И, что особенно важно, — общество стало более активно реагировать на проявления разного рода безнравственности, прекратило покорно и безропотно сносить издевательства и плевки со стороны богохульников и хулиганов, мирясь с развращением, разрушением и разложением нравственности и морали. То есть,иммунная система общественного организма понемногу вновь начинает функционировать. А этозначит, что постепенно начинаетсяпроцесс нравственного выздоровления российского общества.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.