Нанесёт ли Каддафи ответный удар?

Запад готов развязать против Ливии «войну без объявления войны», очевидно полагая, что это, как обычно, сойдёт ему с рук.

Не успели принять соответствующую резолюцию Совета Безопасности ООН, как Франция объявила о своём намерении нанести удар по военным объектам в Ливии. Причём, сразу несколько европейских стран выразили горячее желание ей в этом помочь. Судя по громким воинственным заявлениям бомбометателей, предстоящее нападение по какой-то удивительной закономерности опять совпадёт с началом иудейского праздника Пурим.

Впрочем, согласно другой сложившейся традиции, войны никто никому опять объявлять не станет – ведь «объявить войну» значит изначально стать агрессором. Запад же у нас официально «белый и пушистый», и действует исключительно во имя «мира во всём мире». Поэтому для обозначения того, что во все времена именовалось «войной» и «агрессиией», придумал более благозвучные термины – «гуманитарная интервенция», «борьба с тиранией», «превентивный удар по диктаторскому режиму, обладающему (а может, и не обладающему…) химическим оружием» и т.д. При монополии соответствующих кругов на основные мировые СМИ придать благостный вид всему остальному, как правило, не составляет труда. НАТОвские вояки будут объявлены «освободителями от тирании, принесшими свободу», а все жертвы и страдания народа — поставлены в вину свергнутому «диктатору», который имел наглость сопротивляться.

На сей раз в роли голливудского злодея – ливийский полковник Муаммар Каддафи, который вот-вот подавит мятеж, так умело и со знанием дела организованный в Ливии всё тем же Западом. Свои бомбы полковник, конечно же, заслужил. Именно в Ливии триумфальная череда «народных революций», сотрясавших Северную Африку и уже перекинувшаяся в Аравию, вдруг застопорилась. И это при том, что тосты за состоявшееся свержение Каддафи уже были подняты, нефтяные поля Ливии – поделены, а кое-кто даже успел признать (без каких-либо «демократических выборов»!) рвущихся к Триполи мятежников «законной властью». И вдруг – случилось нечто непредвиденное: упрямый ливиец сдаваться не пожелал, ареста своих счетов в Швейцарии не испугался (дикарь, да и только!), и начал воевать против мятежников всей государственной мощью и по всем правилам.

Тут вдруг выяснилось, что воевать «победители» совершенно не умеют – их наспех сколоченные воинства, вооруженные неизвестно откуда взявшимся современным натовским оружием, после первых авиационных ударов покатились назад. Каддафи заявил, что через двое-трое суток возьмёт последние оплоты мятежников и восстановит порядок. Само-собой, подобного фиаско в отдельно взятой Ливии Запад себе позволить не мог: а вдруг и другие «диктаторы», вместо того, чтобы при аресте их зарубежных счетов тут же сдаваться, примутся делать то, что является обязанностью любой законной власти – подавлять мятежи. Необходимо было срочно вмешаться, пока танки Каддафи не сбросили в море последние остатки «революционеров». И Запад «вмешался»…

В связи с этим вспомнилась многострадальная, разорванная «по живому» Югославия. Там тоже войны никто не объявлял. Не объявляли её и в Афганистане. И в Ираке тоже. Их просто начали вдруг расстреливать с безопасного расстояния, называя всё это убийство красивыми и правильными словами.

И в связи с этим возникает вопрос: «Что, если загнанный в угол Каддафи сделает, наконец, шаг, на который не решились ни сербы, ни афганцы, ни иракцы?» А именно: как только первые французские бомбы и ракеты упадут на Ливию, тут же официально объявит войну Франции и всем странам — её соучастникам в агрессии.

Кто-то усмехнётся: «Подумаешь, испугал! Какая-то Ливия объявила войну ядерной Франции! Смешно…» Нет, совсем не смешно![B] Потому что юридическое объявление состояния войны развязывает руки воюющей стороне для ЛЮБЫХ действий на территории противника[/B].

Разумеется, устаревшая ПВО Ливии недолго выстоит против падающих с запредельных высот бомб и ракет. Да и в случае высадки серьёзного НАТОвского десанта ливийцам придётся нелегко. Но ведь в то же самое время во Франции, Италии и Англии полно арабских эмигрантов, которые вполне могут прибегнуть к самым радикальным действиям, перенеся войну на территорию противника.

Тогда возомнивший себя Наполеоном Саркози и предоставивший ему аэродромы Берлускони вместе со своими английскими коллегами станут передвигаться короткими перебежками, опасаясь снайперов…

Да, в мирное время всё перечисленное попадает под определение «терроризм» и соответственно воспринимается европейским общественным мнением. Но в случае войны – всё это не что иное, как диверсионные методы борьбы с заведомо более сильным противником на его территории. То есть, вещь вполне законная и, с точки зрения национальных интересов, совершенно оправданная: врагу, и в том числе – его промышленным объектам и населению — на войне наносится максимально возможный ущерб. Потому что единственный способ уцелеть в войне при такой разнице «весовых категорий» воюющих сторон – это нанести противнику, которого не можешь победить, заведомо неприемлемый ему ущерб, который никакая победа не окупит в глазах его собственного населения.

В своё время ни Милошевич, ни Хуссейн, подвергшиеся такой же необъявленной агрессии, так и не решились на этот последний шаг. И именно поэтому оба они были убиты (хотя гарантии, несомненно имел и тот, и другой), а страны их захвачены агрессором. Как знать, возможно, у Каддафи, которого всё равно живым не выпустят, хватит решимости сделать этот последний шаг. Просчитывают ли такой вариант привыкшие к безнаказанным бомбардировкам НАТОвцы?

Алексей Тихонов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.