Нам подсовывают новых «святых», сделанных из старых злодеев

1 февраля исполнилось 80 лет со дня рождения первого президента России Бориса Ельцина.

1 февраля исполнилось 80 лет со дня рождения первого президента России Бориса Ельцина. Праздничные торжества прошли на родине юбиляра – в городе Екатеринбурге, где в присутствии нынешнего главы российского государства Дмитрия Медведева был открыт монумент, посвященный памяти покойного. Знаменательная дата сопровождалась широкой кампанией по телевидению и многочисленными передачами, освещавшими деятельность Ельцина в комплиментарном духе.

Правда, по данным телеметрии, рейтинги у этих передач были крайне невысоки. Народ, завидев безутешных ельцинских родственников, спешил переключиться на футбол. Ельцин получил от народа России еще один вотум недоверия, на этот раз посмертный.

В России бытует странный афоризм: «О мертвых – либо хорошо, либо ничего». Формально он означает, что покойников следует либо хвалить, либо молчать о них. Но российская либеральная тусовка придала замшелому крылатому выражению новый смысл. Он такой: «О негодяях – либо хорошо, либо ничего». Ибо либералы обычно никогда не смущаются бездоказательной бранью в адрес противников своего политического лагеря, пусть даже и мертвых. Но как только речь заходит о Ельцине или Гайдаре, тут двух слов не скажи. Тебе обязательно напомнят, что подобные персоны подлежат только хвалебной оценке. В рамках подобной логики мы должны хвалить Гитлера.

Впрочем, сами же либералы совершенно спокойно годами поливают грязью память Иосифа Сталина. Который, спору нет, был очень жестоким правителем, но ведь уже много лет он – покойник и не менее мертв, чем Ельцин.

Мы вправе и должны давать оценки историческим личностям. А Ельцин, хотим мы того или нет, оставил в истории нашей страны след. И утверждения, что мы должны лгать и облагораживать его личность только потому, что он – покойник, глубоко безнравственны. Будущие поколения никогда не извлекут уроков из истории, если история будет состоять из тотальной лжи.

Борис Ельцин стал символом целой эпохи упадка и разорения Российского государства, постепенной, но неуклонной утраты Россией влияния в мире и на постсоветском пространстве. Последствия ельцинского политического и экономического курса мы пожинаем и сегодня.

Почему? Потому что Ельцин – это президент реванша. Однако не реванша демократии и сил прогресса, как хотели бы сегодня сказать многие.

Вспомним историю. Ленин создал Советский Союз как окраинную третьесортную деспотию, экономически слаборазвитую, зависимую от Запада. Речь о том, чтобы СССР мог претендовать на лидерство в Европе, даже не шла. Полностью изолированная от развитых европейских стран «санитарным кордоном», Страна Советов была окраинным курьезом вроде современных Ирана или КНДР, куда туристы ездили за «впечатлениями» о том, как не надо жить, и чтобы посмеяться над дикарями.

Сталину, путем неисчислимых жертв, удалось индустриализовать Россию и добиться победы во Второй мировой войне, в результате которой наша страна вернулась в «концерт великих держав». Именно поэтому Сталин всегда был и будет объектом ненависти на Западе как человек, который осмелился на равных заговорить с Европой. Впрочем, полностью реставрировать Российскую империю Сталину не удалось. СССР занял ее место в мировом геополитическом раскладе, но при этом не сменил свою странную, неэффективную экономику, которая стала позднее основной причиной краха.

При чем здесь Ельцин, спросите вы? Вместе с Ельциным во власть вернулись силы, которые были отстранены от нее Иосифом Сталиным в результате репрессий 1937-38 гг. Многочисленные потомки большевистских комиссаров никогда и ничего не имели против основателя советского государства Владимира Ленина: ведь он дал неограниченную власть и сверхпривилегии их предкам. Они хотели лишь избавления от Сталина и сталинского наследия. И здесь интересы потомков старых большевиков и Запада совпали. И те, и другие ненавидели Сталина за то, что при нем СССР (под маской которого все видели ненавистную Россию) снова стал великой державой. Им хотелось бы, чтобы Россия стала такой, какой она была при Ленине, – слабой, отсталой, окраинной, ни к чему не способной диктатурой, которую к тому же можно было бы безнаказанно эксплуатировать. И их мечта сбылась.

Ельцин возглавил силы антисталинского реванша, но возглавил строго в рамках советского проекта. Неслучайно при нем на своих местах остались как Мавзолей Ленина с похороненным в нем вождем, так и пятиконечные звезды на кремлевских башнях.

Все до одной бывшие республики СССР создали национальные государства – украинцев, латышей, узбеков, азербайджанцев и т. д. Но Россия, по сути дела, осталась советской республикой. В ее рамках по-прежнему проводилась ленинская национальная политика по преуменьшению роли русского народа и возвеличиванию многочисленных меньшинств, которые официально получили из рук Ельцина собственные государства. Именно такой статус имеют национальные республики в составе России согласно Конституции.

При этом произошла качественная подмена. Советская Россия (РСФСР) была создана по сталинскому плану автономизации. Это означало, что русские края и области – часть единого унитарного государства, которое понималось как русское, а прочие меньшинства имеют право на автономию в его рамках. Это – законная схема, в ней теоретически были учтены интересы большинства, но при этом не были забыты и другие народы.

Однако при Ельцине Россия из унитарного государства стала федеративным. Это означало, что она состоит теперь из национальных государств-республик и населенных русскими безнациональных краев и областей. Получилось, что в составе России есть национальные субъекты Федерации и есть «общие», не принадлежащие никакой национальности.

Так Россия, даже теоретически, перестала быть национальным государством русских. Но это можно было бы исправить, если бы в России была демократия. Русские составляют примерно 80% населения России. Постепенно, путем выборов, к власти пришли бы силы, которые отстаивали бы интересы русского народа.

Но Ельцин разрушил демократию. Можно сколько угодно говорить о том, что расстрел парламента из танков в 1993 году – образец демократии и прав человека. Увы, это был классический для стран третьего мира военный переворот. Разногласия между президентом и Съездом народных депутатов привели к силовому роспуску последнего и дикой, невозможной в цивилизованном мире операции правительственных войск против Белого Дома на Краснопресненской набережной, расстрел которого из танковых орудий прямой наводкой показали все мировые СМИ.

Результатом этих событий стала авторитарная Конституция 1993 года, сосредоточившая в руках президента и его окружения невероятные полномочия. Фактически в России было упразднено разделение властей. Согласно воззрениям российских специалистов по конституционному праву, президентская власть в нашей стране стоит над законодательной, судебной и исполнительной властями. Иначе говоря, в России существует своеобразная выборная монархия.

Используя механизм по сути диктаторской власти, Ельцин и его окружение провели распределение собственности в пользу себя и своих сторонников. Акция, опять-таки, вполне в духе стран третьего мира, где зарвавшиеся диктаторы раздают жирные куски собственности членам своих «семей», т. е. приближенных к трону кланов. Результатом был невиданный в мирное время экономический кризис.

Та Россия, которая была создана в результате ельцинского правления, оказалась слабой, авторитарной страной третьего мира. Иначе говоря, вернулась ко временам Ленина. Запад уже при Ельцине принял решение резко расширить на Восток зону ответственности НАТО, в результате наша страна оказалась перед угрозой повторения изоляции с помощью «санитарного кордона». И не надо строить иллюзий: в течение 8-летнего правления Владимира Путина удалось лишь частично исправить негативные последствия ельцинского правления. Экономика России по-прежнему сырьевая, режим по-прежнему авторитарный и просвета нет.

Более того, те силы, которые стояли за Ельциным, пытаются навязать обществу официальную ностальгию по покойному. Дескать, были времена! И это совсем не безобидно. Ибо даже те немногие позиции в мире, которые России удалось вернуть себе в период правления Путина, то нестойкое влияние на постсоветском пространстве, которого удалось добиться в годы лидерства Владимира Владимировича, уже вызывают ненависть. По той же схеме, что и в случае со Сталиным. Хотя Путин, конечно же, никак не может быть назван тираном сталинского образца. Он – очень мягкий и либеральный в лучшем смысле этого слова правитель.

Вспомним, что перестройка началась с официального прославления и реабилитации врагов народа, таких, как виновные в гибели миллионов людей Троцкий и Бухарин. Результатами этого были крах государства, впадение народа в нищету и бесправие и геополитический проигрыш по всем фронтам. Сегодня в общественном сознании пытаются реабилитировать Ельцина. Конечно, в отличие от Троцкого или Бухарина, он не был убит, закончив свои дни на комфортабельной вилле. Но в сознании народа он остается правителем эпохи развала государства.

Ужас современной ситуации состоит в том, что под теми же лозунгами, что и 20 лет назад, нашему народу пытаются навязать новую перестройку, цель которой – окончательно загнать русских в стойло государства третьего разряда с третьесортной экономикой, всецело зависящего от Запада.

Именно поэтому реабилитация Ельцина, провозглашение его своего рода «святым», «добрым дедушкой» крайне опасна для всех нас. Это – не шутки. И совсем не случайно одновременно с реабилитацией Ельцина либералы пытаются проводить «десталинизацию», а вместе с ней уничтожить науку и образование путем очередных «реформ». Все это – звенья одной цепи.

Поэтому когда нам подсовывают новых «святых», сделанных из старых злодеев, надо четко понимать, что добром это не кончится. И сопротивляться. Хотя бы переключить телевизор, как сделали предусмотрительные телезрители, которые НЕ стали смотреть программы, восхваляющие Ельцина.

Источник: КМ.Ру

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.