Вече: Минюст будет платить доносчикам на взяточников

Комментируют А. Бирлов, В. Гуров, А. Елизаров.

Текст новости:
Минюст России предлагает поощрять рублем стремление законопослушных граждан сообщать о фактах взяточничества. Борцы с коррупцией смогут рассчитывать на свой процент, когда сданным ими мздоимцам вынесут приговор. По мнению экспертов, идея Минюста интересная, но сложно реализуемая в сегодняшних условиях, пишет "РБК daily".

Идея премировать граждан за сотрудничество с силовиками прописана в новой антикоррупционной концепции по взаимодействию органов госвласти и институтов гражданского общества. Документ, разработанный специальной рабочей группой под патронажем Минюста, в ближайшие дни направят в Совет при президенте РФ по противодействию коррупции.

Концепцией предлагается "законодательное закрепление и поощрение активности граждан и организаций, помогающих выявлять и пресекать коррупционные правонарушения, в том числе путем решения вопроса о выплате им в качестве вознаграждения определенного процента от суммы, возвращенной в бюджет". Правда, для получения премии за сотрудничество с силовиками понадобится дождаться вердикта суда. Аналогичным образом предлагается бороться и с теми, кто дает взятку.

Оплата по факту самих сообщений, даже подтвердившихся, до приговора суда не предусмотрена, пояснил изданию источник в Минюсте. Какой точно процент сможет получить сообщивший о взятке, тоже пока не известно. В США информаторы, сообщившие о коррупции, получают вознаграждение в размере от 10% до 30% присужденного штрафа.

Согласно недавним поправкам в УК, коррупционеров чаще станут наказывать рублем, нежели сажать. Если инициатива Минюста получит одобрение, свой процент информаторы будут получать именно от этих сумм – назначенных судом штрафов.

"Сама идея не нова и уже с успехом работает в США и ряде европейских государств, – прокомментировал председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов. – Но там предусмотрена уголовная ответственность для юридических лиц, из этих денег впоследствии и берутся средства доносителям. Поэтому совершенно непонятно, как этот механизм будет реализован у нас".

Между тем эксперты обращают внимание еще на один аспект: подозреваемые и обвиняемые согласно нынешнему УПК имеют право узнать, по чьему заявлению они привлечены к уголовной ответственности.

Комментарии:
Бирлов Артём Сергеевич, руководитель Социологической службы Московского регионального отделения Движения «Народный Собор»:
Борьба со взятками дело благое. Но методы могут быть разными. Нам предлагают "стучать". Я считаю, что это не самый лучший метод. Наша страна уже проходила подобный период. Страдали как виноватые, так и безвинные люди. Размах корысти, лжи и шантажа тогда поднялся на небывалую высоту. До сих пор мы пожинаем плоды того периода. Неужели мы хотим влить в наше общество ещё одну порцию порока? Думаю, что нет.

Бороться со взятками нужно, но, я считаю, что не путём слежения и наушничества, а наоборот, путём повышения морали в нашем обществе.

Гуров Владимир Иванович, заведующий кафедрой экономики факультета социальных наук ПСТГУ, кандидат экономических наук:
Во-первых, мне вспомнился рассказ "Страж-птица" американского фантаста, если не ошибаюсь, Роберта Шэкли. По сюжету, разгул преступности решили остановить с помощью кибернетических летательных аппаратов, способных на большом расстоянии улавливать импульсы, генерируемые мозгом собирающегося совершить преступление, и парализовывать потенциального преступника мощным электроразрядом. Так сказать, насилие, предупреждающее насилие. Одна беда: в программу "птичек" не были заложены критерии определения насилия вообще и необходимости и достаточности превентивного насилия, в частности. В результате "птички" стали глушить всех подряд, будь то мясник на бойне, подступающий к корове, или паук, подбирающийся к попавшейся мухе. А как же? Преступление! "Клин клином вышибают," – решили изобретатели-правоведы-каратели и заполонили воздушное пространство более совершенными во всех отношениях "страж-птицами-2", которые охотились на первых. А ошибку в программе допустили ту же. Предложение Минюста из этого ряда. Убить, чтобы не свершилось убийство, предложить "легитимную" взятку со стороны государства, чтобы не брали взяток "в неконтролируемом индивидуальном порядке".

Во-вторых, для того, чтобы предлагаемая модель была эффективной, исходя из того, что взяточникам в России нынче несть числа, соответствующим должно быть количество как "стучащих", так и анализирующих "стук", и приводящих последующую "нравственную санацию" населения. Последние три группы "стукмейкеров" должны быть ещё и юридически грамотными и, что самое главное, безупречно нравственными. В противном случае "в воздухе" постоянно будет "висеть" вопрос: "А судьи кто?" Но, если вышеназванные условия будут соблюдены, взаимосубъекты взяточничества, следовательно, фигуранты "стукачества", попросту исчезнут.

В-третьих, модель предполагает разгул мстительности, интриганства, шантажа и запугивания, завистничества, мизантропии, взаимоподозрительности, возможности ликвидации конкурентов (в том числе, и честных) и т.д. и т.п.

В-четвертых, реализация программы потребует немалых средств. При этом ничего нового, кроме сомнительного вышеописанного "нравственного климата", создаваться не будет; в лучшем случае будут перераспределяться (как?) конфискованные "взяточные" деньги, борзые щенки и т.д.

В-пятых, хочу напомнить старую, как мир, истину: бороться надо не с больным, а болезнью, не с грешником, а с грехом, не с субъектами взяточничества, а с унизительными нищетой и бесправием, с одной стороны, и с гордыней и сребролюбием, – с другой.

Елизаров Алексей Евгеньевич, социолог, политолог:
Идея оплаты за информирование гражданами правоохранительных органов работает в одних условиях и не работает в других.

Попробуем разобраться.

Когда мы воссоздаем ситуацию «гражданин предупреждает правоохранительные органы о незаконных действиях другого гражданина» то самое главное в оценке данной ситуации следует понять – государство вызывает у законопослушных граждан чувство уважения, доверия или негатива, страха?

Если гражданин, информирующий правоохранительные органы о преступлении, уверен в том, что государство «на его стороне», что судебная система его государства справедлива и независима, что полиция на деле защитит его и его близких, тогда у него есть уверенность в том, что он делает правильное дело, что он вместе с государством и его институтами борется с преступностью.

Однако если гражданин воспринимает государство и его институты как нечто враждебное ему, стоящее над ними и неподвластное ему… Если он уверен что «мой голос ничего не значит» и что «все решили без меня»… В этом случае сотрудничество с государством и его институтами воспринимается как нечто аморальное и достойное общественного осуждения.

Отсюда «сексоты», «стукачи», «доносчику первый кнут» и т.п. Достаточно вспомнить наше недалекое прошлое с его «граждане воруют, государство богатеет». Появляется солидарность граждан против угнетающего их государства.

К сожалению, под «зонтик» общественной солидарности попадают и настоящие преступники, пользующиеся противоречием между гражданами и государством.

Это как на дороге – солидарность водителей против несправедливого ГАИ, хотя по идее ГАИ должно создавать для водителей комфортную и безопасную обстановку на дороге. Увы, как мы знаем, в реальности ГАИ превратилось в коррумпированную организацию, работающую на себя…

И если за информацию государство готово заплатить деньги, то в условиях негативного отношения граждан к государству на контакт с правоохранительными органами пойдут люди желающие таким путем решить свои проблемы, коммерсанты с целью «выбить» конкурента и т.п.

В настоящее время современное Российское государство не вызывает доверия у своих граждан. Его правоохранительные органы – суды, полиция, прокуратура… не пользуются ни доверием, ни уважением населения, и информация о «евсюковых» и крышующих игровой бизнес подмосковных прокурорах только укрепляет рядового россиянина в своем мнении. Поэтому предложение Минюста не будет работать в современной России с ее реалиями.

Виноградов Борис Алексеевич, член Центрального Совета Движения «Народный Собор», доктор технических наук, депутат Госдумы 4-ого созыва:

Не помню источник, но приведу чьи-то слова: "Процветало казнокрадство и взяточничество в России и при царях, но только в период между 1 марта 1881 года и 28 февраля 1917 года на слова подрядчика: "Я дам Вашему превосходительству три тысячи, – и никто об этом знать не будет", стал возможным переданный потомству директором Горного департамента г-ном Скальковским классический ответ его превосходительства: "Дайте мне пять тысяч и рассказывайте, кому хотите". Подобная атмосфера всегда свойственна предреволюционной эпохе.

Сейчас аналогичная ситуация в стране. Это, во-первых.

В русской традиции не принято доносительство. Это, во-вторых. Думаю, вряд ли удастся сделать из нас американцев, да и не нужно это. А борьбу с коррупцией надо начинать с самого верху. Только тогда у власти останется минимальный шанс самосохраниться. Нужна большая чистка. Ведь они все знают друг о друге. Чего же не доносят? Круговая порука! Надо чистить с головы, а не с хвоста, ведь власть – не рыба. Это, в-третьих. Точка.

Чернов Виталий Вениаминович, кандидат социологических наук:

Мой комментарий таков: Очередная "компанейщина" по борьбе с коррупцией. Маловероятно, что граждане России активно поддержат это предложение власти. В России никогда не поощрялось доносительство или в бытовом варианте «стукачество». «Стукачей» в нашем обществе презирали. Когда нам говорят о том, что данная система "с успехом работает в США и ряде европейских государств", забывают, что Россия не США и не Европа. У нас другие ценности, менталитет и т.д.. Возможно кто-то и откликнется на призыв власти таким образом бороться с коррупцией, но в целом это предложение поддержано не будет. Тем более, что согласно нынешнему УПК подозреваемые и обвиняемые имеют право узнать, по чьему заявлению они привлечены к уголовной ответственности. Кстати, неплохо бы было руководству нашей страны обратить внимание на положительный опыт Китая по борьбе с коррупцией. Там не вводятся крупные штрафы для взяточников и коррупционеров, там их просто приговаривают к высшей мере наказания и расстреливают.

Дорош Андрей Анатольевич, руководитель Воронежского РО "Народного Собора":

Сама по себе идея хорошая. Но, в нашем государстве, за последние десять лет, большинство принимаемых законов и нормативных актов отличаются своей "сыростью" и не проработанностью, особенно если касаются подобных щекотливых, для некоторых категорий граждан, вопросам. К сожалению, и данное законодательное закрепление не является исключением. Например, согласно нынешнему УПК подозреваемые и обвиняемые имеют право знать по чьему заявлению они привлечены к уголовной ответственности, следовательно в отношении лиц оказывающих содействие правоохранительным органом в борьбе с коррупцией нельзя исключать возможность давления во время суда и мести после вынесения приговора со стороны обвиняемых и осужденных, а так же их сообщников. Этот аспект существенно затруднит работу предлагаемого механизма. К примеру, человек донес на крупного чиновника берущего взятки, начались следственные действия, подследственный узнает о том, кто пытается вывести его на чистую воду и на борца за правду начинается давление, которое, скорее всего, закончится тем, что последний заберет свое заявление до суда. И все! Зло не наказано, коррупционер на свободе, а законопослушный гражданин вместо обещанного вознаграждения получает кучу проблем, а то и тюремный срок по статье "за клевету".

Из этого мораль, если правительство действительно хочет бороться с коррупцией, а не делать видимость, то нужно ужесточать наказание за совершенное в этой области преступление не увеличением штрафов, а именно увеличением тюремного срока, а также досконально прорабатывать законодательные инициативы, для их эффективного использования на практике. А то получается одна видимость борьбы с коррупцией, очередная попытка неуклюжего пиара.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.